"Новая российская идентичность": исследование по социологии знания

Революционаристский тип. Имеются в виду радикально настроенные новые "западники". Россия для них задворки Западной Европы, евро-американской, или мировой цивилизации.

"Новая российская идентичность": исследование по социологии знания

Курсовой проект

Социология

Другие курсовые по предмету

Социология

Сдать работу со 100% гаранией
блуждения, либо продуманная политико-идеологическая стратегия, направленная в конечном счете на подрыв российской государственности, евразийской православно-мусульманской цивилизации вообще. Сформировать новую российскую идентичность это означает в новых исторических условиях, то есть в постиндустриальную информационную эпоху, когда Запад бросил России вызов "глобализации", сохранить евразийскую (имперскую) цивилизационную и русскую национально-культурную идентичность России, возродить традиции сильной государственности, но не впасть в крайность теократического панславизма, который столкнул бы Россию одновременно и с Западом, и с мусульманским миром. Интеграция России-Евразии (империи) в мировое сообщество должна быть геополитически выверенной и сбалансированной, то есть ориентированной в зависимости от национальных приоритетов и интересов в разной мере на разные государства и регионы мира. Она должна происходить по мере выхода России из глубочайшего общественно-системного кризиса, формирования новой российской идентичности по принципу диалога культур и исключать одностороннее влияние, а тем более идеологическое вмешательство. Последнее предполагает выработку концепции информационной и духовной безопасности РФ. Прежде всего надо дать решительный отпор европо- и американоцентризму ("западнизму"), выдающему себя на словах за "глобализацию" на базе "общечеловеческих ценностей", но на деле отождествляющему западную цивилизацию с общечеловеческой, а прогресс со всемирной вестернизацией. Дистанцирование от Запада и фильтрация его влияния необходимы также потому, что экспортируемый им деморализующий постмодерн доходит до России быстрей модерна.

Таким образом, России требуется временный партикуляризм, с экономическим, культурным и прочим протекционизмом, но ей противопоказан изоляционизм, ведущий к деградации и автаркии. В политическом измерении к данной группе относятся авторы, настроенные либерально-консервативно, консервативно или национально-патриотически; "державники", настаивающие на определении РФ как империи; новые коммунисты; неоевразийцы; традиционалисты и т. п.

Фундаменталистский тип. Имеются в виду радикально настроенные новые "славянофилы". В настоящее время это преимущественно русофилы (правда, к "русским" они часто относят "великороссов", "малороссов" и "белорусов", исключая иногда "малороссов"), поскольку идея панславизма не очень популярна. Их национализм имеет откровенно этноцентрический характер. Россия для них русская цивилизация, Святая Русь, страна для русских. Они не довольствуются утверждением, что Россия самобытная цивилизация с уникальной национальной культурой, собственной традиционной системой ценностей, что у нее особый реально-исторический путь, особая идейно-историческая миссия, и настаивают на цивилизационной исключительности России, ее богоизбранности, национальном превосходстве русских над другими народами (перечисляются доказывающие это исторические и культурные факты, черты национального характера), иногда доказывается расовое превосходство русских как элитной части славянства, относящейся к наиболее чистой и древней арийской расе (перечисляются доказывающие это исторические, археологические, этнологические, антропологоческие, в частности, краниологические, и другие факты). По их убеждению, исконные российские особенности "загадочная русская душа", "российский менталитет", "русская духовность" и т. п. не просто составляют специфику социальной реальности в России, но лежат в основе российской общественной жизни и истории. Более того, они не доступны для понимания нерусских.

Признавая существенное сходство России с некоторыми другими цивилизациями, как правило древнеазиатскими, новые радикальные "славянофилы" акцентируют внимание на предустановленной антагонистичности Запада русской цивилизации и культуре, фатальной враждебности для русских всякого западного влияния (перечисляются прошлые злодеяния Запада, угрозы, исходящие от него в настоящем и ожидаемые в будущем). Появляется явно выраженный юдофобский, антисемитский мотив; у расистов ксенофобия и ненависть распространяются на все неарийские народы. Проблема модернизации в рамках этой парадигмы вообще не стоит, поскольку модернизация безапелляционно отождествляется с вестернизацией и, соответственно, с нежелательными культурными и расовыми смешениями. Сформировать новую российскую идентичность означает вернуться к исконным истокам русской национальной культуры (не только и не столько дворянской и боярской, сколько древнерусской народной), отыскать нетленные духовные семена предков, затоптанные в грязь чужеземцами, инородцами, иноверцами, прозападными отщепенцами и дегенератами и, наконец, возродить их на современной почве. Сделать это трудно, ибо родная почва иссохла и загажена: требуются духовное очищение, с одной стороны, и расово-этнические чистки, а также долгосрочная программа "человеководства", вкючающая методы как позитивной, так и негативной евгеники, с другой. Возвращение государства российского в когорту великих мировых держав из нынешнего упадка, до которого его довели спецслужбы Запада вкупе с агентами влияния в основном евреями и инородцами, захватившими средства массовой информации, банки и большинство естественных монополий, возможно только через победу России в противостоянии с Западом, начавшим новый "крестовый поход" на Россию как главного врага посредством так называемой глобализации. Тут необходим не только радикальный протекционизм во всех сферах (прежде всего духовно-культурной) требуется ставить заслон, подобный "китайской стене", а также активно готовится к войне. Речь идет уже не о временном инструментальном партикуляризме, а о целевом партикуляризме самоизоляционизме на базе национальной и расовой исключительности, вплоть до автаркии. Политическое измерение данной ориентации включает национально-культурных или религиозных (православных) фундаменталистов, ультранационалистов, националистических экстремистов, национал-шовинистов, национал-большевиков, (лимоновцев), нацистов (расистов).

Общее формальное описание типов

Для дискурсивного пространства "национальной идентичности" характерна поляризация: оно явно разрежено в центре и отличается повышенной плотностью по краям. Можно сделать вывод о недоразвитости и слабости в России 1990-х годов центристски ориентированного мышления по национальному вопросу, соответственно, о развитости и влиятельности в ней радикально ориентированных интеллектуальных и политических сил. Наблюдается дефицит позиций традиционного "левого" спектра. Все многообразие авторских позиций в целом смещено с левого края к правому. Это, в частности, выражается в том, что "новые коммунисты" в России по преимуществу правые, значительна доля либеральных консерваторов, соответственно, и центр не служит точкой равновесия, а скорее более правый, чем левый.

Революционаристский и фундаменталистский типы объединяет явно выраженный негативный эмоциональный заряд, а также скрытый, незаметный на первый взгляд ресентимент. Если негативные эмоции выражаются в отдельных резких, категоричных, максималистских оценках (а потому легко устраняются), то ресентимент играет существенную роль в формировании системы оценочных суждений в целом. С некоторой долей преувеличения можно назвать крайние типы дискурса ресентиментными. Во всяком случае, в них наблюдается тенденция выдавать ненависть к своим оппонентам (препятствиям на пути прогресса либо врагам русской нации) за любовь к своей стране и народу.

Список литературы

По расчетам Г.С. Батыгина, в 1990-е годы по теме "российская идентичность" в России опубликовано около 1500 книг и 3 тыс. статей.

Более полно эта точка зрения отражена в публикации: Малинкин А.Н. Понятие патриотизма: эссе по социологии знания // Социологический журнал. 1999. N 1/2. С. 107-110.

Малинкин А.Н. Патриотизм и социальные общности // Социологический журнал. N 1999. 3/4. С. 70-72.

Takeishi C. Japanese National Identity in Transition: Who Wants to Send the Military Abroad? // International Sociology. 1996. No. 11. P. 241.

 

Похожие работы

<< < 3 4 5 6 7