Законодательство России в период 1237-1497 гг.

Впрочем, закон разрешал истцу нанять постороннего человека для вызова ответчика и дать ему позовницу, грамоту подтверждающую вызов в суд. По

Законодательство России в период 1237-1497 гг.

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
угих отданное в суду умершим, если не имели записей и заклада.

Если имущество умершего находилось в общем владении с родственниками, то они могли взыскивать долг без записи и заклада. Так же и с них можно было взыскать долги умершего без записей и заклада.

Если несколько кредиторов предъявят свой иск на дом или землю покойного, при чем у одних будет заклад, а у других записи, они должны были подтвердить свои иски под присягой. При этом кредиторам предоставлялось право, выбрать одного из них кто взял бы дом или землю, удовлетворив других деньгами. Если наследники покойного захотели бы выкупить имущество умершего, получивший его по записи имел право не допускать их до «выкупа».

2) При взыскании долга с живых, кредитор предоставивший долговые записи («доски») и заклад, должен был сам целовать крест или требовать, положив у креста заклад и записи, чтобы должник поцеловал крест. Заклад на суде являлся достаточным основанием долга, даже без записей. При закладе никогда не присуждалось «поле».

Псковская грамота разрешала давать в долг без заклада, по одним записям, но не более рубля. Кто давал более, лишался права требовать долг.

Если кто подавал иск по взысканию долга и предоставлял при этом заклад, а должник отказывался от долга и заклада, то в этом случае, заклад оставался в пользу кредитора, а должник освобождался от долга.

В случае если должник принес свой долг кредитору и требовал свой заклад, а кредитор заявлял, что он в долг не давал и залог не брал, иск из долгового превращался в иск «по поклаже», то есть передаче на сохранение. Такой иск решался крестным целованием (по «воле» кредитора) или судебным поединком.

Если должник отказывался от долга и не являлся в суд, то его заковывали в цепи и сажали в тюрьму, а все убытки понесенный кредитором по этому делу возлагали на должника. Если кредитор, взяв у судей приставов для вызова должника в суд, силой брал с него долг (не представляя его в суд), он судился как за грабеж и приговаривался к пени в 1 рубль князю и платил вознаграждение приставу.

Псковская грамота допускала проценты по долгу, но в отличие от Русской Правды не определяла их максимум. Впрочем, для предотвращения споров, закон требует, чтобы проценты были записаны в долговой записи, с указанием срока на какой дан долг. По сроку платежа долга, если он не был принесен, кредитор обязан был объявить об этом в суде. Если это делалось позднее, кредитор лишался прав на проценты. Так же не полагались проценты, если кредитор требовал возврат долга ранее оговоренного срока. Если должник сам приносил долг ранее установленного срока, процент считался по расчету.

3) Русская Правда облегчала взыскание торгового долга для кредитора. Псковская же грамота на долги по торговле смотрит иначе. По псковскому закону «ищущий торгового долга по доскам» должен представить еще и «рядницу» долговую запись, из которой было видно, что деньги даны в долг по торговле. Рядница должна была писаться в церкви Святой Троицы и копия с нее («противень») хранилась в ларце Святой Троицы.

4) По Псковской судной грамоте поручительство в займах допускалось только тогда, когда заем не превышал 1 рубля (около 1/2 фунта серебра), по займам же более рубля требовался заклад или запись. Поручитель обязан был платить долг, если тот за кого он поручался отказывался от долга или не мог его уплатить. При этом если кредитор требовал уплаты долга с поручителя, а должник предоставлял запись об уплате долга, то должник и поручитель освобождались от уплаты долга.

5) По псковскому закону, взявший у кого-либо вещь на сохранение будет отказываться от этого, давший на сохранение обязан был объявить об этом перед судом. По этому заявлению, суд решал дело крестным целованием («по воле ответчика») или судебным поединком. Иск принимался судом только в том случае, если истец предоставлял запись, подписанную принявшим вещь на сохранение.

6) По Русской Правде должник, обеспечивающий свой долг личной свободой, назывались закупами и делились на «закупов в кунах» («серебрянников») и «ролейных закупов». В Псковской грамоте отсутствуют статьи, в которых бы говорилось о закупах в кунах. По общему смыслу псковского закона можно допустить, что в Пскове не было закупов этого рода, а были только ролейные закупы, то есть крестьяне бравшие на определенных условиях землю у землевладельцев. По Псковской судной грамоте их было несколько видов, по их занятиям:

1) Изорники бравшие землю под условие денежной платы или работы. Обычно изорники отдавали за землю половину урожая, отсюда второе их название - «исполовники».

2) Огородники бравшие под условием платы во временное владение огород.

3) Хотечники или кочетники рыболовы, бравшие рыбную ловлю в чьем-то угодье с условием платы половины улова (дохода) владельцу угодья.

В отличие от Русской Правды Псковская судная грамота резко отличает ролейных закупов от наймитов. Он воспринимает их только как жильцов или арендаторов чужой земли. В отличие от наймитов, которые принимались на срок или на отряд, изорники получали землю бессрочно и оставались на занятых ими землях столько сколько хотели. Отсюда вытекают отношения между хозяевами и изорниками:

1) В отношении к землевладельцу изорники признавались совершенно свободными, они всегда могли уйти от него, также как и хозяин мог отказать им в земле. Требование здесь было одно отказ можно было заявить только в определенный срок, после окончания земледельческих работ (обычно с «филиппова заговенья»). Если этот срок пропускался, то виновная сторона должна была возместить другой стороне убыток.

2) Крестьянин мог жить на хозяйской земле «без покруты», то есть не получая ничего кроме земли. Так же он мог взять «покруту» - земледельческие орудия, скот, хлеб и даже деньги. Если крестьянин брал только землю, то при расчете отдавал за нее только половину урожая, а если брал землю и покруту, то, оставляя хозяина, должен был вернуть ему покруту. Если крестьянин отказывался от получения покруты, закон разрешал хозяину, в подтверждение его слов, предоставить 4-5 свидетелей, которые подтверждали его иск присягой.

3) Псковская судная грамота признает за крестьянином, живущим на чужой земле, право собственности и свято охраняет его имущество. Хозяин земли не имел никаких прав на имущество крестьян живущих на его земле. В случае если крестьянин сбегал, не желая платить прокруты, то хозяин имел право, предварительно заявив о бегстве в суде и взяв двух приставов, а также губных старост и сторонних людей, продать имущество крестьянина, для возврата себе прокруты. Если же имущество продавалось незаконным способом, то хозяин считался похитителем чужой собственности, и крестьянин мог «искать на него», объяснив суду причину своей отлучки из дому.

4) Псковский закон, признавая за крестьянином право собственности, допускает с его стороны иск не только на посторонних людей, но и на господина, на земле которого он жил. Иски крестьянина на господина могли быть следующие:

а) Когда господин присваивал себе крестьянскую собственность, он должен был по иску изорника, представить соседей, которые бы подтвердили, что имущество, на которое показывает крестьянин, принадлежит ему. Если господин не находил таких свидетелей, то имущество отдавалось крестьянину, а господин обязывался уплатить все судебные издержки.

б) Когда господин не платил крестьянину долг, крестьянин обязывался представить на суд запись или счет, и суд производил дело по этой записи.

5) Псковский закон охранял крестьянскую собственность, и после смерти изорника. По закону имущество переходило к его наследникам, которые при принятии наследства должны были оплатить долги умершего крестьянина господину. Землевладелец не имел права самовольно забрать крестьянское имущество. В противном случае наследники могли предъявить иск к нему, и он судился как похититель чужой собственности. Даже, если крестьянин умирал, не оставив после себя ни жены, ни сына, ни брата, ни других совместно с ним проживавших родственников, землевладелец мог вернуть покруту только продав это имущество узаконенным порядком (в присутствии 2 приставов, губных старост и сторонних людей). Если этого не делалось, родственники умершего, живущие в других местах, могли «искать на господина» и требовать изъятое им имущество.

6) Охраняя собственность крестьян, Псковская судная грамота обеспечивала и неприкосновенность прав собственности землевладельца. Господин мог «искать свое» на изорнике не только по записи, но и без нее. Для взыскания покруты без записи землевладелец должен был представить 4-5 свидетелей, которые присягали, подтверждая передачу имущества господином крестьянину.

IV раздел второй части Псковской судной грамоты содержал Закон о наследстве. Псковский закон вводит много нового в вопрос о наследстве по сравнению с Русской Правде. Он делит наследство на два вида: по завещанию и по закону.

Наследство по завещанию. Владелец имущества указывал в завещании кому и какую долю своего имущества он оставляет после смерти. В завещании назначались душеприказчики, как исполнители волю покойного по завещанию, а также перечислялись все его долги и долги других лиц ему. Завещание составлялось в письменном виде при священнике и посторонних свидетелях, скреплялось печатью и хранилось в ларе Церкви Святой Троицы. Наследниками по завещанию могли быть как наследники по закону, так и те, кого закон не допустил бы к наследству без завещания. Первое наследство называлось «отморщиной», а второе «приказом». Умирающий мог и без завещания передать свое движимое имущество и грамоты на земли («вотчины») кому

Похожие работы

<< < 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>