Абсолютизм в Австрии

Небезынтересно, что значительная часть деятелей XVII и XVIII вв., принявших участие в формировании и развитии австрийской нации и ставших известными

Абсолютизм в Австрии

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
выделены «земские суды», которые объединяли в себе почти все низшие коронные суды. Были разработаны новый уголовный и гражданский кодексы. [3]

Новый уголовный кодекс вступил в силу в 1768 г. Однако он по-прежнему содержал параграфы о колдовстве, чародействе и т.п. Однако уже различались два вида наказаний:

  1. применявшиеся в целях «возмездия и устрашения»;
  2. с целью «исправлять и воспитывать» преступников.

Главным воспитательным средством была работа, мануфактура, кстати, т.о. получала обученную рабочую силу. Мария-Терезия ценила голубую кровь, поэтому судебное разбирательство могло закончиться условным осуждением за недостатком улик.

В 1776 г., по предложению Зонненфельса и Иосифа II были отменены пытки. Смертная казнь могла применяться только с согласия короны.

2. Иосиф II.

Административное устройство.

Иосиф II хотел «превратить свое государство в машину, душу которой составляет единоличная его воля…».[3] Отныне чиновники, включая высших, играли роль исполнителей, даже министры не имели самостоятельности, а должный были предоставлять подробный отчет о самых незначительных делах. Канцелярия с 1882 стала ведать всеми внутренними делами, за исключением судебных и большей части военных. Во главе стоял верховный канцлер со своими помощниками канцлером и вице-канцлером. Под их началом служило 18 советников. Также имелся большой штат мелких служащих.

Центральными административными органами, как и при Марии-Терезии, оставались:

  1. «Императорско-королевская соединенная чешско-австрийская канцелярия» - для немецких земель;
  2. венгерско-седмиградская канцелярия для соответствующих земель;
  3. Государственная канцелярия для Ломбардии и Бельгии.[3]

Обширные полномочия и самостоятельное положение наместников противоречили духу иозефинского бюрократизма: им пришлось ограничиться лишь одним представительством.

Иосиф II стремился к новому разделению монархии на провинции. Так в немецких наследственных землях провинций стало насчитываться 8, вместо прежних 13. Принцип централизации проводился без всякого внимания к исторически сложившимся традициями. Во главе каждой провинции стоял губернатор с подчиненным ему губернским присутствием.

Настоящими же исполнителями верховной власти на местах были знаменитые начальники с их помощниками комиссарами, секретарями и драгунами. Компетенция их была почти всеобъемлющей.

Иосиф устраивал аудиенции в Controlgang, на которые допускался всякий и каждый без различия звания и состояния.

Иосиф II принялся за искоренение взяточничества. Был установлен надзор за чиновниками, включая их частную жизнь. Никакая рекомендация не имела цены в его глазах. Также была установлена строгая служебная лестница. Все кандидаты на высокие посты, вне зависимости от сословия, начинали с низшей должности.

Военные реформы.

Практика иозифинского режима пошла несколько дальше терезианской реформы. Но сущность осталась та же. Разница была лишь количественная, а не качественная, если при нем вербовка почти совсем прекратилась, конскрипция была распространена на Венгрию и Тироль.

Судебные реформы.

В области судебной Иосиф II придерживался принципа централизации и огосударствления суда. Новые 13 губерний были разделены на 6 судебных округов, и в каждом из них судебная палата с коллегиальным составом коронных судей служила второй апелляционной инстанцией. В первой инстанции коронным судом был Земский суд для процессов лиц привилегированных сословий, городской магистрат для бюргеров и сельская расправа для крестьян, где сидел судья, назначенный от помещика и выборные от общины.

Пожалуй, в большей степени принцип огосударствления проявился в уголовной сфере: здесь, как единственный тип, был установлен “Criminalgerichte”, округ который, по возможности, совпадал с административным, и суду которого подлежали лица без исключения сословий. Суд вершился сообразно новым нормам уголовного права, изложенного в «Общем Судебнике».[3]

Характерно для Иосифа, что он, в противоположность Марии-Терезии, знатность происхождения считал отягощающим обстоятельством. Наказанию подвергался сам виновный. Смертная казнь, в принципе, отменялась, но продолжала применяться в особо важных случаях. Каторжная работа была равносильна медленной, но неминуемой смерти. Обычной карой было заключение в тюрьму при достаточно жестких условиях. В следственной части царил инквизиционный процесс: доносы не только допускались, но и поощрялись.

Налоговая политика.

Бюджет пополнялся прямыми и косвенными налогами. Была произведена попытка замены их единым налогом поземельным. Между господскими и крестьянскими, государственными и церковными землями нет никакой разницы. Классификация производилась сообразно величины, плодородию и местоположению участка. 40 % с валового дохода казались Иосифу подходящим размером обложения.

4. Культурная политика.

Культура и наука являются важными показателями жизни общества в целом, его прогресса, направлений и перспектив развития. Говоря о государственной политике, нельзя не рассматривать позицию монарха по вопросу осуществления государственного вмешательства, поддержки и регулирования в этой области.

XVII XVIII вв. не отмечены какими-либо активными действиями государства в сфере культуры и науки. Как и во многих странах Европы, это область общественной жизни в Австрии была практически монополизирована церковью как известно свои сюжеты и литература и живопись черпали из библейских легенд. Книги в большинстве издавались на латыни, театр и драматическая литература находились под влиянием иезуитов. Преподавание в университетах и школах являлось привилегией церковных служителей. Однако этот период можно назвать и периодом роста национального единства, появлением национального самосознания - слово «Австрия» сделалось для людей того времени определенным, полным значения понятием. С этим фактом, вероятно, надо связывать появление литературы на национальном языке, многочисленных географических и исторических описаний австрийских земель часть таких работ субсидировалась короной. Известно, что на культуру этого времени также большое влияние оказывал королевский двор: например, увлечение итальянской оперой очень быстро вошло в повседневную жизнь столицы, а при Карле VI в Вене основан первый оперный театр. Заслуживает внимания также открытие в 1677 году нового университета в Инсбруке.

Тем не менее, о масштабных и последовательных преобразованиях в области науки можно говорить лишь с середины XVIII века, и связывать их следует с именами Марии-Терезии, Иосифа II, Ван-Свитена, Зонненфельса.

Так коренное реформирование проведено в сфере образования. Известно, что реформы в области школьного дела принадлежат к лучшим реформам Марии-Терезии: была создана широкая сеть народных школ, бесплатных и общедоступных, наряду с которыми стали функционировать профессиональные школы для подготовки рабочих различных специальностей. В период между 1750 и 1770 гг. открылся целый ряд специальных учебных заведений, в том числе горная академия, технические училища, сельскохозяйственные школы, торговая академия и несколько педагогических училищ, среди которых женское педагогическое училище было тогда единственным в Европе.[5]

Говоря о системе высшего образования в Австрии, в первую очередь стоит обратить внимание на реформу Венского Университета, душой которой стал Ван-Свитен, человек, безусловно, прогрессивных взглядов, впитавший в себя дух эпохи Просвещения. Он сделал все от него зависящее, чтобы создать тип учебного заведения, наиболее отвечающего требованиям своего времени. После того, как в 1773 г. орден иезуитов был упразднен папой (а именно иезуиты руководили Университетом), Венский Университет перешел в ведение государства. В первую очередь Ван-Свиттен изменил учебную программу и курс университета, ориентировав его на изучение естественно-исторических наук, тогда как в учебных заведениях, находившихся в ведении церкви, главными предметами были теология, философия, право, латинский и греческий языки; даже изучение такой науки, как медицина, строилось главным образом на абстрактно-философских заключениях, а не на эксперименте и анализе. [5] В программу медицинского образования были включены химия, ботаника и хирургия. Анатомии было уделено значительно больше места, чем раньше, и студентам вменялось в обязанность вскрытие трупов и прохождение практических занятий в госпиталях. В 1752 г. были реорганизованы философский и теологический факультеты. На философском факультете стали изучать физику, философию, естественную историю и этику; теологический факультет также должен был обучать «научному мышлению». В курс юридических наук с 1753 г. было включено естественное правотеория права реформаторов, в которой впервые говорилось о правах человека вообще и обязанностях суверена по отношению к народу.

Одновременно с университетом от церкви отошли и многие гимназии. Тем же учебным заведениям, которые оставались в ведении церкви, пришлось принять учебный план, установленный государством. Этот план был построен в соответствии с теми же принципами, что и университетский. Целью обучения, по мнению Ван-Свитена и других приверженцев школьной реформы, было не просто передавать «чистое» знание, не связанное с потребностями современного общества, а подготовка практиков, людей, которые смогут активно включаться во все сферы общественной жизни, а главное, явить государству способных экономистов и даже промышленников.

Перед гимназиями и университетами ставилась задача подготовить хороших инициативных чиновников, учителей и врачей, которые могли бы своей работой способствовать «благополучию населения

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>