Август Людвиг Шлёцер: биография историка

Шлёцер убедился, что его знание русского языка будет ничтожно, если он не изучит славянские диалекты, и он

Август Людвиг Шлёцер: биография историка

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

ИИГСО

 

 

 

 

 

 

 

Реферат

 

 

 

Август Людвиг Шлёцер:

биография историка

 

 

 

 

Работу выполнил: ст. 53 гр.

 

Работу проверил: Умбрашко К.Б.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новосибирск 2005

 

 

Содержание.

 

 

 

  1. Введение.

 

II. Основные вехи жизни и научной деятельности А. Л. Шлёцера

  1. Обучение на родине и приезд в Россию.
  2. Научная деятельность Шлёцера в России.
  3. Поездка на родину и возвращение в Россию.
  4. Возвращение на родину. Завершающий этап творческого пути.

 

III. Заключение.

IV. Список литературы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение.

 

Весьма противоречивые суждения до сих пор высказываются в литературе о роли в развитии русской исторической науки одного из наиболее крупных немецких ученых второй половины XVIII начала XIX в. Августа Людвига Шлёцера.

В дореволюционной русской историографии о Шлёцере имеются два крайних и прямо противоположных мнения. Одни считают его роль в разработке русской истории ничтожной или отрицательной, другие высоко оценивают его как ученого, перенесшего на памятники русской письменности (особенно летописи) приемы критики, разработанные западноевропейскими источниковедами, а к объяснению русского исторического процесса подошедшего с представлениями, полученными в результате изучения всемирной истории.

Поэтому я считаю необходимым взглянуть на творчество Шлёцера сквозь призму его жизни, чтобы точнее понять мотивы его деятельности и оценить ее результаты. Но прежде чем приступить к описанию жизненного пути историка, я считаю необходимым сказать пару слов о том, какое место в русской исторической науке отводили ему современники и поздние исследователи в разное время.

Две прямо противоположные оценки деятельности, о которых говорилось выше, зародились еще при жизнь Шлёцера. Сам Шлёцер, считая себя пионером в деле критического изучения русских летописей, видел свою заслугу в том, что они были им введены в научный оборот в качестве исторического источника, достоверность которого подвергнута проверке.

Не только в области критики летописных текстов, но и в области исторической науки в широком смысле слова Шлёцер считал себя «благодетелем» русского народа, который он называл «великой нацией». Он вменял себе в заслугу желание пересадить в России «иностранные знания на очень хорошую, но большею частию еще сырую почву, по которой еще не проходил плуг».

Конечно, подобные высказывания не могли не вызвать протеста со стороны русских историков. Ведь русская нация, которую Шлёцер справедливо назвал великой, уже тогда могла гордиться такими крупными историками, как В. Н, Татищев и М. В. Ломоносов.

Ломоносов был первым, кто вступил в бой со Шлёцером, защищая достоинство русской исторической науки. Еще в 1764 г., упрекая Шлёцера в «самохвальстве» и в научных «прошибках», он ставил вопрос об освобождении его от должности адъюнкта русской Академии наук. Ломоносов был раздражен рядом ошибок, допущенных Шлёцером в издаваемой им «Русской грамматике», в которой тот произвольно выводил некоторые русские слова из немецких корней, что могло рассматриваться как доказательство якобы норманнского происхождения Руси.

Однако нужно учитывать, что изучение Шлёцером русской истории развернулось в основном уже после смерти Ломоносова, когда появились главнейшие труды Шлёцера. Поэтому неправильно переносить то, что писал Ломоносов о Шлёцере в 1764 г., когда тот еще не овладел в достаточной мере русским языком и источниками, на оценку его научной работы в области русской истории в целом и делать отсюда выводы о его вредном влиянии на развитие исторической науки в России.

Но подобные выводы делались, и преимущественно историками славянофильского направления. Отрицательно относился к Шлёцеру Ю. И. Венелин.

Близкий к Венелину взгляд на Шлёцера как ученого высказывал М. А. Максимович.

Конечно, Шлёцер, не был «отцом» русской исторической науки, и ко времени его прибытия в Россию эта наука уже имела свою родословную, которою могла гордиться. Но, с другой стороны, нельзя просто зачеркнуть то полезное, что дано русской науке трудами Шлёцера и в области летописной текстологии, и в других областях. Ученым славянофильского толка не хватало в оценке Шлёцера основного чувства историзма, умения найти его место в развитии русской науки.

Однако многие из русских ученых относились к Шлёцеру положительно. Его трудам отдавали должное (что не исключало, однако, и их критики) историки разных идейных направлений: Н. М. Карамзин, считавший себя «одним из наиболее усердных почитателей» Шлёцера , и некоторые декабристы .

Крупнейший исследователь летописных текстов А. А. Шахматов, с именем которого связан новый этап в истории летописного источниковедения в России, начинает свой выдающийся труд «Разыскания о древнейших русских летописных сводах» ссылкой на работы Шлёцера: «Научное изучение древней русской летописи начато великим Шлёцером. Им были намечены вопросы, подлежащие дальнейшей разработке, им были определены способы и приемы исследования» .

Ко всем приведенным выше положительным оценкам Шлёцера нельзя не прислушаться, хотя каждая из них и требует специального рассмотрения с привлечением фактического материала.

В советской литературе не появлялись специальные исследования о Шлёцере, но в ряде источниковедческих и историографических работ затрагивался вопрос о его роли в развитии русской исторической науки. Принципиально новый подход к этому вопросу имеется в статье С. Н. Валка, попытавшегося определить классовые основы методологии Шлёцера как представителя «просветительно-буржуазной историографии Запада» ".

Н. Л. Рубинштейн также причисляет Шлёцера к историкам нарождающегося буржуазного направления, отводя ему почетное место в развитии русской историографии. М. Н. Тихомиров восстановил версию об «отрицательном» влиянии труда Шлёцера «Нестор» на русскую историческую науку, которой пришлось длительное время преодолевать его ошибки. В «Очерках истории исторической науки в СССР» это влияние названо еще Сильнее - «вредным».

Более или менее объективная оценка Шлёцера дана в учебном пособии по историографии истории СССР, выпущенном Московским государственным эрикоархивным институтом.

Имеется большая немецкая литература о Шлёцере. Прежде всего ведует упомянуть автобиографию Шлёцера, написанную им уже в старости и посвященную весьма ограниченному периоду его жизни 17611765 гг. (August Ludwig Schlozers offentliches und Privatleben von ihm selbst beschrieben. Erstes Fragment. Gottingen, 1802. ). Старший сын Шлёцера Христиан написал биографию своего отца по собственным воспоминаниям и документальным материалам. Часть этих материалов Христиан Шлёцер опубликовал во втором томе своего труда. Общие очерки жизни и деятельности Шлёцера принадлежат Г. Дёрингу, А. Боку, Ф. Френдсдорфу и др.

Установлено, что взгляды Шлёцера сложились в значительной мере под воздействием английской и французской «просветительной» философии. Большое влияние на его мировоззрение оказал Вольтер. Политическая идеология Шлёцера это идеология «просвещенного абсолютизма».

Характеризуя Шлёцера как историка, биографы последнего и исследователи его научного наследия указывают на направленность его интересов в область проблематики всемирно-исторического характера, на стремление уловить связи между различными эпохами и народами, причем он наблюдает «шаги истории» не столько «по военным дорогам, по которым под звуки литавров маршируют завоеватели и армии», сколько «по проселочным тропам, по которым незаметно крадутся купцы, миссионеры и путешественники».

В литературе о Шлёцере подчеркивается его стремление связать историю с другими разделами науки: с географией (ибо для развития человечества небезразличны изменения земного шара, мира растений и животных); со статистикой (которая, по Шлёцеру, является историей, пришедшей в состояние покоя, в то время как история это статистика в движении); с языкознанием (ибо для Шлёцера язык главный критерий при установлении родства между народами).

Наконец, отмечаются заслуги Шлёцера в разработке критики источников (с позиций рационализма), хотя в области «реальной критики» он и отставал от Вольтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Основные вехи жизни и научной деятельности А. Л. Шлёцера.

 

  1. Обучение на родине и приезд в Россию.

 

А.Л. Шлёцер прошел большой жизненный и творческий путь. Он родился июля 1735 г. в городе Ягштадте, в графстве Гогенлоэ, в семье пастора. В возрасте 16-ти лет он поступил в Виттенбергский университет, г

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>