Информационные технологии в домашней среде

Поистине впечатляющее достижение современных информационных технологий - Интернет. Однако впечатляют, в первую очередь, чисто технические аспекты: емкость запоминающих устройств, скорость

Информационные технологии в домашней среде

Дипломная работа

Компьютеры, программирование

Другие дипломы по предмету

Компьютеры, программирование

Сдать работу со 100% гаранией
ы обусловлены социальными аспектами процесса информационного взаимодействия: отношением людей к информации, потребностью в ней и, в то же время, неспособностью четко различать истинное и ложное, полезное и бесполезное. В социальном аспекте такая угроза чревата, в первую очередь, возможностью утраты личностью, группой, обществом своих субъектных качеств и сознания позитивной (по отношению к данной стране, обществу, политической системе) идентичности, в том числе и в результате их вытеснения внешними информационными потоками, подмены реальной картины мира ее виртуальными "проекциями", выстроенными при помощи новейших информационных технологий и внедряемыми в общественное сознание посредством изощренных методов информационного воздействия. Сознание массового человека оказывается насквозь структурировано немногими, но настойчиво внедряемыми в него утверждениями, которые, бесконечно транслируясь средствами информации, образуют невидимый каркас из управляющих мнений, установлений, ограничений, который определяет реакции, оценки, поведение как отдельного индивида, так и общества в целом.

Одной из самых существенных предпосылок возникновения информационной опасности является тотализация информационной сферы. Информация уравняла в собственном существовании (как виды знаний) предметы, средства и способы их обработки, средства общения между людьми. Символы и тексты становятся такой же предметностью, выраженной в знании, как материальные объекты, организации, институты, поскольку все это выражено в терминах программ, нормативов, функций, понятий, - в языке информации. Здесь все измеряется "количеством сообщений". Информационная сфера, постоянно расширяясь, развивается по своим, еще не осознанным и не изученным субъектом, законам, постепенно выходит из под его управления, начинает довлеть над ним, диктуя свои правила и нормы поведения, т.е. приобретает черты субъекта (становится "квазисубъектом"). Информационная система, "захватывая" в пространство своего воздействия человека, начинает манипулировать его сознанием и поведением. Появляется опасность подчинения человека внешним, овеществленным процессам, что, в свою очередь, может привести к утрате им самого себя, а вместе с этим - и опустошению общества, разрушению существующих в нем социальных, культурных, психологических и других связей.

Другой не менее важной особенностью современности является, предоставляемая новейшими информационно-телекоммуникационными технологиями, возможность практически неконтролируемого национальными правительствами трансграничного перемещения информации. Трансграничное информационное воздействие разрушает традиционно складывающиеся общественные связи и делает саму общественную систему неустойчивой и внутренне разбалансированной. Это усиление воздействия информации связано с тем, что "знания и информация становятся стратегическими ресурсами и агентом трансформации постиндустриального общества" [1;335]. В результате набирают обороты процессы информационной интервенции - захвата культурного, экономического, образовательного и других пространств одного общества другими, внешними потоками информации, что трактуется как информационная война. "Вместе со становлением информационных сообществ, - пишет по этому поводу А.И.Субетто, - появился феномен информационных войн, направленных на разрушение социогенетических механизмов развития отдельных обществ и цивилизаций, в том числе национально-этических архетипов, сложившихся систем ценностей и нравственности …" [11;14]. Вместе с этим появилось информационное оружие, используемое не только против структур управления государством, экономикой и вооруженными силами, но и против общества, группы, отдельной личности. Информационное оружие изменило не только методы ведения военных действий, но и само понятие войны. Стираются грани между военным и мирным временем, еще более сращиваются военные и мирные технологии. Появилась возможность выиграть войну без проникновения на территорию противника.

Очевидно, что инструментом информационной, политической и культурной экспансии технологически развитых стран по отношению к странам неразвитым или развивающимся становятся глобальные информационные сети. Такое положение явилось следствием того факта, что информация превратилась в массовый продукт, стала экономической категорией. Она продается и покупается. И в силу различия экономических и финансовых потенций социальных субъектов информационное общество породило новый вид неравенства - информационное. Информационное неравенство - это характеристика состояния и уровня развития различных стран, регионов, сообществ и социальных слоев (групп) по критерию вовлеченности их в движение к глобальному информационному обществу. Оно оценивается, во-первых, степенью доступа к современным информационно-коммуникационным технологиям, информационным системам и сетям и, во-вторых, степенью готовности населения к жизни и работе в информационном обществе. Речь идет о своеобразной грани культуры - информационной (правильнее было бы - информатизационной). Информационное неравенство достаточно легко конвертируется в неравенство экономическое и наоборот. В результате богатые - богатеют, бедные - становятся еще беднее, пополняя ряды "новых маргиналов", "стран изгоев". Именно искусственная поддержка отставания в информационной сфере ряда стран Африки, Азии (частично - и стран СНГ) сегодня является одним из важных направлений информационной стратегии развитых стран Запада.

Еще одна опасность, порожденная информационализмом, - рост статуса и власти владельцев информации. Опасность здесь кроется в том, что возникают новые возможности для шантажа и угроз, в том числе путем фальсификации данных, особенно в периоды острого политического противоборства. Вот что по этому поводу пишет С.А,Дятлов: "В современном обществе общественная значимость все больше и больше отождествляется с информационной значимостью. Общественная власть и мощь перемещаются не к владельцам денег, а к владельцам информации, которые знают, как наиболее рационально использовать деньги и богатство во все более и более усложняющейся современной экономике". Это обстоятельство побуждает отдельных личностей, группы, организации к получению как можно большего объема информации, в том числе и не всегда законными методами и средствами. Как заметил Э.Тоффлер, "методы производства Третьей волны усиливают стремление корпораций получать больше информации как исходного материала. Поэтому фирмы сосут данные, подобно гигантскому вакуумному насосу, обрабатывают их и распространяют все более и более сложными путями" [12; 385]. Данный вывод справедлив не только в отношении корпораций, но и государств и государственных институтов. Такая значимость информации вызывает борьбу за контроль над данными. И потому Тоффлер совершенно прав, утверждая, что для этой новой эры информационные потрясения столь же серьезны, как и экология и социальные потрясения.

Действительность оказалась не столь радужной, как это представлялось на заре информационализма. Компьютеризация породила и качественно новые явления, например, интеллектуальную эрозию; дебилизацию, вызываемую компьютерными играми; потерю грамотности; сужение кругозора; псевдообразование, не требующее работы мысли учащегося; переход от языка текстов к языку рисунков (обратное тому, что было в классической школе), т. е. уход от мышления к рефлекторным реакциям.

Поистине впечатляющее достижение современных информационных технологий - Интернет. Однако впечатляют, в первую очередь, чисто технические аспекты: емкость запоминающих устройств, скорость передачи данных, объемы разнообразнейших сведений, хранящихся во Всемирной сети. Все больше текстов переводится в электронный вид. Электронные библиотеки хранят огромное количество информации, бесценной не только для отдаленных, но и для наших ближайших потомков. В то же время информационные технологии оказались несостоятельными при решении несложной, на первый взгляд, задачи: найти сведения по запросу, составленному даже не в произвольной, а в строго формализованной форме. Подтверждается предположение, что достигаемый благодаря технологии порядок порождает больше хаоса, чем она сама в состоянии переварить. Кроме того, выяснилось, что колоссальный объем данных (сведений, а не знаний) начисто лишает пользователей воображения, т. е. умения распорядиться этими данными. Легкость, с которой трансформируются тексты при помощи компьютера, вскружила многим голову. В результате в колоссальных объемах увеличиваются не знания, а горы мусора из мозаики уже давно известных истин, гипотез, мифов, фантазий и т.п. и т.д. Вместо реализации потенциального преимущества информационных технологий - безбумажного делопроизводства - мы получили обратный эффект: в 2000-м году в мире работало более 100 млн. принтеров, на которых было отпечатано 3 триллиона листов. В 2008-м году ожидалась выдача на печать 8 триллионов листов. Должен был увеличиться не только объем, но и скорость производства социальной информации при сохранении информационной емкости ключевого носителя информации, по Дриккеру, - "транспортной РНК, которая ответственна за воспроизводство сложной "белковой" структуры культуры", - человека.

Здесь нас поджидает еще одна угроза - возможность потери значительной части культурного наследия в результате отчуждения индивида от культуры, опосредованного новыми информационными технологиями. Если традиционную схему трансляции (репликации) культуры можно выразить формулой: Человек - Текст - Человек, - то в современных условиях появляется значительное количество "посредников" между социальными коммуникаторами: клавиатура - процессор - монитор - "винчестер" - модем ->> - модем - процессор - "винчестер" - монитор. У каждого элемента этой цепи свой семантический код, недоступный другим. Каждый "разговаривает" на своем "языке&quo

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 > >>