Авиаэскадрилия Нормандия-Неман

Два “Яка” 18 НАЛ поднялись на перехват двух “Фокке-Вульфов”, которые пересекли линию фронта, очевидно, совершая разведывательный полет. Ведущим пары пошел

Авиаэскадрилия Нормандия-Неман

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ается. А когда горит “Як”, все заканчивается быстро. Единственное спасение парашют. Фельдзер открывает фонарь кабины. Ослепленный дымом и огнем, он выпрыгивает с парашютом и... опускается на территорию, занятую немцами, где его захватывают в плен.

С обожженными руками и лицом, ничего не видя из-за распухших от ожогов век, он едва ощущает удары, которые сыплются на него градом. Фельдзера приводят на командный пункт, а затем переправляют в штаб. Там его подвергают нескончаемым допросам, которые сопровождаются ударами и угрозами.

Вы же француз! Почему вы сражаетесь в России? Значит, за деньги? Вас сейчас расстреляют на месте! Где находится ваш полк гнусных изменников?..

И удары опять сыплются на распухшее лицо Фельдзера. Но мужество и сила воли его таковы, что немцы, не сумев сломить его дух, отказываются от дальнейших допросов.

Однако приключения Фельдзера на этом не закончились. Его бросили в лагерь военнопленных. Оттуда он бежал, пересек Германию и пробрался во Францию с намерением немедленно вернуться в Россию. Но на это у него не хватило времени. Конец войны застал Фельдзера в одной из балканских столиц, откуда он пытался самолетом добраться до Москвы.

Несколько часов спустя после печального случая с Фельдзером аспирант Пинон, выпрыгнув с парашютом из машины, подбитой зенитками, также попал в плен. Позднее мы узнали, что он был зверски убит, как и большинство, наших летчиков, захваченных фашистами...

1 сентября мы оказываем авиационную поддержку русской пехоте и танкам, которые проводят разведку боем с целью прощупать немецкую оборону к югу от Немана. Собственными глазами мы наблюдали исключительно четкое взаимодействие советской пехоты и авиации. Штурмовики, Пе-2, Ла-7, Як-3 подвергают непрерывным бомбардировкам и обстрелу укрепленные позиции немцев. Особенно страшные разрушения производят штурмовики. Это настоящие крылатые танки.

На следующий день вылетаем на “свободную охоту”. Во время одного из таких вылетав ветеран первой эскадрильи Дешане, захватил врасплох немецкий танкер с бензином, на корме которого развевался огромный флаг со свастикой. Команда судна, не разобравшись в отличительных знаках, приветствовала его самолет, дружно размахивая руками. Даже находясь один в кабине, Дешане не может удержаться, чтобы не сострить: “Я вас заставлю сейчас попрыгать!” Он делает разворот почти над водой, и вот самолет уже над судном. Пулеметы и пушка выплевывают огненные очереди. После второго захода весь мостик залит кровью. После третьего захода судно, на котором то здесь, то там вырываются языки пламени, теряет управление и, вертясь на водоворотах, скользит вниз по течению. Скоро оно налетает на сваи моста и взрывается. Эта последняя победа перед отлетом в Антонове новая веха на пути к Франции или, точнее не будем излишне красноречивы, на пути в Пруссию.

Антонове это небольшая деревушка, которая связывает Каунас с Кенигсбергом. Она стоит в 30 километрах от границы с Восточной Пруссией, в самом сердце района песков и сосновых лесов.

За время пребывания в Антонове полк пережил период наиболее активных боевых действий. Без преувеличения можно сказать, что никогда такая грозная опасность не нависала над нами. С 19 сентября по 27 октября 1944 года задания, воздушные бои, штурмовки непрерывно сменялись в каком-то дьявольском ритме. Все летчики без преувеличения проделали громадную работу. Таких результатов, которых они добились за весьма короткий промежуток времени, не имела никакая другая истребительная группа в мире.

Теперь время исчисляется не днями, а боевыми вылетами, особенно заданиями по штурмовке. Для каждого находится паровоз, поезд, баржа, колонна автомашин, ферма, командный пункт... Для этой тактики постоянного изматывания противника все средства хороши.

На третью эскадрилью возложили оборону Таураге. Завязываются воздушные бои. Равных по интенсивности и жестокости боев еще не знали. Немецкие истребители постоянно в воздухе. Радио безостановочно предупреждает:

444... В воздухе “Мессеры” и “Фокке-Вульфы”... (444 условный сигнал по радио обозначающий “вижу противника”.)

16 октября в 14 часов третья эскадрилья совершила боевой вылет и, сбив один “Мессершмитт” и один “Фокке-Вульф”, открыла счет “Нормандии” в эти героические дни. Семь дней велись непрерывные воздушные бои. Не проходила и десяти минут после вылета, как в воздухе уже завязывалась схватка. Теперь все летчики полка открыли свой боевой счет. Число побед быстро росло. Цифры говорят сами за себя. 16 октября летчики полка, совершив 100 вылетов, уничтожили 30 вражеских самолетов, не потеряв ни одного своего! Это был неслыханный успех. 17 октября “Нормандия” совершила 109 вылетов и уничтожила 12 самолетов врага.

18 октября сбито 12 самолетов, в том числе пять “Хейнкелей”. 20 октября совершен 71 вылет, 11 вражеских самолетов записано в актив “Нормандии”. В целом за четыре дня наступления было выведено из строя более 70 немецких самолетов. 22 октября было сбито 13 “Фокке-Вульфов”, 23 октября 8 “Фокке-Вульфов” и один “Мес-сершмитт”. Вылеты не прекращаются. Но физическое состояние летчиков оставляет желать лучшего. “Нормандию” отмечают в приказе Верховного Главнокомандующего за сто побед за семь дней.

Всего за месяц боев летчики полка “Нормандия” совершили 1060 боевых вылетов, провели 59 воздушных боев и сбили 110 самолетов противника.

В Антонове личный состав полка “Нормандия” узнал о награждении советскими орденами большой группы французских летчиков. Среди награжденных были Пьер Пуйяд, Марсель Альбер, братья Рене и Морис Шалль, Морис де Сейн (посмертно) и другие.

За успешное участие в боях по форсированию Немана приказом Верховного Главнокомандующего Советскими Вооруженными Силами полку было присвоено почетное наименование “Неманский”, и он стал называться полком “НормандияНеман”.

ПОСЛЕДНИЕ БОИ

28 октября подполковник Пуйяд неожиданно объявил, что время его пребывания здесь окончено и он уезжает в Москву, чтобы оттуда отправиться во Францию. Командование полком “НормандияНеман” принял майор Луи Дельфино.

В конце декабря перед полком была поставлена задача по прикрытию сухопутных войск, перешедших границу Восточной Пруссии.

К началу 1945 года войска 3-го Белорусского фронта сосредоточились для действий против восточнопрусекой группировки противника.

Утром 13 января 1945 года артиллерийская подготовка возвестила о начале нового крупного сражения. В первые, два дня наступления авиация 1-й воздушной армии действовала с максимальным напряжением. Немецкое командование также активизировало действия своей авиации. В борьбу с немецкой авиацией вступили 303 ИАД и французские летчики.

16 января все шесть воздушных боев летчики полка “НормандияНеман” провели почти при двойном количественном превосходстве противника, и, несмотря на это, при одной боевой потере они сбили 18 и подбили 3 немецких истребителя Fw-190. Особенно отличился младший лейтенант Жак Андре, сбивший четыре и подбивший один Fw-190, старший лейтенант Робер Кастэн, младшие лейтенанты Леон Углов, Пьер Блетон и Пьер Лорийон, сбившие по два самолета.

Авиационный полк “НормандияНеман” совершил в январе 454 боевых самолето-вылетов. В воздушных схватках летчики сбили 49 и повредили 15 немецких самолетов. С боевого задания за это время не вернулись 4 французских летчика. В январских боях среди французских летчиков особо отличились Ж. Андре, сбивший 7 самолетов, П. Блетон, Р. Соваж, Р. Ирибарк и Р. Марки, одержавшие по 4, 5 и 6 побед.

В феврале и марте 1945 года, когда наземные войска 3-го Белорусского фронта вели бои с противником, прижатым к побережью Балтийского моря, советские ВВС стали полными хозяевами в небе. Немцы нападали только на одиночные или отставшие от группы самолеты. В бой с группой ввязывались редко. Становилось все более очевидным, что на штурмовки немецкое командование было вынуждено посылать, недоучившихся курсантов: они робко держались в строю, ходили, плотно прижавшись друг к другу, разбегались при первой же атаке советских истребителей. Это уже были не те кадры, которые начинали войну.

В конце февраля полк “НормандияНеман” сменил место своего базирования и расположился на аэродроме недалеко от местечка Фридланд. Не более 10 километров теперь отделяло аэродром полка от линии фронта.

Бои по ликвидации окруженной немецкой группировки южнее Кенигсберга близились к концу. Принимая непосредственное участие в ее разгроме, французские летчики 25 и 26 марта произвели 113 самолето-вылетов, провели несколько воздушных боев и сбили 4 немецких самолета. Жак Андре одержал в те дни пятнадцатую личную победу. Столько же сбитых самолетов стало и на счету Роже Соважа.

Когда участь окруженных немецких войск юго-западнее Кенигсберга была предрешена, силы авиации 1-й воздушной армии стали постепенно перенацеливаться для действий по войскам противника, закрепившихся на полуострове Земланд. В первой половине дня 27 марта четыре девятки пикирующих бомбардировщиков Пе-2 276-й бомбардировочной авиационной дивизии в сопровождении 16 Як-3 полка “НормандияНеман” взяли курс на Пиллау, чтобы нанести бомбовый удар по немецким укреплениям. Над целью бомбардировщиков встретили истребители с опознавательными знаками группы “Мельдерс”. Между французскими и немецкими асами завязалась ожесточенная схватка. Сражаясь с чувством обреченных, немцы на этот раз проявили большое упорство. Им удалось подбить трех французских летчиков, среди которых был Франсуа де Жоффр. Если М. Гидо и Г. Мерцизен, подбитые в этом бою, перетянули линию фронта, сев в поле на фюзеляж, то Ф. де Жоффр покинул горящий самолет и, спустившись на парашюте, оказался в ледяной воде залива Фриш-Гаф. За проходившим боем из окопов наблюдали советские солдаты и офицер. Как только стало смеркаться, они подползли к берегу, чтобы оказать помощь попавшему в беду пилоту. Сквозь шум' волн со стороны моря послышался

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 >