Использование традиционных форм сатирического изображения действительности в произведениях Н.В.Гогол...

За типично сказочным началом следует вдруг неожиданное уточнение, содержащее конкретно-исторический намек: “И был тот помещик глупый,

Использование традиционных форм сатирического изображения действительности в произведениях Н.В.Гогол...

Реферат

Литература

Другие рефераты по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
слухи о том, что нос то прогуливается по Невскому проспекту, то по Таврическому саду, то он будто бы находился в магазине и т.п. Для чего введена такая форма сообщения? Сохранив форму таинственности, автор высмеивает носителей этих слухов.

Многие критики отмечали, что повесть “Нос” ярчайший образец гоголевской фантастики, пародия, прекрасная насмешка над всеми современными предрассудками и верой в сверхъестественные силы.

Все страшное, фантастическое, уродливое, что описал Гоголь: будь это ссора между Иваном Ивановичем и Иваном Никифоровичем, или нос в мундире статского советника, или шинель, которая стала символом жизни маленького чиновника, а ее украли; или торговля мертвыми душами, сомнения помещицы Коробочки, не продешевила ли она в этой торговле, - все описано Гоголем с одной-единственной целью, которую Некрасов определил так: “Он проповедовал любовь враждебным словом отрицанья”. Мы видим в авторе и яркого реалиста, и тонкого лирика, и смелого сатирика.

«Сказки» М.Е.Салтыкова-Щедрина как сатирический жанр литературы.

 

“Сказки” принадлежат к числу лучших произведений Щедрина. Как и все его творчество, они проникнуты современностью, посвящены основным вопросам русской жизни. Но в них с особой силой проявились глубина щедринской сатиры, гражданское мужество, гуманизм писателя. Большая часть сказок создана в “страшную эпоху” (так он сам назвал 80-е годы XIX столетия). Царское правительство после жестокого убийства Александра II особое внимание уделяло борьбе с “крамольной” мыслью. Исключительно трудным было положение Салтыкова-Щедрина. “В настоящее время нет писателей, более ненавидимого, нежели я”, - писал он в одном из своих писем. Именно в этот период Щедрин находит весьма действенный способ борьбы: он создает политическую сказку-сатиру.

В 80-е годы сказочный жанр был широко распространен в русской литературе. В это время появляются народные рассказы Л.Н.Толстого, сказки-аллегории В.М.Гаршина, легенды В.Г.Короленко. Создавая свои произведения, писатели по-разному используют возможности, заложенные в сказочной манере повествования. Общим остается одно: в исторической обстановке тех лет наиболее целесообразным является обращение именно к жанру сказок. Сказочная манера изложения позволяла, затрагивая острые социально- политические вопросы, обойти препоны цензуры. Форма сказки с ее мудрой простотой оказалась наиболее удобным средством общения с народом. Пожалуй, это была главная причина, обусловившая распространение сказочного жанра в литературе. И “Сказки” Салтыкова-Щедрина стали по праву вершиной русской сатиры.

По содержанию сказки собрали в единый фокус все мысли, наблюдения сатирика над жизнью страны. Три из них- “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Пропавшая совесть” и “Дикий помещик” были написаны в конце 60-х годов, остальные- в 80-е годы.

Слово “сказка” может сначала обмануть читателя. И хоть в “сказках” Салтыкова действительно много традиционных сюжетов, образов, заимствованных из русского фольклора, но они представляют собой “совершенно особый, самостоятельно созданный на фольклорной основе сатирический жанр в его творчестве”. Сказки Салтыкова-Щедрина основаны на современном писателю материале. Поднимая политические, философско-исторические и моральные проблемы своего времени, эти маленькие произведения помогли читателю осмыслить социальные и моральные основы человеческой жизни.

Тематически сказки можно разделить на три группы: 1) сатиры, направленные против политики российского самодержавия и правящих классов; 2) сатиры, изображающие жизнь народа в России; 3) сатиры, обличающие психологию обывательски настроенной интеллигенции и ее поведение.

Смелым разоблачением самодержавия явилась сказка “Медведь на воеводстве”, напечатанная лишь после революции 1905 года. Сказка “Орел-меценат”, критикующая деятельность власти на ниве просвещения, тоже появилась в печати после 1905 года. Вывод сказки- “орлы для просвещения вредны”; но не менее вредны “беспринципные, холопствующие перед властью во имя своих карьеристских целей и материальных выгод деятели культуры, представленные в образах соловья, снегиря и дятла”.

Помимо критики всего отрицательного в России, Щедрин исследует социальные основы, поддерживающие этот строй. Сказка “Дикий помещик”, издеваясь над главной опорой самодержавия - дворянами- помещиками,- не избегает “больного” вопроса о неразвитости народных масс.

Тема бедствий народных звучит и в “Диком помещике”, и в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил”, и в сказке-притче “Кисель”. Но с особым трагизмом поднимается она Щедриным в “Коняге”. «В сказке “Коняга”, - писал критик Е.Гаршин,- с живостью и эпической силой былины о Микуле Селяниновиче воплощен в конкретный образ настоящий народный труд, коло которого похаживают со своими суждениями и славянофилы, и западники, и народники, и мироеды, которым всем вместе сатирик бросил в лицо самый едкий сарказм, представив их речи в обиднейшей пародии и заставив их в конце сказки вопить на Конягу: “Но, каторжный, но…”»

Важной для Салтыкова-Щедрина была и сказка “Карась-идеалист”, основная тема которой “непримиримость социальных противоречий и неудачные попытки устранить их”. Карась честный, самоотверженный поборник идей социального равенства. Его идеалы разделяет и сам Щедрин. Однако вера карася в “бескровное преуспевание”, его надежда на пробуждение совести в щуке - наивны. Возможно ли достичь социальной гармонии путем только морального перевоспитания хищников? До конца жизни Салтыков возлагал надежды на “убежденное слово”, отвергая революционное насилие, искал выхода из этого “драматического противоречия”, но так и не нашел.

“Крамольность” щедринских сказок была очевидна. Насколько они были оригинальны по форме, насколько искусно Щедрин пользовался в них “сказочной манерой” повествования, настолько они были сильны в своем сатирическом изобличении.

Салтыков-Щедрин, используя типично фольклорные выражения, наполняет свою сказку идейно-политическим смыслом. Предмет его сатирического осмеяния не только глупые, беспомощные и жадные генералы, но и безропотно повинующийся им мужик. Ведь народу, убежден был Салтыков-Щедрин, более всего нужно было ясное сознание собственной обездоленности. Только тогда обретет он силу, и претворится в жизнь его вековая мечта о справедливости.

Царская цензура с жестоким постоянством преследовала Салтыкова-Щедрина. “Чего со мной не делали!- писал он, - и вырезывали, и урезывали, и перетолковывали, и целиком запрещали, и всенародно объявляли, что я- вредный, вредный, вредный”. В борьбе с цензурой Салтыков-Щедрин обращался к эзоповой речи. Эзопова речь- это целая система обманных приемов, призванных выразить художественно-публицистическую мысль не прямо, а иносказательно. Эзопова речь- это победа художника над внешним гнетом, остроумной мост к читателю, не подсудный враждебной литературе, юридическим законоположениям и требующий от самого читателя особых, сверх обычного, усилий.

Нужно было сатирику намекнуть на чье-то пристрастие к шпионству и доносам, употреблял он иронические выражения, вроде “сердцевед”, “командированный чин”, “собиратель статистики”. Дикий произвол начальства именовал “цивилизацией”, а пощечины, которые доставались мужику от полицейских,- “аплодисментами”. Достаточно было одного междометия “фюить!”, чтобы читателю стало ясно, что речь идет об аресте и ссылке неугодного властям человека. Ссылка имела и другие иносказательные обозначения: упечь “в края, куда Макар телят не гонял”, послать на предмет “акклиматизации”. С одним из устойчивых щедринских эзоповских определений ссылки в провинциальную российскую глухомань мы встречаемся и в сказке “Дикий помещик”: “Чем это пахнет? уж не пахнет ли водворением каким? например, Чебоксарами? или, быть может, Варнавиным?”

Важно помнить, что эзопова речь- это не только отдельные слова и словосочетания, имеющие иносказательный смысл. Сама условная сказочная форма у Салтыкова-Щедрина носит эзоповский характер, позволяя высказать далеко не сказочные, горькие истины, открывать читателям глаза на сложные вопросы общественно-политической жизни. В этом сатирику помогает умелое использование причудливого соединения фантастического и реального в сказке с гротескными формами изображения действительности.

За типично сказочным началом следует вдруг неожиданное уточнение, содержащее конкретно-исторический намек: “И был тот помещик глупый, читал газету “Весть” и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое”. Помещичья глупость, выливающаяся в чтение крайне реакционной, крепостнической газеты “Весть”, помещичья дебелость- такое внезапное и вроде бы алогичное сближение внешне не соединимого вызывает обычно комический эффект. Затем в комическом же и бытовом, драматическом ключе передана история реальных отношений помещиков и крестьян после отмены крепостного права. Глупый помещик полон страха, что мужики у него все добро “приедят”. “Освобожденные? крестьяне? куда ни глянут - все нельзя, да не позволено, да не ваше!” Не стало житья мужику. Вконец отчаявшиеся крестьяне взмолились: “Господи! Легче нам пропасть и с детьми с малыми, нежели всю жизнь так маяться!” Следующая фраза очень важна в общем композиционном строе сказки: исполнилось желание мужиков, “услышал милостивый Бог слезную молитву сиротскую, и не стало мужика на всем пространстве владений глупого помещика”. С этих строк читатели и слушатели становятся живыми свидетелями фантастического сказочного “эксперимента”, который предложен сатириком: что же могло бы остаться с помещиком, если лишить его крестьян, оставить наедине с самим собой, на полном, так сказать самообеспечении.

Далее читатель становится свидетелем комических сцен, в которых “исследуются” все происходящие с глупым помещиком превращения:

Лучшие

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>