"История Руссов": идеология казачества и его место в истории Украины и России

Самое яркое и исключительное по значению произведение, сыгравшее, по мнению Ульянова, "роль Корана в истории сепаратистского движения" [4, с. 104]

"История Руссов": идеология казачества и его место в истории Украины и России

Доклад

История

Другие доклады по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ора, генеалогически восходит к русифицированным крещеным татарам. Выделяя в казачестве черты вольного "добытчика от соседствующих народов", Ульянов указывает на антагонизм, существовавший между казаками и крестьянами ("холопами"). Это подтверждается современным исследователем А. Станиславским: "Размежевание казачества с другими сословиями произошло не из-за внутреннего раскола или социального перерождения казачества, но было следствием становления казачества как особой социальной группы" [5]. Такая позиция позволяет рассмотреть идеологию казачества как идеологию особой социокультурной группы, вынужденной из-за своего маргинального положения камуфлировать свои интересы и пристрастия.

То, что положение казачества было именно положением социокультурных мар-гиналов, показывают новейшие исследования. Современные историки отмечают, что в XV1-XVII веках казачьи общины отличались от русских крестьянских общин не только "спецификой, накладываемой военным бытом, но и гораздо большей архаичностью" [6, с. 236], и даже проводят аналогию между социальным устройством вольных казачьих обществ XVI - середины XVII века и социальной структурой доклассовых обществ в период военной демократии [7-9]. Однако, отмечает исследователь этого вопроса Н. Никитин, "сколь бы архаичной ни выглядела социальная структура ранних казачьих общин, необходимо постоянно учитывать их довольно быструю (в исторических масштабах) эволюцию, проходившую в одном направлении - в сторону втя-гивания казачьих сообществ в систему развивавшихся в центре страны феодальных отношений" [6, с. 242]. Именно такой ход рассуждений мы находим и у Ульянова, работавшего намного раньше этих исследователей. Он считал, что включение в "реестр" способствовало не только росту самосознания казачества, но и формированию особой "самостийнической" казачьей идеологии. Книга "Происхождение украинского сепаратизма" позволяет не только рассмотреть особенности генезиса украинского сепаратизма, но и понять, что суть казачьей идеологии заключалась не в отстаивании независимости Украины, а в обретении прав на собственность и уравнивании в правах с феодальной знатью, будь то польская шляхта или великорусское дворянство.

Очевидно, что такого рода "национальная" идеология малоубедительна и своекорыстна. Однако, как ни странно, эта идеология не встретила никакого сопротивления в российском обществе и не подверглась критике русской интеллигенцией. Ульянов объясняет этот парадокс. Суть его позиции в том, что украинская национальная идеология, возникнув в рамках европейской парадигмы национальной мифологии, легитимировалась в рамках другой парадигмы - идеологии социальных реформ. Ульянов вполне доказательно демонстрирует, как происходила подмена понятий: сначала запорожское казачество отождествляется со всем украинским народом, а затем борьба украинского казачества за свои сословные привилегии рассматривается как борьба свободолюбивого украинского народа с крепостническим русским государством. Именно так голос украинского сепаратиста начинает звучать в унисон с голосом русского демократа в вопросе государственного устройства России.

Заметим, что весь XVIII век происходила активная интеграция украинцев в Российскую Империю [10-13], шло затухание сепаратистских настроений. Ульянов приводит слова идеолога украинского национализма М. Грушевского о том, что "забвение недавнего автономистского прошлого было так велико, что созидание национальной жизни пришлось начинать заново на пустом месте" [4, с. 141]. И здесь происходит, как выразился автор, "прививка ветки, отрезанной от павшего дерева, к растению, имевшему корни, в почке XIX века" [4, с. 146]. Речь идет о революционно-демократическом движении и революционных настроениях в русском обществе XIX века как о питательной среде украинского национализма. Произошло совпадение звучаний: антигосударственные настроения российских революционных демократов совпали с украинскими националистическими настроениями. Именно симпатии к украинскому антиэтатистскому движению - причина украинофильства российского общества2. Автор приводит много примеров украинофильства российской революционно настроенной интеллигенции: от проказачьих "дум" К. Рылеева и "казакомании" декабристов до публицистических высказываний А. Герцена, Н. Чернышевского и др. Воспитанные на идеализации западноевропейской демократии, они хотели и в казачестве видеть черты этой демократии. В качестве примера Ульянов указывает на статью Костомарова "О казачестве", в которой казачье происхождение объясняется "посредством идей чисто демократических" [4, с. 18].

Такое объяснение происхождения и социального строя казачества поднимало казачью идеологию на национальный уровень. Заметим, что в эпоху перестройки ситуация своеобразного украинофильства повторилась: долгое время российские демократы "заигрывали" с украинскими самостийниками, в который раз очарованные антиэтатистскими настроениями последних. По этому поводу уместно привести высказывание Ульянова о "вопиющем невежестве российской интеллигенции в украинском вопросе" [4, с. 272].

Мы видим, как историческое исследование, выполненное даже в рамках традиционного подхода, дает очень хорошие результаты для понимания нс только прошлого, но и настоящего. На повестке дня - задача применения инструментария, который наработан в рамках культурантропологии и социологии при анализе предыстории идеологических феноменов современной жизни.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Багдасаров Р. Запорожское рыцарство XV-XVIII веков // Общественные науки и современность. 1996.№ 3.

2. Яковенко И. Цивилизация и варварство в истории России. Статья 3. Казачество // Общественные науки и современность. 1996. № 3.

3. Маркедонов С. Донское казачество. Феномен межцивилизационного диалога // Общественные науки и современность. 1997. № 2.

4. Ульянов Н.И. Происхождение украинского сепаратизма. М., 1996.

5. Станиславский АЛ. Гражданская война в России XVII в. М., 1990.

6. Никитин НИ. О формационной природе ранних казачьих сообществ (К постановке вопроса) // Феодализм в России. М., 1987.

7. Нолыпе Г.Г. Русские "крестьянские войны" как восстания окраин // Вопросы истории. 1994. 11.

8. Никитин Н.И. Казачьи сообщества как пример самоорганизации внесословных и внеклассовых социальных слоев XVI-XVII вв. // Сословия и государственная власть в России XV - середины XIX вв. Ч. II. М., 1994.

 

Похожие работы

< 1 2