"Каролина" - уголовно-судебное уложение феодальной Германии

При квалификации преступления и определения меры наказания должна была обязательно учитываться социальная принадлежность («звание и положение») как самого преступника, так

"Каролина" - уголовно-судебное уложение феодальной Германии

Курсовой проект

Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
аю. Подобных злостных преступных людей надлежит для вящего устрашения прочих перед той или иной смертной казнью волочить (к месту казни), либо терзать тело раскаленными клещами, более или менее (жестоко) в зависимости от положения лица и характера убийства, как это установлено относительно убийства";

"если кто-либо путем насилия и вопреки ее воле злодейски обесчестит неопороченную замужнюю женщину, вдову или лишит невинности девушку, то такой злодей подлежит лишению жизни. По жалобе потерпевшей и доказательстве преступления он должен быть, подобно разбойнику, подвергнут смертной казни мечом".

Преступления против собственности включали многочисленные виды кражи (им было посвящено 19 статей), грабежи, разбои, а также недобро-совестное распоряжение доверенным имуществом. Даже мелкая кража, совершенная в третий раз, каралась смертью ("если будет задержан кто-либо, совершивший кражу в третий раз, и эта трехкратная кража будет вполне установлена, как разъяснено ранее о раскрытии истины, то он будет признан многократно ославленным (уличенным) вором и будет рассматриваться наравне с тем, кто действовал насильственно, и должен быть подвергнут смертной казни: мужчина - путем повешения, женщина - путем утопления либо иным путем, по обычаю каждой земли" - ст.162).

Специально оговаривались кражи в церкви ("тот, кто похитил дароносицу, в коей находятся святые дары, должен быть приговорен к смертной казни путем сожжения; а также если кто-либо взломает или вскроет церковную кружку, в которую собирают священное подаяние, или путем хитрости украдет из нее, или учинит что-либо иное подобным образом, то он должен быть подвергнут телесному наказанию или смертной казни по указанию законоведов"), а также такие виды кражи, которые были характерны для малоимущих слоев населения (плодов и урожая, рыбы, леса).

Наконец, упоминались некоторые преступления против правосудия лжесвидетельство ("свидетели, коих уличат и изобличат в том, что они путем ложных и злостных свидетельских показаний подвели или пытались подвести невиновного под уголовное наказание, должны быть подвергнуты тому наказанию, которое они хотели навлечь своими показаниями на невиновного" - ст.68), незаконное освобождение заключенного охранником ("если страж уголовной тюрьмы освободит подвергнутого уголовному наказанию, то он подлежит тому же уголовному наказанию вместо преступника, которого он освободил" - ст.180), неправомерный допрос под пыткой ("…если подобный допрос под пыткой будет произведен неправомерно, вопреки настоящему Нашему и Священной империи уложению, то такие судьи подлежат наказанию как виновники подобного несправедливого допроса под пыткой. Они должны, согласно праву и соответственно сущности и обстоятельствам нарушения, понести наказание и возместить ущерб…").

Подчеркнуто классовый и террористический характер уголовного права по Каролине особенно четко проявился в системе наказаний. Из всех известных феодальных кодексов Каролина отличалась наибольшей жестокостью и произволом. Принятая вскоре после Крестьянской войны 1524-1525гг., которая своим размахом ввергла господствующий класс в состояние ужаса и страха перед низами деревни и города, Каролина положила в основу карательной политики почти неограниченную жестокость и тем самым в значительной степени возродила террористическую карательную систему римского права периода империи.

При квалификации преступления и определения меры наказания должна была обязательно учитываться социальная принадлежность («звание и положение») как самого преступника, так и его жертвы. Так, при определении наказания за кражу судье следовало учитывать стоимость украденного и другие обстоятельства, но "в еще большей степени должно учитывать звание и положение лица, которое совершило кражу" (ст. 160). В ст.158 было предусмотрено, что знатное лицо могло быть подвергнуто за кражу не уголовному, а "гражданско-правовому наказанию". Нарушение "земского мира", которое строго каралось при прочих равных условиях, считалось вполне законным для лиц, получивших дозволение императора отомстить за нанесенную обиду или враждующих с недругами своего господина. В ином положении находились лица незнатного происхождения, малоимущие. Правда, совершение незначительной кражи плодов днем и "по прямой голодной нужде" также могло повлечь только имущественную ответственность. Однако неимущему было гораздо труднее возместить ущерб. Кроме того, в иных случаях за кражу урожая, рыбы, леса, особенно в ночное время, полагались телесные или иные наказания по усмотрению судей и по местным обычаям. Каролине были присущи те же подходы, которые были свойственны английскому "кровавому законодательству" в отношении нищих, бродяг и малоимущих, несмотря на заявления о необходимости учета "прямой голодной нужды", лиц, совершивших преступление. Так, злостные бродяги априори рассматривались как "опасные насильники" и потому подлежали смертной казни, как только попадали в тюрьму, "невзирая на то, что они не совершили какого-либо иного деяния".

Все это явно шло вразрез с декларативными заявлениями преамбулы Каролины о справедливости, о равном правосудии для бедных и богатых, о стремлении предотвратить произвол и проявить милость к страждущим. При определении меры наказания судьи обладали правом широкого усмотрения: они могли выбрать любое наказание из числа рекомендованных, произвольно скомбинировать несколько из них, прибегнуть к использованию местных обычаев, а в затруднительных случаях воспользоваться консультациями вышестоящих судов или ученых-правоведов.

В основе системы наказаний лежала идея устрашающего возмездия. Смертная казнь была предусмотрена за большинство преступлений, причем чаще всего она применялась в квалифицированной форме (сожжение, четвертование, утопление, погребение заживо и др.); весьма показательно, что приговоренных к смертной казни Каролина именует "несчастными". Если смертная казнь применялась в виде четвертования, Каролина предписывала, чтобы "все четыре части тела были публично вывешены и выставлены на четырех больших дорогах". Членовредительские (урезание языка, ушей, отсечение конечностей) и телесные (сечение розгами) наказания полагались за простую кражу, обман, мошенничество. Позорящие наказания заключались в наложении знаков бесчестия, выставлении в ошейнике к позорному столбу, лишение прав. Тюремное заключение могло являться как самостоятельным наказанием (если речь шла о злостных преступниках, особенно рецидивистах), так и дополнительным к другим наказаниям. Также в качестве либо самостоятельных, либо дополнительных наказаний могли выступать штрафы и конфискации имущества.

 

Заключение

 

"Каролина" имела большое значение, как единственный документ общегерманского права. Несмотря на сохранение для местных феодалов их "исконных и справедливых обычаев" "Каролина" объявила уничтоженными те старые обычаи, «неразумность» которых была очевидна, например:

  1. "…если поймают и приведут в тюрьму преступника с украденным или награбленным добром, конфисковать это украденное или награбленное имущество в пользу местной власти, а не возвращать его тому, у кого оно было украдено или награблено. Равным образом во многих краях применяется дурной обычай, в силу которого местные власти конфискуют в случае, если корабельщик, проезжая со своим кораблем, потерпит кораблекрушение, этот корабль имущество и самого корабельщика";
  2. "...если возчик опрокинется со своей повозкой и неумышленно убьет кого-либо, то сей возчик с повозкой, лошадьми и имуществом должен подлежать конфискации в пользу власти";
  3. "…при отсутствии хулы и оскорблений Нашего Величества и в других случаях, когда преступник не подлежит лишению жизни и имущества, несмотря на это назначают смертную казнь с конфискацией имущества в пользу господина (сеньора), обрекая жену и детей (осужденного) на нищенство".

Эти изменения были вызваны интересами развивающихся товарных отношений.

В то время, несмотря на предписания уложения "…во многих уголовных судах были обнаружены многообразные злоупотребления…тюрьмы применяются не для охранения, а для вящего наказания захваченных и брошенных туда. Иной раз также власти без достаточных улик хватают и сажают в тюрьму честных людей, ранее не опороченных и не имеющих дурной славы, и действуют при таких арестах наскоро и опрометчиво, причиняя тем ущерб чести арестованных; также приговоры произносятся и объявляются палачом, а не судьей или шеффеном".

"Каролина" по своей сути не может считаться чисто германским правовым памятником. Она так много заимствует из других источников, не говоря уже о многочисленных ее отсылках к римскому праву, рецепированному в Германии, что называется порой не без оснований "немецким учебником итальянского уголовного права".

Уложение Карла V действовало в течение 300 с лишним лет. Его долговечности во многом способствовали следующие особенности его содержания и практического назначения:

1. Это было практическое руководство для судей и шеффенов (последние выбирались для участия в суде в количестве от 4 до 25 человек). Оно имело целью установить единообразие судопроизводства и одновременно отменить "неразумные обычаи" в княжествах и землях. Вместе с тем за курфюрстами и князьями признавались "исконные унаследованные и справедливые обычаи". До этого момента составы преступлений фиксировались в записях обычного права либо в княжеских постановлениях, например в постановлениях о "земском мире". Уложение Карла V стало одним из источников "общего немецкого карательного права"

2. В Уложении закреплены некоторые новые моменты в организации правосуд

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 >