А. Блок в Петербурге-Петрограде – жизнь и творчество

На лето Сашу Блока увозили в подмосковное имение Шахматово. В Петербурге он (за исключением прогулок с няней в хорошую погоду)

А. Блок в Петербурге-Петрограде – жизнь и творчество

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
ными крестьянами летом1998.

Декламация в светских гостиных, любительские концерты и посещение театров отнимали немало времени, из-за этих занятий Блок провёл лишний год на втором курсе факультета. Переломным оказался третий год обучения. Блок подвёл неутешительный итог: особых успехов на пути к сцене он не достиг, юстиция по-прежнему не интересовала его.

Вспоминая позднее лето 1900 года, поэт отмечал: “начинается чтение книг”. В этот год заметно возрос интерес Блока к филологическим занятиям. И осенью 1901 он перешёл на первый курс историко-филологического факультета. “Моя новая деятельность не только примиряется, но и совсем сливается с созерцательностью, свойственную мне лично (потому что я почти никогда не созерцаю пассивно)”. Активная созерцательность - это и есть, по Блоку, литературное творчество. Так, по крайней мере, полагал он в 1901 году, когда создавал первые строфы знаменитых “Стихов о Прекрасной Даме”.

В “Стихах о Прекрасной Даме” реальное, биографическое соединено со сказочным. Первая книга, если не во всех своих разделах, то во многих представляет стихотворный дневник Александра Блока, в котором рассказывается о происходивших наяву встречах поэта и его возлюбленной дочери Д.И. Менделеева Любови Дмитриевны. Автор не забывает отметить это важно для него в бытовом и поэтическом плане, - когда было создано стихотворение и где. В книге обозначено два полюса действия Петербург и Шахматово.

Смена, чередование этих полюсов создают особый ритм книги. Внутри больших пространств: Петербург, Шахматово, т.е. города и царства природы, проявляется конкретность: улицы, площади, храмы дома это в Петербурге; леса, поля, вольные тропы и дороги, чистые горизонты в Шахматове. Город у Блока это сумерки, сомнение, отчаяние, это зима с её метелью. Мрачный ряд городских образов иногда согревается надеждой. Зима может быть с неожиданными солнечными днями, внушающими бодрость и веру.

В первую половину 1901 года Александр Блок только благодаря случаю несколько раз увидел Любовь Менделееву. Об одном таком нечаянном свидании рассказывает стихотворение “Пять изгибов сокровенных…”. В нём повторяются как заклинание числа 5, 7 и 8. За ними стоит нумерация Василеостровских линий и число поворотов реального пути Любови Дмитриевне от Андреевской церкви на Васильевском острове до Бестужевских курсов.

Аналогичный приём мы встречаем и в городских стихах первой половины 1901 года. “Гулянье по Монетной”- таков авторский комментарий к стихотворению “Я вышел. Медленно сходили…”. Монетная улица в районе казарм Гренадского полка. Но в стихотворении нет ничего от локального городского пейзажа.

И тихими я шёл шагами,

Провидя вечность в глубине…

Городской пейзаж пока ещё не освоен Блоком художественно, только выборочно его отдельные приметы фиксируются поэтом те, которые могут быть истолкованы в пророческом духе.

Только один раз в первом разделе “Стихов о Прекрасной Даме” встречается специфическая примета Петербурга. Это Нева:

Белой ночью месяц красный

Выплывает в синеве.

Бродит призрачно-прекрасный,

Отражается в Неве.

Любовь Менделеева, младшая дочь учёного, была на год моложе Александра Блока. Лето 1901 года Блок и Любовь провели, по обыкновению, в своих имениях под Москвой. Молодые люди много времени проводили вместе. По собственному признанию, Блок “светился” от любви. Осенью Любовь Дмитриевна, возможно по совету Блока, брала у М. Читау уроки декламации. Иногда Блок без предварительной договорённости подходил к дому на Гагаринской и ждал появления Менделеевой.

Вечереющий сумрак, поверь,

Мне напоминал неясный ответ.

Жду внезапно отвориться дверь,

Набежит исчезающий свет.

Блок не всегда решался встретить возвращавшуюся домой от Читау Любовь Дмитриевну. “Я ждал её выхода, следил за ней, - вспоминал поэт, - и иногда провожал её до Забалканского с Гагаринской Литейной”.

Таким образом, существовали два варианта прогулок с Любовью. Один это путь рядом с ней, а второй за ней. Скрываясь в темноте улиц, поэт следил за возлюбленной, воображал её в окружении неведомых всесильных спутников, соперников, фантазировал, что “она встречалась с кем-то, кого не видела и о котором я знал”. Городские улицы воображение Блока заселяло сказочными персонажами, союзниками и врагами. В стихах Блока мы знакомимся с ними. Два старца, просветлённые мудростью бед, бредут по каменной пустыне города. Кто-то зловещий “белый” стоит на перекрёстке. Морозным утром на улицах города появляется “дева в снежном инее”.

В осенних стихах 1901 года пространство города ощущается сильнее, чем в весенних. Разнообразие города, его пестрота и многолюдность воспринимаются поэтом в одном цвете. Город выглядит серой, мёртвой массой, не имеет лица, тягостно уныл. Однако он сам, как и его лирический герой первой книги, испытывает прилив жизненных сил. В ранней лирике поэта образы города большей частью связаны с настроением душевной смуты. В стихах 1903 года драматизм не исчезает, более того разрастается. Драматизм городской лирики вызывался не только напряжённостью встреч влюблённых, но и самим городом: контрастами окраин и центра, социальной несправедливостью. В стихах 1903 года выражено предчувствие скорой катастрофы. Городской пейзаж стал сложен, носит исключительно сумрачный характер. “Бегают бледные, старые и молодые, люди, предчувствуют перевороты”, - писал Блок Менделеевой.

Город в первой книге поэта фантастичен, его архитектура и жители лишь иногда обнаруживают сходство с Петербургом и петербуржцами. И Блок хотел уловить петербургский колорит исходя из позиции “мистического реализма”. К фантастическому в городе относится такой трагикомический персонаж, как чёрный человек, который любит вечерние улицы и площади и плачет при виде серого города днём (“По городу бегал чёрный человек…”). Рядом с подобным сказочным городским гномом живёт властелин пространства, летающий человек (“Мой месяц в царственном зените…”). На улице можно встретить карнавально пёстрых Коломбину, Пьеро. Город видится поэту в чёрном цвете и люди, и улицы, и дома. В этом отношении характерным является стихотворение “Статуя”, одно из немногих в творчестве поэта, где закреплены классические, всемирно известные черты Петербурга. Поэт пишет о красивейшем месте невской столицы Аничковом мосте через Фонтанку.

Свадьба Александра Блока и Любови Дмитриевны состоялась летом 1903г.

 

“Открытая даль”

Женившись, А.Блок остался жить в офицерском корпусе Гренадских казарм. А в начале 1904 он с женой поехали в Москву, это несколько запоздалое свадебное путешествие. Находясь там Блок сравнивал два города. И всегда Петербург оказывался хуже Москвы. Друзья Блока Андрей Белый и Сергей Соловьёв всеми силами поддерживали увлечённость гостя Москвой. Столица на Неве представилась городом мглы, болотным “бугром”. Москва же была “градом” со сказочными теремами, освещёнными ясной чудо зарёй. “В Москве счастье за облачком, - говорил Блок, - в Петербурге за чёрной тучкой”.

Жизнь Петербурга, по Блоку, имеет два цвета: серый и красный. Серый это паучий цвет гибели, высасывающий и красный. Серый это и цвет времени, однообразно проходящих дней. У Блока есть стихи о людях потонувших в сером. Красный цвет безумное беспутство, пьяное веселье, отчаянье и блуд.

Блещут искристые гривы

Золотых, как жар, коней,

Мчатся бешеные дива

Жадных облачных грудей,

 

Красный дворник плещет вёдра

С пьяно-алою водой,

Пляшут огненные бёдра

Проститутки площадной…

Но Блок открыл для себя удивительную красоту столицы осенью 1905 (18 октября манифест НиколаяII о “даровании” конституции). В эти октябрьские дни город предстал перед поэтом не чудовищным пауком, а чудной сказкой, средоточением культурно-исторических ценностей. Впечатления от Петербурга в годы первой русской революции выразились и в лирической драме “Король на площади”. Революционные события 1905-1907 годов и соединённые с ними перемены в личной жизни обострили у поэта чувство “вольной Руси”, придали ему зрелость, силу.

Переменами в личной жизни явилось то, что он горячо и безоглядно влюбился в молодую актрису театра Комиссаржевской Наталью Николаевну Волохову. Об этом приобщении к “тёмной и страшной стихии стихии любви” рассказывает книга поэта “Снежная маска”, изданная в 1907 году. Пришедшую любовь Блок сравнивает с вьюгой, с петербургской зимней стихией. Никто в русской поэзии не передал вьюжную пляску, сверкание и сияние снега в ночи. И никто из поэтов не соединял описание зимнего холода, вьюги с любовью к женщине.

В книге нет сколько-нибудь развёрнутых городских картин. Однако поэт говорит о “морозно пышном” городе, о его холодных северных ночах. Город кажется ему бесконечным, необъятным, непостижимым, как любовь. В стихотворении появляются рядом Снежная дева и Сфинкс не невской набережной образы внутренне родственные между собой и связаны с третьим с образом города.

Но сфинкса с выщербленным ликом

Над исполинскою Невой

Она встречала лёгким вскриком

Под бури ночи снеговой.

Любовь к женщине приводила Блока к открытию нового.

 

Город над бездной

Весной 1907 года владелец и редактор выходившего в Москве художественного журнала “Золотое руно” Рябушкинский, рассорившись с московскими символистами, предложил Блоку писать критические обзоры для библиографического отдела журнала. Блок согласился, работа литературного критика, публициста привлекла его именно возможностью “сказать” и “сказаться”, т.е. не только выразить публично свой взгляд, но и уточнить литературную позицию.

Первую половину 1908 года Блок провёл в од

Похожие работы

< 1 2 3 >