Защита конфиденциальной информации в гражданском процессе

Возникает вопрос о том, как быть с распространением ранее собранных журналистом материалов в случае, если вынесено определение о проведении закрытого

Защита конфиденциальной информации в гражданском процессе

Курсовой проект

Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету

Юриспруденция, право, государство

Сдать работу со 100% гаранией
язанных с конфиденциальной информацией.

Свидетельский иммунитет имеет глубокие исторические корни. Он известен со времен римского права, существовал в дореволюционном российском гражданском судопроизводстве.

Интересно отметить, что русские процессуалисты конца XIX начала XX века уделяли проблеме свидетельского иммунитета большое внимание. А. Х. Гольмстен писал, что «это освобождение признается необходимым в виду коллизий обязанности быть свидетелем с другими обязанностями и интересами, и разрешением этой коллизии в пользу последних. Так, обязанность быть свидетелем коллидирует с обязанностью сохранять тайну, например, со стороны духовника, поверенного» [24]. Ю. С. Гамбаров также писал о разрешении «отказываться от свидетельства лицам, которых юридическую или нравственную обязанность не давать свидетельства закон ставит выше обязанности свидетельства, куда относится, например, тайна исповеди, а равным образом профессиональная тайна адвоката, нотариуса, врача, повивальной бабки, маклера и т. д. Их право молчания распространяется только на события, которые они по закону или своему долгу должны держать в тайне» [25].

Необходимо отметить, что общим правовым признаком всех иммунитетов является их регулирование исключительными (специальными) нормами [26]. Нормы, образующие институт иммунитетов, представляют собой одну из процессуальных гарантий, призванных наряду с другими институтами обеспечивать права и свободы граждан в ходе процесса [27].

Как отмечают И. В. Решетникова и В. В. Ярков, понятие привилегии как освобождение лица от обязанности давать свидетельские показания в суде давно существует в зарубежном гражданском процессе [28], поэтому необходимо учитывать этот опыт регулирования данных отношений. Существование привилегий в англосаксонском гражданском процессе является одним из важнейших принципов доказательственного права [29]. Надо отметить, что в американском и английском гражданском процессе понятие привилегии шире понятия свидетельского иммунитета и включает не только свидетельские показания, но и документы, которые возникают при взаимодействии, например, клиента и его адвоката. Интересно привести общий принцип распространения привилегии на документы, сформулированный в 1979 г. судьей лордом Дейвисом и используемый в том числе в Канаде: «Документ, который был составлен с основной целью его автора, или иного лица, полностью или частично для получения юридической помощи во время производства разбирательства признается привилегированным и должен быть исключен из исследования» [30]. Однако если информация собрана до приглашения адвоката и впоследствии ему передана, то она не подпадает под привилегию [31]. Вообще в американском гражданском процессе привилегии определяются достаточно широко и расплывчато в ст. 501 Федеральных правил о доказательствах (Rule 501 of FEDERAL RULES OF EVIDENCE), которая устанавливает 13 привилегий, из которых 9 не закреплены в Конституции США (юрист против клиента, психотерапевт против пациента, супруги друг против друга, тайна исповеди, тайна голосования, коммерческая тайна, государственная тайна и иная официальная информация, источник информации для журналиста и т.д.). При этом несоответствия в ряде случаев федерального законодательства и законов штатов часто приводит к определенным проблемам при рассмотрении дел. Судебная практика в США в последнее время вносит существенные коррективы в институт привилегий. В частности, в решении Седьмого Окружного суда от 15 апреля 1999 г. установлено, что документация, которую составляет представитель для клиента по налоговым правоотношениям, в ряде случаев не защищается привилегией [32]. Достаточно интересные предложения изменений в Федеральные правила о доказательствах предложены профессором Полом Р. Райсом [33]. Они касаются в том числе и института привилегий. П. Р. Райс предлагает более четкое определение сущности привилегии представитель - клиент, условий ее существования и исключений, при которых она не действует.

Согласно Закону о доказательствах 1968 г., в гражданском судопроизводстве Англии считается недопустимым обязывать свидетеля сообщать информацию, если она создает опасность уголовного преследования или возобновления отбывания наказания. Названный закон предоставил привилегию супругу лица, выступающего в качестве свидетеля. Муж имеет право протестовать против вопроса, если честный ответ нанесет вред его жене.

Необходимо отметить, что в праве Великобритании существует комплекс специальных норм, направленных на защиту конфиденциальной информации при осуществлении правосудия. В соответствии с Законом «О нарушении конфиденциальности» 1981 г. лицо имеет право раскрыть информацию, полученную конфиденциально, или любой документ, содержащий такую информацию, для целей судопроизводства только по решению суда или директиве суда либо согласно иным правилам суда. Лица, которым такая информация была раскрыта в результате исполнения решения или директивы суда, должны соблюдать обязанность конфиденциальности в отношении указанной информации. Информация, которая раскрывается для присутствующих в закрытом судебном заседании, не становится общедоступной [34].

ГПК Болгарии (ст. 135) относит к субъектам свидетельского иммунитета родственников по прямой линии, братьев, сестер, супруга стороны. Венгерское законодательство распространяет это право на родственников по прямой восходящей или нисходящей линии, его (ее) брата и сестру, супруга брата (сестры) [35].

В гражданском процессе России проблема свидетельского иммунитета системно не решена. Согласно ст. 51 Конституции РФ, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. На наш взгляд, эта норма нуждается в изменении, касающемся других источников доказательств, главным образом письменных. С учетом вышеизложенного, представляется целесообразным после слов «свидетельствовать» и «давать свидетельские показания» дополнить словами «и представлять доказательства». С учетом того, что внесение изменений в Конституцию представляется весьма проблематичным, возможно развитие анализируемой статьи Конституции в процессуальных кодексах, допускающее освобождение от обязанности представлять доказательства. Необходимо отметить, что аналогичный по сути вывод содержится в Определении Конституционного Суда РФ, которое будет рассматриваться далее.

ГПК РСФСР в ст. 61 установил два случая свидетельского иммунитета - для представителей по гражданскому делу или защитников по уголовному и лиц с физическими и психическими недостатками. На сегодняшний день этого явно недостаточно.

Как отмечают И. В. Решетникова и В. В. Ярков, проект ГПК вводит абсолютные и относительные привилегии. Надо отметить, что и американском гражданском процессе выделяют абсолютные (absolute) и условные (conditional) привилегии. Под относительную привилегию подпадает информация, являющаяся производной или интерпретированной, т. е. которая может быть получена из других источников [36].

Проект нового ГПК РФ вводит четыре вида абсолютных привилегий, три из которых относятся к конфиденциальной информации - тайна исповеди, совещания судей, адвокатская, причем не только адвокатская, а представительская [37]. На правильность именно термина «представительская тайна» указывает И. Л. Петрухин, отмечая неточность термина «адвокатская тайна», поскольку хранителем данной тайны может быть не только адвокат, но и другой защитник в уголовном процессе, а также представитель потерпевшего, истец и ответчик в гражданском процессе [38].

Значению представительской тайны, ее функциям, объему сведений, подпадающих под нее в посвящен ряд пунктов Определения Конституционного Суда РФ по жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР от 6 июля 2000 г. № 128-О. Несмотря на то, что указанное Определение посвящено вопросам уголовного процесса, представляется целесообразным учет его положений и при реформировании гражданского процессуального законодательства.

Помимо абсолютных в проекте нового ГПК РФ вводятся относительные привилегии, когда лицо по своему усмотрению может отказаться от дачи свидетельских показаний в суде:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга;

3) дети против родителей и родители против детей;

4) братья и сестры друг против друга;

5) дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

6) депутаты представительных органов власти в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских обязанностей;

7) уполномоченный по правам человека - в отношении сведений, ставших ему известными в связи с осуществлением своих полномочий.

Данные положения вызывают ряд замечаний. Уполномоченный по правам человека в РФ имеет право знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу согласно ст. 23 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26 февраля 1997 г. При этом предоставление Уполномоченному информации, составляющей государственную, коммерческую либо иную охраняемую законом тайну, осуществляется в соответствии с законодательством РФ (ч. 1 ст. 24). В соответствии с ч. 2 анализируемого закона Уполномоченный вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей. Однако согласно ч. 2 ст. 28 закона Уполномоченный не вправе разглашать ставшие ему известными в проц

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>