Абсурдность мира и мир абсурда Даниила Хармса

  Трегубова И.Г. “Я думал о том, как прекрасно все первое…”// “Океанские вести” № 7 2001. Рассадин С.Б. Юмор начала XX века

Абсурдность мира и мир абсурда Даниила Хармса

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Оглавление

 

Введение

Основная часть

Заключение

Литература

 

 

Введение

 

Актуальность исследования. На переломе столетий Даниил Хармс (1905-1942) один из самых читаемых, издаваемых, изучаемых русских авторов ХХ века. Немногие из русских писателей вызвали к жизни такое количество продолжателей и подражателей. Наследие Хармса интенсивно осваивают театр, кино, мультипликация, Интернет. Особый интерес вызывает его творчество, ставшее, по сути, родоначальником европейской литературы абсурда, хотя зачинателями данной ветви литературы признано считать Эжена Ионеско и Самюэла Баккета.

Усилиями уже двух поколений литературоведов (М.Б. Мейлах, А.А. Александров, Дж. Гибиан, И. Левин, А. Стоун Нахимовски, Ж.-Ф. Жаккар, Н. Корнуэлл, А.А. Ханзен-Лёве, В.Н. Сажин, А.Т. Никитаев, В.И. Глоцер, А.Г. Герасимова, А.А. Кобринский, И. Вишневецкий, Н. Таршис, Б. Констриктор, Л.Ф. Кацис, Д.В. Токарев, М.Б. Ямпольский, И. Кукулин, Я. Шенкман и другие) восстановлен литературно-исторический контекст творчества Хармса, выявлены многочисленные аспекты его философии, эзотерики, эстетики и поэтики. Однако наследие Хармса как целостное художественное явление по-прежнему остается не вполне понятым. Характер творческой эволюции Хармса, оценка и интерпретация отдельных произведений отличаются крайней противоречивостью.

Актуальность данной работы связана с необходимостью понять те стороны творчества Хармса, которые лежат в основе его читательской популярности и делают его художественный эксперимент продуктивным в современной культуре, творчества, ставшего своеобразным отражением эпохи.

В качестве объекта исследования автор определяет личность поэта Д. Хармса и его творчество.

Предметом исследования является анализ отдельных произведений Хармса в контексте эпохи.

Таким образом, исходя из выбора объекта и предмета исследования, автор ставит своей целью осмысление личности Д. Хармса в контексте времени и рассмотрение его творчества как отражение восприятия мира.

Для достижения указанной цели ставятся следующие задачи:- выявить причину необычного, “абсурдного” мировосприятия поэта.

- понять причину столь неадекватного поведения поэта в течение всей его жизни.

- выявить взаимосвязь творчества поэта с личностным восприятием мира.

- определить причину низкой популярности Хармса при жизни и причину нарастающего интереса к поэту после его смерти.

Методология работы. Основным методом, принятым в работе, является структурно-функциональный анализ текста, то есть анализ структуры текста с выявлением его основных функциональных элементов.

Другим методом, использованным в работе, является метод рефлексивного чтения текста. Поскольку тексты Хармса, в понимании автора работы, имеют неклассический, диалогический, провокационно-риторический характер (то есть провоцируют определенные читательские реакции), применение к ним классических методов анализа недостаточно эффективно. Метод рефлексивного чтения состоит в содержательно-формальном анализе текста с параллельным анализом собственно читательских реакций исследователя на текст.

 

 

Основная часть

 

"Меня интересует только "чушь"; только то, что не имеет никакого практического смысла. Меня интересует жизнь только в своем нелепом проявлении", - писал в 1937 году Даниил Иванович Ювачев (1905-1942), мастер абсурда, известный читателям под псевдонимом Хармс, хотя долгое время родоначальниками литературы абсурда считали французского драматурга Эжена Ионеско и ирландского писателя Самюэла Беккета. Слом, разлад, разрушение устоявшегося быта, людских связей и прочее они почувствовали, пожалуй, острее и раньше других. И увидели в этом трагические последствия для человека. Так, все ужасы жизни, все ее нелепости стали на только фоном, на котором разворачивается абсурдное действо, но и в какой-то мере причиной, породившей самый абсурд, его мышление. Литература абсурда оказалась по-своему идеальным выражением этих процессов, испытываемых каждым отдельным человеком.

Обращение к театру абсурда в России связано непосредственно с теми событиями, которые происходили в начале XX столетия. Привычный уклад жизни был перевернут с ног на голову, люди были растеряны, не знали, что ждет их завтра. Таким образом, абсурд в обыденной жизни породил абсурд в жизни литературной.

Мир был поражен, когда в конце 60-х начале 70-х познакомился с оригинальными рассказами, повестями, стихотворениями, пьесами, статьями, зарисовками, записями Хармса. Его творчество - это игра слов и букв, преломление обыденных ситуаций, искажение обычных вещей до нелепости. Его произведения - чудаковатые и чудные, иногда похожи по алогичности ситуаций на сны, на странные галлюцинации. Абсурд Хармса стал отражением абсурдности самой жизни, средством сатирического обличения. Его юмор, зачастую черный, может быть понятен не всем, его смех - это оружие.

Даниил Хармс (настоящее имя Ювачев) родился в 1905 году в обычной среднеобеспеченной петербуржской семье, и соответственно, все его детство пришлось на период «великих перемен» между первой и третьей революциями. Именно в катастрофические эпохи, когда психологической доминантой становятся тревога, тоска, страх, актуализируется поэтика абсурда, демонстрирующая разрушение коренных, онтологических основ мироустройства и миропонимания. Мир распался на куски, как мозаика, и писателю предстояло собрать эти кусочки мозаики в целостную картину мира. Но Хармс складывает совсем не ту мозаику, которая «запрограммирована» кем-то. У него свои принципы, а точнее, полное их отсутствие в общепринятом понимании. Истина является ему в интуитивных прозрениях, которые не могут быть изложены литературным языком.

Первый известный литературный текст Хармса написан в 1922 г. и имеет подпись ДСН. Так, еще на заре своего творчества, Даниил Ювачев уже избрал себе не только судьбу писателя, но и псевдоним: Даниил Хармс. В дальнейшем он станет его на разные лады варьировать и вводить новые, доведя их общее число почти до 20. О значении литературного имени - Хармс - существует несколько версий. В основе французское charm - обаяние, чары. По воспоминаниям художницы А. Порет, Хармс объяснял ей, что по-английски это означает несчастье. Однако Хармсу было свойственно вуалировать (или размывать) прямые значения слов, действий, поступков, поэтому искать расшифровки его псевдонима можно и в других языках. Трансформации, которые придавал с самого начала творчества своему псевдониму Хармс, напоминают магические манипуляции, которые, по канонам магии, необходимы, чтобы подлинное значение имени оставалось в тайне от непосвященных и было защищено от неблагоприятных воздействий.

Изменения в жизни, устоях, человеческих отношениях Хармс почувствовал одним из первых. И потому, творчество его своеобразный вызов миру. Впрочем, эпатаж характерный для его поведения, сказывался даже во внешнем виде.

Хармс был очень запоминающимся человеком. Он был высокого роста, сильно сутулился. Лицо ровного серого цвета, глаза голубые. Русые волосы, гладко зачесанные назад, опускались хвостиком на воротник. Даниил Иванович любил хмуриться, отчего между бровей залегала глубокая складка. У современников он имел репутацию чудака, загадочного человека, способного на самые экстравагантные поступки. Так, к примеру, Хармс не только писал стихи, прозу, пьесы, но и неплохо рисовал, играл на валторне и фисгармонии, прекрасно выбивал чечетку, показывал фокусы, придумывал смешные игры-головоломки, сочинял чудные философские трактаты, справедливо считался удивительным мастером розыгрышей.

Вообще, судя по известным выступлениям Хармса и по многочисленным проектам, ему доставляла удовольствие бурная деятельность на сцене, не пугала (а скорее подзадоривала) реакция публики на экстравагантные тексты и часто шокирующую форму выступлений. Конечно, элемент провокации был умышленно заложен Хармсом в свое поведение.

Реальность, вывернутая наизнанку, слегка подшитая и снова вывернутая «рукавами внутрь», - так, вероятно, можно описать метод Хармса. И тогда читатель вместе с ним наблюдает за вываливающимися из окон старухами (штук семь!), а потом узнает, что писателю наскучило на это смотреть и он пошел на рынок, «где, как говорят, одному слепому подарили вязаную шаль», и то не сразу! понимает, что… Действительно, старушки порой вываливаются из окон, эка невидаль, а вот чтобы слепому на рынке подарили вязаную шаль вот на это стоит посмотреть! Это факт действительно еще более невероятный, чем выпадывающие из окон старухи. На самом же деле, это есть экстравагантное описание Хармсом прискорбной низости человеческой натуры.

Весь юмор Хармса неочевиден, в него нужно вдумываться и находить спрятанные смыслы, которые просто не подлежат точной расшифровке.

Не зря Хармс много и очень интересно! писал для детей. Ведь дети склонны точно так же непосредственно воспринимать абсурдную действительность. Детские стихи и истории Хармса внятностью замысла, четкостью и чеканностью композиции, классическим единством формы и содержания разительно отличаются от написанных в то же самое время “взрослых” поэтических текстов. Они стали лабораторией будущих оригинальных, ясных и динамичных миниатюр. Для детей в 1928 году написаны первые собственно прозаические тексты “Озорная пробка”, “О том, как Колька Панкин летал в Бразилию, а Петька Ершов ему не верил” и другие.

У Хармса было очень трепетное отношение к детям. Неслучайно так много у него детских стихотворений. Пытаясь создать реализм необычайного, Даниил Хармс, как отмечал К.И. Чуковский, “возвел … словесное озорство в систему, и благодаря ему достигает значительных, чисто литературных эффектов” (11 стр. 289).

Хар

Похожие работы

1 2 3 > >>