"Восшествие на Голгофу" (Михаил Булгаков и его роман "Мастер и Маргарита")

Информация - Литература

Другие материалы по предмету Литература

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



сь у Булгакова исподволь, томила его давно и, следовательно, случайностью не была.

Но и в тексте 1936 года внятно звучит мотив неполноты назначенной Мастеру награды: Ты никогда не поднимешься выше, Иешуа не увидишь…

Почему же все-таки покой, если существует что-то более высокое свет, почему Мастер не заслужил самой высокой награды?

Вопрос волнует читателя, заставляет размышлять критика. И.И.Виноградов ищет ответ в неполноте самого подвига Мастера: …в какой момент, после потока злобных, угрожающих статей, он поддается страху. Нет, это не трусость, во всяком случае, не та трусость, которая толкает к предательству, заставляет совершить зло… Но он поддается отчаянию, он не выдерживает враждебности, клеветы, одиночества. В. Я. Лакшин видит причину в несходстве Мастера с Иешуа Го-Ноцри: Он мало похож на праведника, христианина, страстотерпца. И не оттого ли в символическом конце романа Иешуа отказывается взять его к себе

 

 

 

 

 

 

 

 

_____________________________________________________________________

1 Немцев В.И.Михаил Булгаков: Становление романиста;1991г.,с.309-310

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в свет, а придумывает для него особую судьбу, награждая его покоем, которого так мало знал в своей жизни Мастер. Н. П. Утехин в несходстве судьбы и личности создавшего его писателя (1)(Пассивный и созерцательный характер Мастера был чужд энергичному и деятельному, обладающему всеми качествами борца Булгакову). М. О. Чудакова пробует найти ответ за пределами романа в биографии писателя.

В судьбе Мастера М. О. Чудакова видит разрешение проблемы вины, якобы проходящей через все творчество через всю жизнь Михаила Булгакова. Вины, которую Мастер не может искупить, ибо никто не может сам дать себе полного искупления. Обращая внимание на то, что Мастер входит в роман без прошлого, без биографии, что единственная видимая нам нить его жизни ведет начало уже от возраста зрелости, исследовательница делает вывод, что Булгаков рассказывает нам о своем герое не все, что остается нечто видимое только автору и его герою и укрытое от глаз читателя, что именно Мастеру (и Иешуа, решающему его судьбу) "виднее, что заслужил Мастер и все ли сказал, что знал, видел и передумал.

Чего не сказал, что утаил от нас мастер, в чем заключается его 2вина, исследовательница не говорит, но что вина эта велика, не сомневается: Романтический Мастер тоже в белом плаще с кровавым подбоем, но подбой этот останется, не видим никому, кроме автора. (2)

Напомню пурпурную кайму на белом своем плаще Понтий Пилат носит по праву знатности, и в романе Булгакова она недаром ассоциируется с цветом крови (В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой…): Понтий Пилат воин, жестокий в своем бесстрашии, и прокуратор покоренной провинции, бесстрашный в своей жестокости; человек, которому бесстрашия не хватило один раз - на единственный и главный поступок в его жизни и трусость которого тоже обернулась кровью, и кровь эту он попытался искупить новой кровью и искупить не смог.

Сопоставить Мастера с Понтием Пилатом? Увидеть кровавый подбой на одежде героя, названного героя, названного (тут же!) “alter ego” - вторым я автора, и не заметить, что это бросает тень на облик покойного писателя? В архивах, поднятых исследователями за последние двадцать лет, для такой трактовки нет ни малейших оснований.

Но нужно ли, размышляя о неполноте обещанной Мастеру награды, искать, в чем неполон подвиг Мастера, невольно подменяя заслугу воображаемой виной и рассматривая награду как наказание? Мастер получает у своего автора награду, а не ____________________________________________________________________

1 Вопросы литературы,1968г.,№6,с.69;Новый мир,1968г.,№6,с.304; Современный советский роман. Философские аспекты,с.223

2 Вопросы литературы,1976г.,№1,с.250

 

 

 

 

 

 

 

 

упрек. И награда эта связана с тем главным, что он сделал в своей

жизни, - с его романом.

(1)Мы говорили, что трагедия Мастера трагедия непризнания. В романе Мастер и Маргарита созданное им оценили и поняли только трое: сначала Маргарита, потом фантастический Воланд, потом невидимый Мастеру Иешуа. И случайно ли все они сначала Иешуа, потом Воланд, потом Маргарита прочат ему одно и то же?

Он прочитал сочинение Мастера, - заговорил Левий Матвей, - и просит тебя, чтобы ты взял с собою Мастера и наградил его покоем.

Маргарита Николаевна! повернулся Воланд к Маргарите. Нельзя не поверить в то, что вы старались выдумать для мастера наилучшее будущее, но, право, то, что я предлагаю вам, и то, что просил Иешуа за вас же, за вас, - еще лучше. …О, трижды романтический Мастер, - убедительно и мягко говорил Воланд, - неужели вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула? Туда, туда. Там ждет уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. По этой дороге, Мастер, по этой.

И Маргарита пророчески заклинает: Смотри, вон впереди твой вечн

s