"Новый русский" как фольклорный персонаж

Автор впервые услышал словосочетание “новый русский” весной 1992 г. от человека, который причислял себя к этой, тогда только еще возникавшей,

"Новый русский" как фольклорный персонаж

Статья

Культура и искусство

Другие статьи по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией

Новый русский" как фольклорный персонаж

Алексей Гетманцев

Цикл - естественная форма бытования анекдотов. В поле зрения исследователей попали уже многие бытующие в настоящее время циклы. Но практически во всех исследованных циклах главные персонажи имеют литературный, или скорее, кинематографический прототип. В анекдоте материал (книга, фильм, мультфильм) претерпевает три стадии изменений: абсурдизация готового мотива; инверсия качеств персонажа; возникновение метатекстов ("квазианекдотов"). Однако исследование только циклов с персонажами, имеющими прототипы, затрудняет и постановку, и разрешение важных теоретических вопросов: о принципах циклизации, о взаимодействии циклов и об их бытовании.

Автор впервые услышал словосочетание “новый русский” весной 1992 г. от человека, который причислял себя к этой, тогда только еще возникавшей, социальной группе. Тогда в это определение вкладывался позитивный смысл. Этимологически русское выражение “новый русский” восходит к английскому “new russian” и является калькой. Словосочетание “new russian” начало употребляться в зарубежной англоязычной прессе на рубеже 80-х 90-х гг. и несло позитивную оценку с оттенком удивления: очень непривычно смотрелись на Западе первые постсоветские бизнесмены. Очевидно, сначала наименование “новый русский” было самоопределением и самоназванием. Следующий этап, хронологически почти неотделимый от первого это отрыв названия “новый русский” от среды, его породившей. В языке представителей других социальных групп это было “чужое слово”, обозначавшее чужака, “не такого, как мы”. Начинала работать оппозиция “свой/чужой”. Она реализовывалась во всех сферах и на всех уровнях; особенно это заметно в языке. Образ чужака в фольклоре, как многократно было доказано, - традиционный объект насмешек. Здесь обнаруживается явное типологическое сходство с «представителем глупого народа» то есть образом традиционных анекдотов и бытовых сказок. Но для того, чтобы насмешливо-отрицательное отношение к “чужаку” проявилось в форме фольклорных произведений, “чужак” должен стать художественным образом, персонажем, подчиняющимся законам жанра (в данном случае современного народного анекдота). Цельный, характерный, узнаваемый персонаж является центром любого цикла анекдотов. Он формируется тремя аспектами: действие и взаимодействие с другими персонажами, в которых герой проявляет свои качества; стиль и другие особенности речи; портретная характеристика (включая атрибуты). Отправной точкой для создания образа “нового русского” служит некий собирательный образ типичного представителя этой социальной группы, сложившийся в массовом сознании.

Какие же действия совершает фольклорный “новый русский” и как и с какими другими персонажами он взаимодействует? “Новый русский” покупает безумно дорогие машины (“кузов платиновый, бампер золотой, колеса серебряные…”); яхты (“паруса малиновые, мачты веером!!!”); картины (“ранний Сальвадор Дали”); замки и виллы; модную и стильную одежду (“пиджак на мне от Версаче…); ювелирные украшения для себя и жены (“цепь золотую, килограммов на десять”) и другие атрибуты немыслимого, непомерного богатства.

“Новый русский” часто ездит за границу (в Америку, в Париж, на дорогие курорты), ест деликатесы (“суп из акульих плавников”, “филе из лягушачьих лапок”). Его отдых пьянки в ресторанах, игра в казино, общение с “девочками”.

Как ясно из цитат, ценность всех вещей, которыми обладает или которые приобретает “новый русский”, гиперболизируется: если машина то «шестисотый” (желательно целиком из драгоценных металлов), если жилье то средневековый замок или огромная вилла, если украшения то тяжелая золотая цепь или бриллианты не встречающихся в природе размеров. Квинтэссенция гиперболизированного богатства “миллиард баксов на счету в швейцарском банке”.

Примерно половина анекдотов о “новых русских” посвящена их взаимодействию между собой. “Новые русские” хвастаются своим богатством, рассказывают друг другу о своем отдыхе и о заграничных впечатлениях, просят друг у друга взаймы. При этом в долг никто никому не дает (или дает, но на абсолютно абсурдных условиях), в рассказах о Париже фигурирует “Фефелева башня”, а на курорте “новый русский” выходит из воды в ластах, малиновом пиджаке, зеркальных очках и с сотовым телефоном.

“Новый русский” как образ наиболее выразительно раскрывается во взаимодействии с другими персонажами. Этих персонажей по отношению к самому “новому русскому” можно разделить на пять групп.

Первая группа это “специалисты”, то есть мастера своего дела, профессионалы в какой-либо области (искусствовед, архитектор, врач, автослесарь, страховой агент и т.д.).

Вторая группа люди, принципиально противопоставленные “новому русскому” по своим социокультурным характеристикам (панк). Третья сверхъестественные персонажи (золотая рыбка, черт, ангел). Как своеобразный аналог сверхъестественному персонажу может выступать компьютер. Четвертая группа персонажей, с которыми может взаимодействовать “новый русский”, обладает минимальным набором характеристик. Такой персонаж именуется “человек”, “мужик”, “прохожий” и т.п.

Взаимодействие со “специалистами” иллюстрирует невежество и самонадеянность “нового русского”. Автослесарь делает ему в машине обруч, чтобы поддерживать голову, которую оттягивает золотая цепь:

Новый русский приходит в автосервис. Находит бригадира автослесарей.

Вот хочу тут на свой “Мерседес” всяких прибамбасов наставить.

Нет проблем. Вот прайс наших услуг. Выбирайте и пишите заказ.

Через какое-то время бригадир подходит и смотрит лист заказа.

Так, эти нахлобучки мы поставим, эти мульки тоже... А это что за обруч для головы, такого в прейскуранте нет!

- Да это, понимаешь, я сам придумал. Цепь золотая голову оттягивает, поддержать надо...

(“Анекдоты о новых русских”)

)Страховой агент объясняет, что если “новый русский” сам подожжет свою виллу, то вместо страховки получит лет пять тюрьмы. Архитектор строит бассейн, в который “новый русский” не будет наливать воду (“некоторые братаны не умеют плавать”). Точное выполнение абсурдных заказов и профессиональная невозмутимость персонажей-мастеров демонстрируют их психологическую победу над “новым русским”.

Встреча “нового русского” и панка на самом деле выявляет достаточно сложную социальную и психологическую коллизию. “Новый русский” едет на “Мерседесе”, его одежда, обувь, часы стоят целое состояние. Он “сливки общества”, потребитель высшей пробы; мода и стиль существуют ему на потребу.

Панк сидит на обочине в грязи. Он одет в лохмотья, обвешан консервными банками, на голове прическа-ирокез. Он отбросы общества потребления, «человек со свалки», циник и негативист, демонстрирующий это всем своим видом. Смешно уже то, что противоположности сходятся. Облику обоих персонажей свойственна повышенная знаковость, они оба подчеркивают (прежде всего внешне), что они не такие, как все. Соль же анекдота в том, “новый русский” не узнает “своего”, да он и не в состоянии этого сделать. Он советует панку выделяться не видом, а умом. Рассказчик этого анекдота интуитивно ощущает, что “новый русский” и панк очень похожи друг на друга, но панк оценивает себя адекватно, а “новый русский” нет.

Однажды новый русский встретил панка оборванного, раскрашенного, с зеленым “ирокезом” вместо прически.

Ну ты даешь, братан! восклицает новый русский. Зачем тебе все эти прибамбасы?

Да вот, понимаешь, выделиться хочу, отвечает панк.

Э-э-э... Вот смотри пиджак на мне от Кардена, пятнадцать штук баксов стоит. Стильный. Вот часы на руке. “Ролекс”. Между прочим, пять штук баксов. Галстук от Версаче, так, мелочь, всего штука баксов. Ботинки по индивидуальному заказу восемь штук... Умом надо выделяться! Умом!!!

(Архив автора, 2000 г., самозапись)

С каждым сверхъестественным персонажем “новый русский” взаимодействует по-своему. Золотая рыбка пытается выполнить все желания “нового русского”, но ни в одном известном автору анекдоте не в состоянии этого сделать. Рыбка может остановить войну, но не может сделать жену “нового русского” красивой. Важно то, что в анекдотах, где фигурирует золотая рыбка и “новый русский”, хозяином положения является этот последний. Рыбка выступает как подчиненный, зависимый от “нового русского” персонаж. Неравноправность героев отчетливо видна по индивидуальному стилю речи каждого: рыбка обращается к “новому русскому” “добрый человек”, “брат”, а он ее называет “вонючей селедкой”, “тухлой килькой” и обещает, если его желания не будут выполнены, пустить золотую рыбку на воблу.

Новый русский поймал золотую рыбку.

- Добрый человек, отпусти меня в море синее, взмолилась рыбка, я любые три твои желания выполню!

- Нет, четыре. Сначала три, а потом еще одно.

А по сказке положено только три.

Ты, селедка вонючая! Я ж тебя сейчас высушу и пиво закушу. Еще указывать мне будет, килька тухлая!

- Хорошо, хорошо, пусть будет четыре. Загадывай.

Хочу лимон баксов.

Перед новым русским появляется мешок с баксами.

Так, теперь хочу, чтобы война в Чечне закончилась,

у меня от нее одни убытки.

Слушай, мне это не по зубам. Это же высокая политика, большие люди...

На воблу пущу!!!

Война в Чечне стремительно заканчивается.

-Так, а теперь мне надо две группировки помирить. Одна из меня деньги вышибает, другая меня покрывает, а они между собой в контрах.

Нет, это нереально. Они друг друга ненавидят.

- А я тебя с пивом!!!

Группировки резко начинают дружить.

А теперь последняя просьба. Жена у меня редкостный крокодил. Разводиться не хочет, достала до невозможности. Хотел замочить, так она без охраны не ходит. Сделай из нее красавицу и чтоб характер был у нее ласковый и добрый.

Н

Лучшие

Похожие работы

1 2 3 > >>