Илья Федорович Тимковский и его «Опытный способ к философическому познанию российского языка»

Поэтому на фоне интереса к «всеобщей грамматике» весьма оригинальны и познавательны рассуждения И. Ф. Тимковского в другой области. Ученый одним

Илья Федорович Тимковский и его «Опытный способ к философическому познанию российского языка»

Статья

Русский язык культура речи

Другие статьи по предмету

Русский язык культура речи

Сдать работу со 100% гаранией
ился, которые с славянами смешались» (с. 50). Автор подчеркивает и тот факт, что языки «славенский» и русский суть одного происхождения, но, «кроме введения чужих слов», имеют ряд существенных отличий друг от друга:

«а. В выговоре букв, а паче гласных, и в ударении.

б. В прибавке или выпущении некоторых букв и слогов и в грамматических переменах слов; <…> Наприм<ер>: град, город; древа, древеса, дерева, деревья; нощию, ночью; князи, князья; врази, враги; чту, читаю <…> (здесь и далее курсив наш. О. Н.).

в. В произведении, сложении и значении слов. Многие слова прежние оставлены, новые окончания в словопроизведении приняты, иных слов значение переменилось.

г. В словосопряжении и управлении, напр<имер>: солнце сияет свет мой; радоватися о Господе; идущим им, очистишася; оже ся буду где описал.

д. В слоге. Речь возвышенная, а наипаче письменный высокий слог придерживаются более слов, словопроизведения, словосопряжения и выговора славенского, не удаляясь впрочем к обветшалому употреблению. Речь и письмо простые следуют общенародному изяществу своего времени» (там же).

И. Ф. Тимковский определяет в составе русского языка разные пласты лексики: заимствования, устаревшие слова и др., причем первые распределяет на «слова татарские», к которым он относит алтын, аршин, баран, барыш, лошадь, кушак, хозяин, шалаш (С. 51 и 269); «слова обыкновенные греческие и латинские»; «слова, взятые из нынешних европейских языков»; «слова еврейские и греческие, принятые церковью», такие как Апокалипсис, Апостол, епископ, Иоанн и др. (с. 51 и 270); «слова иностранные, которых употребление определено правительством», например: адмирал, академия, ассигнация, экспедиция, империя, офицер, генерал, герб и др. (там же). Интересен представленный ученым подбор «древних российских слов», вышедших их употребления или получивших другое «знаменование». Это головник (убийца), губный (уголовный), куна, резань (деньги), продажа (штрафная пошлина и понаровка виноватому), комонь (конь), рокотать и некоторые другие (с. 269).

В целом построение книги напоминает современные учебники, имеющие, как правило, часть теоретическую и часть практическую. У И. Ф. Тимковского значительно больший объем (с. 55310) занимают примеры (некоторые из низ мы привели выше). Это не упражнения в принятом понимании, а иллюстрации к указанным в первой части тезисам, причем взятые из довольно разнородных источников, например, из книг Ветхого Завета, из исторических исследований (М. М. Щербатов) и памятников (Русская правда, летописи, Слово о полку Игореве), а также из произведений Богдановича, Державина, Дмитриева, Капниста, Карамзина, Кострова, Княжнина, Ломоносова. Тредиаковского, Сумарокова, Хераскова, Хемницера и др.

Оценивая историческую часть книги, С. К. Булич замечает: «Обилие примеров из древних памятников делало руководство Тимковского своего рода исторической хрестоматией, которая, вероятно, давала материал для подробного анализа текстов на лекциях автора в Харьковском университете. Во всяком случае ни у одного из предшественников или современников Тимковского не замечалось такой определенной наклонности к историческому пониманию и представлению грамматики русского языка, позволяющей считать его в известном смысле предшественником наших историков языка: Срезневского, Буслаева, Колосова, Соболевского, Шахматова и др.» (Булич С. К. Указ. соч. С. 10091010).

«Опытный способ…» И. Ф. Тимковского был практически забыт в начале XX столетия и почти не анализировался в современной науке. Разумеется, те немногие отклики на этот труд, предназначенный для практических целей, свидетельствуют о зарождающемся системном понимании задач языкознания и, в частности, грамматики на рубеже XVIII и XIX веков. Это на год позже определил другой известный лингвист Л. Г. Якоб в своем «Курсе философии для гимназий Российской империи» (СПб., 1812). Но все же опыт И. Ф. Тимковского для того времени имел большое значение в преподавании русского языка, ибо был основан не на схоластических приемах, а имел под собой реальные факты языка, живые, эмоциональные, способствовавшие развитию интереса к родной словесности и интуиции личности ученика. В научной части он позволил «не только раскрывать связи грамматики с логикой, но хотя бы и вскользь подчеркивать различие их целей и задач» (Виноградов В. В. Из истории изучения русского синтаксиса… С. 129).

Все же, оценивая научно-педагогическую и общественную деятельность И. Ф. Тимковского, нельзя забывать, что он работал в очень непростых условиях, с одной стороны, довольно консервативной системы обучения, с другой только зарождавшихся основ научных знаний в области языкознания и русской филологии вообще. Без преувеличения можно сказать, что кипучая деятельность ученого на посту генерального визитатора Харьковского учебного округа, его труды по усовершенствованию системы образования и законодательству, богатый личный опыт и глубоко гуманистические принципы, которых придерживался И. Ф. Тимковский всю свою жизнь, ставят его в один ряд с плеядой лучших людей того времени, именам и ратным подвигам которых позднее была уготована нелегкая судьба забвения. Хочется надеяться, что наш очерк в какой-то мере восполнил этот пробел, особенно ощутимый, когда мы говорим о далекой и почти неизвестной (и не только с научной точки зрения) эпохе первой трети XIX века.

Список литературы

[i] [Тимковский И. Ф.] Записки Ильи Федоровича Тимковского. Мое определение в службу. Сказание в трех частях // Русский архив, издаваемый Петром Бартеневым. Тетрадь пятая. 1874. Стлб. 13811382.

[ii] К тому относится, кроме общих изменений, особенно обращение звука о в самое чистое и мягкое и: моймiй, свойсвiй, онвин, ольхавильха, конкин, пойдетпiйде (прим. автора. О. Н.).

[iii] Шугуров Н. В. Илья Федорович Тимковский, педагог прошлого времени // Киевская старина, № 8. 1891. С. 219.

[iv] Тимковский И. Ф. Памятник Ивану Ивановичу Шувалову, основателю и первому куратору Императорского Московского университета // Москвитянин. Ч. III. № 9. 1851. С. 44.

[v] Максимович М. А. Воспоминание о Тимковских // Киевская старина. Т. 63. № 11. 1898. С. 263.

[vi] Е. Ив. [Тимковский Илья Федорович] // Юридический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования (18051905) / Под ред. проф. М. П. Чубинского и проф. Д. И. Багалея. Харьков, 1908. С. 187.

[vii] Более подробно о деятельности ученого см.: Багалей Д. И. Опыт истории Харьковского университета. Т. 1. Харьков, 1894.

[viii] Тимковский И. Ф. Пять лет // Москвитянин. № 6. Кн. вторая. 1855. С. 129.

[ix] См. подробнее: Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): Учеб. пособие для вузов. Изд. 3-е, испр. М., 1986. С. 393.

[x] Виноградов В. В. Из истории изучения русского синтаксиса (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова. М., 1958. С. 128.

[xi] Булич С. К. Очерк истории языкознания в России. Т. 1 (XIII в. 1825 г.). СПб., 1904. С. 559.

[xii] Стоит заметить, что, по словам того же С. К. Булича, «первоначально книга Тимковского, по видимому, имела другое (курсив наш. О. Н.) заглавие. По крайней мере в перечне книг, одобренных в Харькове к напечатанию в 1810 г., <…> значится труд проф. Тимковского: «О граммат<ическом> разборе слов российского языка <…>» (Булич С. К. Указ. соч. С. 1005).

[xiii] Булахов М. Г. Восточнославянские языковеды: Биобиблиографический словарь. Т. 1. Мн., 1976. С. 244.

[xiv] Березин Ф. М. История лингвистических учений: Учебник для филол. спец. вузов. 2-е изд., испр. и доп. М., 1984. С. 32.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

 

Похожие работы

<< < 1 2 3 4