Аввакум как выразитель идей старообрядчества

Через полтора года, в марте 1666 года, в связи с созывом собора, на котором был решительно поставлен вопрос о борьбе

Аввакум как выразитель идей старообрядчества

Курсовой проект

Культура и искусство

Другие курсовые по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией

Введение

 

В середине XVII века в русской церковной жизни, в связи с реформами в сфере религиозной обрядности и исправлением богослужебных книг, произошло резкое столкновение между защитниками нового и старого обряда, приведшее вскоре к образованию внутри единой до того православной церкви двух враждебных лагерей.

Поводом раскола стала «книжная справа» - процесс исправления и редактирования богослужебных текстов. В обрядовой практике и богослужебных книгах существовали разноречия, которые произошли из-за ошибок переписчиков. Образование централизованного Московского государства и внутри его такой же централизованной церкви, а также заведение книгопечатания в середине XVI века поставили на очередь вопрос об упразднении этих разноречий.

За ликвидацию различий в церковно-обрядовой сфере, устранение разночтений и исправление богослужебных книг, введение единогласия, литургического единообразия и другие меры по установлению общей богословной системы выступали члены влиятельного кружка «ревнителей благочестия», образовавшегося в Москве в 40-е гг. во главе с настоятелем Благовещенского собора протопопом Стефаном Вонифатьевым. Среди московских членов кружка наиболее видными были окольничий Ф.М. Ртищев, архимандрит Новоспасского монастыря Никон, протопоп Казанского собора Иван Неронов. Среди провинциальных выделялись протопопы Аввакум из Юрьевца Поволжского, Даниил из Костромы, Лазарь из Романова, Логгин из Мурома.

Однако среди его членов не было единства взглядов относительно путей, методов и конечных целей намечаемой реформы. Стефан Вонифатьев, Ф.М. Ртищев, Никон хотели следовать греческим богослужебным образцам. Протопопы Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие считали, что русская церковь сохранила «древлее благочестие» и предлагали проводить унификацию, опираясь на древнерусские богослужебные книги.

Среди «ревнителей» были сильные личности, одна из которых - протопоп Юрьевца Поволжского Аввакум Петрович. Он занимает самое видное и центральное место в истории раскола, выделяясь из среды расколоучителей не только огнепальной ревностью, но и оригинальным складом ума, могучим даром проповедника.

Для раскрытия данной темы автору на основании сочинений Аввакума предстоит, во-первых, выявить его отношение к реформам Никона, церкви, царю и царской власти, новым веяниям в культуре, прежде всего - светским знаниям и живописи, во-вторых, рассмотреть его взгляды на конец света и антихриста, и в-третьих, проанализировать проблему самоурения старообрядцев. Важно также определить значение взглядов Аввакума, место протопопа в идеологии старообрядчества.

 

 

1. Обзор источников

 

Источниками, необходимыми для изучения раннего старообрядчества, являются сочинения самого протопопа Аввакума. Их жанр достаточно разнообразен: работы биографического, эпистолярного характера, проповеди и т.д.

Автографы и списки сочинений Аввакума хранились его единомышленниками в старообрядческих скитах и в частных руках. Официальной властью писания вождя старообрядчества, как и других старообрядцев, усиленно преследовались, конфисковывались и просто уничтожались. То, что уцелело все же в относительно большом количестве в государственных древлехранилищах и в частных рукописных собраниях, принадлежавших преимущественно старообрядцам, - представляет собой лишь остаток огромной рукописной старообрядческой традиции.

Главным источником данной работы стало «Житие Аввакума». Оно отражает ряд событий, из которых складывается жизненный путь протопопа. Однако «Житие» сообщает не только фактические данные, оно также отражает душевные переживания, отношение Аввакума к той исторической обстановке, в которую жил протопоп.

«Житие Аввакума» впервые было опубликовано лишь в 1861 г., до этого оно распространялось в рукописных старообрядческих сборниках. Аввакум работал над «Житием» до середины 70-х гг. Он переписывал его сам несколько раз, внося существенные изменения, сокращая, добавляя, меняя выражения. Такие различающиеся между собой версии высылались из Пустозерска, где Аввакум был заключен в темнице, и переписывались его почитателями. «Житие» распространялось в трех основных редакциях - А, Б, В. Недавно в научный оборот был введен еще один список «Жития» (Прянишниковский), позволяющий предположить существование еще одной, ранней, редакции, сложившейся уже к 1672 г. В советских изданиях «Жития» воспроизводится обычно редакция А, наиболее распространенная в списках. Текстом этой редакции мы будем пользоваться в его публикации под редакцией Н.К. Гудзия. Однако в редакции В есть много интересных для нас моментов, поэтому иногда мы будем обращаться к ее публикации в книге «Пустозерская проза» 1989 г.

В истории русской литературы «Житие» занимает особое место. Будучи традиционалистом в области церковной жизни, Аввакум как писатель выступил совершенным новатором. Стиль и поэтика его «Жития» резко выделяются на фоне стиля и литературных принципов, до той поры господствовавших в русской литературе. Новаторство автора воплотилось в ярко выраженной ориентации на просторечие, он подчеркивал, что пишет как «простец» сознательно. Но еще большим новаторством было то, что он решился написать свое собственное «Житие» и создал блестящее произведение автобиографического жанра. Эти особенности приближают творчество Аввакума к литературе нового времени, ценящей индивидуальность формы и содержания литературного произведения.

Следующим важным источником является «Книга бесед». Она писалась Аввакумом шесть с лишним лет, приблизительно с первой трети 1669 года до второй трети 1675 года. Книга рассылалась из Пустозерска не только в полном объеме, но и частями, по ходу работы над беседами. Известно десять бесед, из которых особенно нам интересны «Об образе креста Христова», «Об иконном писании», «О внешней мудрости», «Об Аврааме». Беседы можно понимать как проповедь, в них обсуждаются любые вопросы паствы, веры, нравственности и пр.

Нам также пригодится «Книга толкований» Аввакума. Это сборник, составленный самим протопопом Аввакумом и состоящий преимущественно из толкований на тексты Св. писания. Аввакум работал над Книгой в середине 70-х гг., и кончил, по мнению П.С. Смирнова - в 1677 г.

И как отдельную группу источников собой представляют челобитные, письма, обращения Аввакума к царю, свои ученикам, сторонникам старообрядчества. Сюда относятся челобитные царю Алексею Михайловичу; челобитная Федору Алексеевичу; послание Симеону, Ксении, Александре Григорьевне; послание «верным» и др. Большая часть этих посланий имеют агитационный характер, предназначенные для пропаганды раскольнической идеологии.

Таким образом, мы имеем целый комплекс сочинений Аввакума, которые отражают его отношение к той исторической эпохе, в которую жил протопоп. Однако соображения о времени написания сочинений ограничиваются, поэтому мы не имеем возможности рассматривать их в строгой хронологической связи, что помогло бы нам восстановить картину душевного состояния Аввакума и указать последовательность возникновения в среде раскольников тех или других вопросов.

 

2. Историография

 

Историография идеологии Аввакума связана непосредственно с историографией всего раскола.

К серьезному изучению русского старообрядчества русские историки и богословы пришли только тогда, когда наступала годовщина двухсотлетия русского церковного раскола. До середины девятнадцатого века работы о старообрядчестве, написанные представителями русской церкви и русской исторической науки, имели только обличительные и миссионерские цели. Правда, уже тогда существовали многочисленные старообрядческие сочинения. Но эти сочинения оставались неизвестными широким кругам русского общества и, конечно, не могли быть опубликованы ввиду строгих правил цензуры. К началу царствования Александра II положение несколько изменилось. Рост старообрядческих общин, появление старообрядческих изданий за границей и само «открытие» русским обществом старообрядчества, как мощного движения, привели в конце 1850-ых и в 1860-ых годов к появлению обширной литературы о расколе.

Итак, в XIX в. в богословских сочинениях все больше сведений появляется о расколе, однако авторы преследовали обличительные, а не научные цели. Точку зрения официальной церкви на раскол XVII в. выразил известный церковный историк Макарий (М.П. Булгаков). Автором собран большой материал о первых противниках никоновской реформы, но в их учениях кроме заблуждений сторонников старины, он ничего не увидел. Невежество - причина противодействия церковным реформам со стороны их противников.

Такую же позицию в объяснении религиозных причин раскола занял и молодой казанский историк А.П. Щапов в своем труде «Русский раскол старообрядства» (1859). Он пытался вскрыть социальные причины, толкнувшие в раскол широкие массы русского народа. Для научной историографии о расколе значение работ А.П. Щапова как профессионального историка велико: он порвал с церковно-обличительной традицией, выступил против богословов, сводивших раскол к чисто религиозной борьбе.

Взгляды А.П. Щапова повлияли на сочинения народнических авторов, например, В.В. Андреева. В 1870 году в Петербурге вышла его книга «Раскол и его значение в народной русской истории». По мнению автора, раскол был движением народного протеста против политического и социального угнетения.

Видный историк Н.И. Костомаров стремился изучать не только историю государства, но и историю самого народа. Проявляя интерес к народным массам, и в частности к расколу, он объяснял его зарождение реальными условиями жизни, вызвавших народные возмуще

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>