Авторская позиция как выражение субъективного начала в журналистском тексте (на материале красноярск...

Это, кстати, предусматривают те же кодексы профессиональной этики журналиста. К примеру, в Международных принципах профессиональной этики журналиста

Авторская позиция как выражение субъективного начала в журналистском тексте (на материале красноярск...

Дипломная работа

Литература

Другие дипломы по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ть почти все, кроме самых минимальных, ограничения с прессы, ибо, если бы прессе не мешали, она бы поставляла на рынок идеи и информацию, и из их взаимообмена возникла бы торжествующая истина.

Теория социальной ответственности основывается на философском течении, которое считает чисто негативную свободу недостаточной и бесполезной. В соответствии с этой точкой зрения негативная свобода бессодержательная, она равнозначна тому, чтобы сказать человеку, что он свободен идти, не удостоверившись, не калека ли он. Чтобы быть настоящей, свобода должна быть действенной. Недостаточно сказать человеку, что у него есть свобода достигать своих целей, ему надо предоставить соответствующие средства для их достижения” (23, 141).

Теория социальной ответственности во взглядах на природу человека отличается от постсоветской и либертарианской теорий, где человек рассматривался как изначально нравственное и разумное существо, склонное искать истину и руководствоваться ею. Поэтому люди станут выражать свои мнения, если у них будет свобода слова и печати, и делать они это будут, соблюдая умеренность. Несколько идеалистичный взгляд на человека.

То, как человеческая природа понимается в теории социальной ответственности, может показаться спорной идеей, но она заслуживает, чтобы её упомянуть в данной работе. Поскольку теория социальной ответственности появилась в 20 веке, “она отражает сомнения современной общественной науки и общественной мысли касательно разумности человека. Возникающая теория не отрицает рациональности человека…, но что она действительно отрицает, так это то, что человек внутренне побуждаем искать истину и ею руководствоваться. В теории социальной ответственности человек видится не столько иррациональным, сколько апатичным. Он способен прибегать к разуму, но не любит этого делать. В результате он становится лёгкой добычей демагогов, рекламирующих себя крикунов и всех тех, кто хотел бы манипулировать им в своих собственных эгоистичных целях. Из-за своей умственной лени человек вошёл в состояние бездумного конформизма и по инерции в нём остаётся. Его умственные способности сошли на нет и угрожают атрофироваться. Чтобы остаться свободным, он должен жить разумом, вместо того, чтобы пассивно принимать то, что он видит, слышит и чувствует. Поэтому более бдительные элементы должны понуждать его пользоваться своей способностью к рассуждению. Без такого понуждения человека вряд ли можно побудить стремиться к истине” (23,151).

Несколько скептическое отношение теории к природе человека может вызвать споры, но надо признать, что в этом есть доля истины. Обсуждаемая в последнее время тема разделения “человека-массы” и “человека-индивида”, как мне представляется, с теорией социальной ответственности имеют общие положения. Мы не будем обращаться к проблемам так называемой “массовой культуры”. Скажем лишь, что человек трактуется там, как существо, потребности которого нужно удовлетворять. Такая пресса опускается до уровня среднего обывателя, потакает его интересам, провозглашая при этом, что человеку больше ничего не нужно. Такая задача, как поднимать читателя до более высокого уровня, в цели массовой прессы не входит. Как видим, манипулирование сознанием читателя в этом случае происходит гораздо легче, нежели с образованной аудиторией.

Кстати, осознание ответственности прессы перед обществом рассматривается не только в теоретических работах по журналистике, но и на страницах газет. Затрагивается манипулирование сознанием как основополагающий фактор политических событий, и высказываются позиции отдельных публицистов, осуждающие подобные явления. Однако, рефлексия происходит гораздо реже, чем появляются сами объекты этой рефлексии.

Например:

Изначально кампания протекала так, что борьба идей была исключена. Сейчас всё идёт к тому, что даже борьбы личностей не получается. Какие-то финансовые группировки, лобби, администрация президента, телекомпании, пропахшие нафталином политические деятели, выписанные неизвестно откуда группы поддержки и обличители. Избиратель начинает чувствовать себя лишним на этом празднике жизни. Какие люди бьются. Какие деньги тратятся. Какие цели высокие преследуются.

(Комок, 22.04.98)

Или:

… с определённого момента кампания утратила всякое подобие достоверности. Избиратели уже начали оценивать технологии кандидатов, что на самом деле никуда не годится. Театр ведь. Лей ты клюквенный сок, сколько влезет, но зритель-то должен хоть немного верить, что это кровь. Нет, специально ещё жирными буквами: “Муляж непринуждённого общения с народом”. “Действующая модель друга детей”. “Макет тревоги за судьбу края”. Театр марионеток. Только вместо тонких ниток приличные такие канаты. Толстые. (Комок, 20.05.98)

Раз уж мы перешли от теории к практике, следует отметить, что социальную ответственность прессы, судя по публикациям, осознают далеко не все журналисты. Многие об этом не задумываются в принципе. В целом, об общей тенденции отражения в прессе политических событий говорит следующий пример:

К сожалению, очень мало осталось шансов провести эту кампанию политически корректно, без оскорбительных выпадов по поводу того или иного кандидата. Дай Бог, если я ошибусь, но такого в нашем крае действительно ещё не было, чтобы все претенденты на победу в выборах столь строго и основательно разделили и подчинили себе те или иные СМИ. В большинстве своём и ТВ компании, и газеты, и газетки, и “жёлтые” дайджесты знают хозяина, знают, на кого они сделали ставки, и ещё до начала предвыборной борьбы, в том числе и на этой неделе, уже прошли в эфире некоторые передачи, были опубликованы газетные материалы, из которых можно судить, что меньше всего её участники будут озабочены объективностью излагаемых фактов, а также корректным поведением по отношению к своим противникам. (Красноярский рабочий,23.03.98)

Нельзя сказать, что издания отстранялись от обнародования своей позиции в той или иной ситуации (имеется в виду, политика и, в частности, выборы). Кто-то стремился к пресловутой “прописной” объективности:

“Красноярскому рабочему” удаётся, что и предусмотрено законодательством, сохранять нейтралитет по отношению ко всем кандидатам в губернаторы, предоставляя им равные возможности для выступлений на своих страницах.

(Красноярский рабочий, 27.03.98)

Вообще, в ходе обзора красноярской прессы выяснилось, что такую однозначно правильную позицию высказала только одна редакция. Другая газета, наоборот, постаралась быть объективной, но уже по отношению к собственным возможностям и к существующему положению дел:

Мы никого грязью не обливали, никому рук не выкручивали мы высказывали своё мнение “за” на что имеем полное право!.. С самого начала предвыборной кампании мы решили: ни слова компромата. Ни про кого. Это решение мы выполнили. Статьи “за” были. Про всех. И про Зубова, и про Лебедя. Свои мнения (опять-таки только “за”) высказывали журналисты. Разные мнения. Но мы не испачкались ни агитационной истерией, ни пасквилями, ни психическими атаками… Свои симпатии каждый проявит в день выборов. А газета, наша газета она не массовый агитатор. Мы это поняли несколько лет назад. Мы работаем, чтобы читатели могли читать нас до выборов, после и даже во время. Но не вместо выборов. (Комок, 13.05.98)

Итак, подводя итог первой главы, можно выделить следующее. Первое. Существующие требования, записанные в журналистских кодексах этики, часто не соответствуют действительности и бывают невыполнимы в практике публицистов. В частности, это касается идеализированного представления об объективности журналистики.

Второе. Профессия журналиста субъективна изначально, поскольку пишущий, в первую очередь, должен быть личностью со своими взглядами принципами и жизненной позицией.

Третье. Субъективность публикаций признаётся также и системой жанров текста, поскольку, например, в таком жанре как комментарий, позиция публициста является основополагающей.

Четвёртое. Историческое отступление в вопрос трансформации роли журналиста и его текста показало, что субъективность и позиция соединены между собой причинно-следственной связью, второе является следствием первого.

И, наконец, пятое. Осознание этого утверждения приводит журналиста к тому, что он начинает понимать ту ответственность перед обществом, которая возлагается на него за выражение своей позиции, взглядов, представлении о том или ином событии. В противном случае, аудитория становится объектом неосознанного, но чаще всё же умышленного, манипулирования. К сожалению, сегодняшняя действительность подтверждает, что это так.

Далее будет рассмотрено, какие приёмы и способы применяют красноярские журналисты для выражения своих субъективных позиций и насколько эти способы связаны с манипулированием сознанием.

 

Глава 2. Психологические приёмы и способы проявления позиции журналиста.

 

“Любая информационная деятельность, затрагивающая интересы и потребности людей - независимо от того, касается ли она вопросов политики, экономики, социальных проблем, - направлена не только на информирование людей, но и на формирование или изменение их позиций, точек зрения” (15, 76).

В социальной психологии хорошо известно понятие референтных групп. Смысл их означает, что в любом сообществе людей есть лица, к мнению которых остальные прислушиваются с особым вниманием и доверием. Эти лица определяют групповые ценности своего общества, на которые ориентируется каждый, кто считает себя принадлежащим к этому обществу. В первую очер

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>