А.В. Луначарский - первый нарком просвещения

Несколько сухих цифр: за 22 года литературно-публицистической деятельности до Октября 1917 года Анатолий Васильевич опубликовал 833 работы, то есть в

А.В. Луначарский - первый нарком просвещения

Информация

Политология

Другие материалы по предмету

Политология

Сдать работу со 100% гаранией
и среди творчесиой интеллигенции. Показателен такои факт: незадолго до Октябрьских дяей известный актер О. М. Юрьев попросил Анатолия Васильеяича изложить культуриую программу большевиков в кругу театральных деятелей. С альтернативой предлодолго до Октябрьских дней известный актер О. М. Орьев попросил Анатолия Васильевича изложить культурную программу большевиков в кругу театральных деятелей.

С альтернативой предложили выступить известному кадету В. Д. Набокову, который, однако, уклонился от доклада, признав широту планов оппонеитабольшевика. Бесспорно, А. В. Луначарский сознательно и целеустремленно готовился к реализации культурной программы большевиков. И еще одним доказательством этого может служить его работа "Культуриые задачи рабочего класса", выпущенная в 1917 году, незадолго до Октября. В ней концентрат взглядов А. В. Луначарского на культуру и вместе с тем политическая программа. И сегодня, 70 лет спустя, поражает глубина и зрелость его мыслей о культуре обшечеловеческой и классовой, отношении пролетарната к культуриому наследию, о роли интеллигенции, о соцналистической культуре.

 

Пророчески звучат слова: "В области искусства пролетарнат тоже обретет своих Марксов, рядом со своими Бебелями". И как будто сегодняшним бурным спорам отвечает А. В. Луначарский утвеpждением, что интернационализация культуры отнюдь не предполагает уничтожения национальных мотивов в общечеловеческой симфонии, а лишь их более богатую и свободную гармонизацию. В. И. Ленин знал и высоко ценил именно эту, главную особенность, определяющую своеобразие личности Анатолия Васильевича, и его ценность как партийного руководителя.

Поэтому назначение Луначарского наркомом по просвещению было одновременно и закономерным, и перспективиым актом. Нарком не только хорошо знал дело, но и умел широко мыслить и мечтать о культуре и человеке будущего. Вот как представлял он себе подлинно образованного, интеллигентного человека в "правильном" соцналистическом обшестве: "Такой человек слышит весь концерт, который играют вокруг него, все звуки для него доступны, все они сливаются в одну гармонию, которую мы называем культурой. И в то же самое время сам он играет на одном очередном инструменте, играет хорошо и делает свой ценный вклад в общее богатство, а это общее богатство все в целом отражается в его сознании, в его сердце".

 

Так Луначарский рисовал идеал в 1918 году, выступая на открытии курсов инструкторов по внешкольному образованию. Умел мечтать, выработал программу, долго готовился к воплощению замыслов, но, конечно, не мог, как и остальные члены молона открытии курсов ииструкторов по внешкольному образоваиию. Умел мечтать, выработал программу, долго готовился к воплощениюзамыслов, но, конечно, ие мог, как и остальиые члены молодого Советского правительства, предвидеть тех огромных трудностей, с которыми им пришлось столкнуться уже в самом начале деятельности Совнаркома. 27 октября состоялись первые два утром и днем заседания Совнаркома.

Среди трех его решений, наряду с постановлением правительства о созыве Учредительного собраиия в назначенный срок и проектом Положения о рабочем контроле, был Декрет о печати, определивший позиции Советскои власти в отношении буржуазной печати. А первым документом наркома А. В. Луначарского стало воззвание к гражданам России "О народном просвешении", опубликованное 29 октября. В нем провозглашались общие направления просветительной деятельности: "добиться в кратчайшии срок всеобщей грамотности", организация "единой для всех граждан абсолютно светской школы", поддержка всяческих форм культурио-просветительного движеиия рабочих и крестьян. Объявляя о том, что общее руководство просвещеиием поручается виовь организуемой Государствениой комиссии по народному просвешению, председателем которой является нарком по просвешеиию, воззвание подчеркивало искреннее желание сотрудничать не только с широкой обществениостью, но и с создаиным после февраля Государственным комитетом по народному образованию и с аппаратом бывшего министерства народного просвещения.

Обнародовав программу действий, нарком сразу же приступил к формированию Государствениой комиссии по народному просвещению. Уже 9 ноября ее состав и функции были утверждены декретом ВЦИК и СНК.

В комиссии было 15 отделов, в том числе по введению всеобщей грамотности, министерских учебных заведений, дошкольного воспитания и внешкольного образования, научный, искусств и другие. Ядро в комиссии составили большевики, работавшие до Октября в области просвещения,Н. К. Крупская, П. И. Лебедев-Полянский, Л. Р. Менжинская, В. М. Боич-Бруевич, Д. И. Лещенко, Д. А. Лазуркина, В. М. Позиер и другие. Позднее комиссия трансформировалась в руководящий орган Наркомпроса его коллегию. Оценивая в 1923 году работу Наркомпроса и наркома, его заместитель А. Н. Покровскии отметил стабильный состав коллегии, которая "всегда была одной из -самых дружный коллегий", и объяснил это "личным характером" Луначарского, его умением "без сбоев" вести дело, постоянно воодушевлять коллег своим энтузиазмом. Другой заместитель наркома Н. К. Крупская нашла для обозначения роли Луначарского в Наркомпросе, в том числе сpеди опытнейших партийцев, еще более коллег своим энтузиазмом. Другой заместитель наркома Н. К. Крупская нашла для обозначения роли Луначарского в Наркомпросе, в том числе среди опытнейших партийцев, еще более важное определение. В труднейших условиях после Октября, говорила она, в Наркомпросе можно было работать только при условии, что "есть человек, который знает, куда надо идти". Уже в декабре 1917 года был в основном сформирован аппарат Наркомпроса.

 

Таким образом, формирование советского государственного органа по народному просвещению прошло быстро и организованно. Трудности, с которыми встретился нарком А. В. Луначарский, были немалые. Одни объяснялись новизной задач, отсутствием опыта у самого Совнаркома и его звеньев наркоматов, сопротивлеиием свергиутых классов, недостатком средств,они были общими и предсказуемыми.

Но вот то неприятие социалистической революции и Советской власти, которым ответила интеллигенция, еще недавно восторженно рукоплескавшая свержению самодержавия и называвшая себя демократической, было во многом неожиданным и грозило провалом многих культурных планов. Забастовки учителей, отказ актеров бывших императорских театров играть перед новым зрителем, саботаж чииовников мииистерства просвещения это только штрихи общей напряженной картины. Доходило и до личных инцедентов.

В этих условиях А. В Луначаpский важнейшей задачей считал установление контактов с творческой интеллигенцией всеми доступными путями. Доклады, личные беседы, интеpвью, выступления в печати, приемы деятелей в итоге сотни, тысячи людей слушали страстное, убеждающее слово Луначарского и медленно, но неуклонно "прозревало Крупнейшим оратором революции", "лучщим оратором в миpе называли Луначарского такие разные, но опытные деятели, как М. Н. Покровский и А. А. Богдаиов. Перед любой аудиторией, будто тысячная толпа на митинге или десяток низших служащих бывшего министерства просвещения, Анатолий Васильевич говорил с одинаковой эрудицией и убедительностью. Убеждали вера и искренностью Луначарского.

Токи понимания и симпатии передавались взаимно слушающим и оратору. Так было, например, 17 декабря 1917 года, когда Луначарский выступал на четырех собраниях, а перед этим с наркомом продовольствия А. Г. Рихтером более двух часов приветствовал колонны рабочих и солдат у могил жертв февральской революции на Марсовом поле напомним, что выразительные надписи на могилах героев принадлежат перу Луначарского).

Какая громадная нагрузка! Но назавтра в письме жене Анатолии Васильевич пишет: "Вчерашний день принадлежал к числу счастливейших". В переходе к сотрудничеству с Советской властью таких луших представителей интеллигенции, как А. А. Блок, А. Р. Кони, Ф. И. Шаляпин, С. А. Венгеров, А. Н. Бенуа, В. М. Бехтерев, А. И. Южин,. Очень велика личная заслуга таких лучших представителей интеллигенции каг А. А. Влок, А. Р. Кони, Ф. И. Шаляпин, С. А. Венгеров, А. Н. Бенуа, В. М. Бехтерев, А. И. Южин, Юрьев, и другие.

Велика личная заслуга А. В. Луначарского. Благодаря его позиции Российская Академия наук в лице ее непременного секретаря академика С. Д. Ольденбурга, уже в январе 1918 года заявила о своем готовности сотрудничать с Наркомпросом. Можио утверждать, что Луначарский лучше других коммунистов-руководителе воспринял и реализовал на практике мудрые советы В.И. Ленина о бережном отношении к специалистам, к интеллигенции вообще. Вернемся к непосредственному участию Луначарского в работе Совнаркома.

Подготовка законопроектов и внесение их на утверждение правительства составляли одну из важных сторон работы наркомов. Руководимая Луначарским Госкомиссия по просвещению с ноября 1917 года по июнь 1918 года подготовила свыше 30 декретов, постановлений и циркуляров, которые сформировали новую систему организации народного просвещения, ликвидировали отсталые, антидемократические институты, развивали иницнативу масс.

Школа и учитель, печать и издательское дело, внешкольное образование и охрана культурных ценностей вот первоочередные задачи закоиодателеи зимы и весны 1915 года. Важнейшие законодательные акты скреплены подписями В. И. Ленина и А. В. Луначарского: о роспуске Государственного 1 комитета по народному образованию 20 ноября о передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Наркомпроса 11 декабря), о прибавках жалованья учителям 2 января 1918 года), об охране предметов старины и искусства, принадлежащих польскому народу 12 января), и другие. Некоторые декреты принимались непосредственно по докладам Луначарского на Совнаркоме на

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>