Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

Специальная и учебная литература Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. [Текст] - М.: Норма. 2005. 762с. Аузан А. Защита потребителя услуг.

Защита прав граждан-потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

Дипломная работа

Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
ля срока годности, поскольку (в отличие от ГК РФ) его установление является не правом, а обязанностью изготовителя (исполнителя). Поэтому в отношении сроков годности на товары (работы), которые реализованы без его указания, Закон устанавливает такие же последствия, как и при реализации работ без указания сроков службы, когда это в соответствии с п.2 ст.5 Закона является обязательным исполнитель, изготовитель обязан возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя независимо от времени его возникновения.

Важной нормой является п.5 ст.5 Закона, запрещающий выполнение работы (передачу потребителю ее результата) по истечении установленного срока годности, а также в случае отсутствия срока годности (срока службы), если он должен быть установлен. В то же время следует согласиться со справедливостью вывода Я. Парция о том, что в указанной норме имеется существенный недостаток, который должен расцениваться как пробел в законодательстве, поскольку она не устанавливает запрета на выполнение работы за пределами срока службы, когда его установление является обязательным.

Гарантийный срок может устанавливаться на любые виды работ, в то время как срок годности исполнитель обязан устанавливать только на указанные в п.4 ст.5 Закона и не вправе устанавливать на работы иного рода. Тем самым именно в отношении срока годности законодатель устанавливает существенное ограничение свободы усмотрения исполнителя, предоставляя ее в полном объеме по отношению к праву установления гарантийного срока.

По ограничению свободы усмотрения исполнителя сроки службы занимают среднее положение между сроками годности и гарантийными сроками, поскольку могут быть установлены только в отношении результатов работ длительного пользования и, наряду с требованием об обязательном установлении в отношении работ, которые с истечением времени могут приобрести опасные свойства, в отношении иных результатов работ длительного пользования исполнителю предоставляется возможность самостоятельно решать вопрос о необходимости установления сроков их службы, исходя из своих коммерческих интересов, а также производственных и иных возможностей.

Существенное различие усматривается и в возможной длительности рассматриваемых сроков. Гарантийный срок не может превышать сроков службы и, как правило, является меньшим по продолжительности, хотя теоретически возможно предположить установление гарантийного срока равным сроку службы.

Приведенные выше различия в определении понятий «срока службы» и «срока годности» не позволяют согласиться с мнением о том, что они являются идентичными по содержанию.

С этих позиций представляется необходимым изменение норм ГК РФ в части регулирования вопросов качества товаров (работ, услуг), установления гарантийных сроков и сроков безопасности. Нормы Закона более теоретически обоснованы и позволяют обозначить необходимость как единого подхода к понятию «качество» и «гарантийный срок» для работ, товаров и услуг, так и целесообразность более точного определения «срока годности» и «срока службы» и придания им самостоятельного значения. Следует также согласиться и с правильностью занятой Законом о защите прав потребителей позиции о теоретической (да и практической) невозможности установления гарантийных сроков и сроков безопасности на в отношении услуг, поскольку они не имеют материально выраженного результата и гарантии их качества и безопасности должны предоставляться непосредственно в ходе оказания. Вред услугой, исходя из этого подхода, может быть причинен только в ходе ее оказания, даже если непосредственное его обнаружение потребителем произошло позже (последнее следует рассматривать как момент, когда потребитель узнал или должен был узнать о нарушении своего субъективного права).

 

1.3 Специальные права потребителей при выполнении работ (оказании услуг)

 

В ГК РФ впервые включена норма, содержащая определение договора возмездного оказания услуг (ст.779), по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Договор возмездного оказания услуг весьма близок по своей конструкции к договору подряда, существо которого состоит в том, что одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ст.702 ГК РФ).

Разница между приведенными понятиями состоит, прежде всего, в том, что в определении договора возмездного оказания услуг не содержится указания на наличие у заказчика обязанности по принятию материального результата совершенных по его заданию действий или осуществленной деятельности, в связи, с чем и обязанность заказчика по оплате относится именно к услуге в целом. В тоже время по договору подряда его предметом является передача заказчику материально выраженного результата работы, который последний должен принять и оплатить. На наличие особенностей предмета договора возмездного оказания услуг по отношению к предмету договора подряда прямо указывает и ст.783 ГК РФ.

Представляется целесообразным исследование существа понятий «работа» и «услуга» в целях определения соотношения подрядного договора и договора возмездного оказания услуг.

В тоже время выказывалось отрицательное отношение к резкому противопоставлению понятий «работа» и «услуга»: услугой является действие, оказывающее помощь, пользу другому, а работой занятие каким-либо делом, применение своего труда; услуга становится объектом гражданско-правового обязательства тогда, когда выражается в какой-то работе, а работа когда она принимает форму оказания услуги. Этим справедливо подчеркивается, что для признания соответствующего действия в качестве объекта гражданско-правового регулирования необходима его полезность для третьего лица, то есть выполнение работы или оказание услуги для другого. Однако, при этом каждое понятие в отдельности (работа и услуга) выглядит необоснованно усеченным и односторонним, при таком подходе исчезает возможность их отграничения друг от друга, поскольку вывод о необходимости «оказания помощи другому» и «занятия каким-либо делом» одинаково справедлив и в отношении работ, и в отношении услуг.

В соответствии с п.2 ст.779 ГК РФ правила главы 39 применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских услуг, ветеринарных, аудиторских, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных услуг, за исключением тех услуг, которые оказываются по договорам подряда, перевозки, хранения и других, нормы о которых выделены в ГК в отдельные главы. Исходя из этого, М.И. Брагинский, который являлся одним из разработчиков ГК РФ, указывает на то, что законодатель тем самым закрепляет понятие услуги в широком смысле, которое включает в себя и работы, как особую их разновидность. Представляется, что этот вывод основан исключительно на грамматическом толковании ст.779 ГК РФ. Существующие теоретические исследования, а также параллельное употребление понятий «работа» и «услуга» в законодательстве, раздельное, в принципе, регулирование выполнения работ и оказания услуг, приводят к выводу о необходимости их отграничения по признаку наличия или отсутствия материально выраженного результата.

Нормы главы 39 ГК о возмездном оказании услуг носят общий характер и подлежат применению ко всем услугам, правовое регулирование которых в Кодексе не производится отдельно. Примерный перечень таких услуг приведен в п.2 ст.779 ГК РФ. По всей вероятности, в дальнейшем некоторые из услуг, в том числе из указанных в п.2 ст.779 ГК РФ, будут выделены в отдельный договорной тип путем появления новых глав в ГК. Анализируя текст ст.779 ГК, следует сделать вывод о том, что ко всем договорам об оказании возмездных услуг, которые не выделены в ГК особо, подлежат применению в первую очередь именно нормы главы 39.

Одной из основных обязанностей потребителя по договорам подряда и оказания услуг является их оплата. При этом необходимо отличать понятие «цена» и «стоимость работ (услуг)». Под ценой договора следует понимать ту плату, которую должен получить исполнитель от потребителя за выполненную по его заданию работу (оказанную услугу). Стоимость же работы (услуги) определяется исходя из срочности, ее сложности, объема и иных критериев. Полагаем, что цена договора является наиболее широким понятием, поскольку включает в себя не только стоимость работ и других причитающихся с потребителя платежей (например, за предоставленные исполнителем материал), но и вознаграждение исполнителя. Это соотношение не изменяется и в тех случаях, когда реальные издержки исполнителя могут превысить обусловленную сторонами цену договора, например, при превышении твердой сметы без согласия потребителя, а также в иных случаях, когда потребитель вправе требовать уменьшения цены договора и оплаты услуг (работ) исполнителя в меньшем размере, поскольку это является санкцией за нарушение исполнителем своих обязательств по договору.

Наиболее детально порядок определения цены в договоре определен для подрядных отношений. Эти положения могут применяться и для договоров об оказании услуг, если иное не следует из особенностей их предмета или прямых указаний закона (ст.783 ГК РФ).

На выполнение работы (оказание услуги), предусмотренной договором о выполнении работы (оказании услуги), может быть составлена твердая или приблизительная смета, (п.1 ст.35 Закона). Эта норма корреспондирует положениям ст. 709 ГК РФ, в соответствии с которой смета приобретает силу и становится частью договора с момента подтверждения ее заказчиком. Важным является указание на то, что при отсутствии иных условий в договоре, смета считается твердой (п.4 ст.709 ГК). Сп

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>