Загадка Пытавина

Не менее интересно поговорить на урокеи о другом герое «Шагов» ограбленном пенсионере Сарычеве. Сарычев прямо-таки напрашивается на определение “положительный

Загадка Пытавина

Сочинение

Литература

Другие сочинения по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
сякую особенно сильную боль Иван помнит каждый из таких дней, и это мучительная, трудная память”. Иван фантазёр, причём совсем не всегда злой фантазёр, просто сердце у него замёрзло, как у мальчика Кая из сказки «Снежная королева». (Кстати,в сильном классе попробуйте обсудить с учениками, для чего вводит Дмитриев в текст своего рассказа отрывок из этой сказки.)

Иван Королёв по сути своей современный “маленький человек” русской литературы. Он, как и многие его литературные собратья, тоже родом из гоголевской «Шинели». И не остановиться на этом моменте, на традициях и новаторстве в разработке этого типа литературного героя, просто невозможно. В зависимости от недавно пройденных тем можно предложить школьникам написать небольшую творческую работу дома сравнительную характеристику Ивана Королёва и какого-нибудь “маленького человека”. Тем более имеет смысл это сделать в преддверии выпускного письменного экзамена по литературе, ведь “сравнительная характеристика героев” уже заявлена в примерных темах выпускных сочинений этого года.

Какие ещё моменты важно не пропустить, характеризуя Ивана Королёва? Его безответную первую влюблённость, упоминания о его детстве, безудержные выверты его фантазии (когда Ивановы гонители и враги попадаютв самые унизительные положения), его тёплые и ласковые мысли о матери.

Не менее интересно поговорить на урокеи о другом герое «Шагов» ограбленном пенсионере Сарычеве. Сарычев прямо-таки напрашивается на определение “положительный персонаж”. Наверное, и у него есть недостатки. Как же без них... Но автор, кажется, не слишком склонен о них распространяться. На первый взгляд, единственная настораживающая черта это то, что Сарычев (это довольно-таки ясно просматривается) сам считает себя правильным и хорошим человеком. Быть по-настоящему хорошим и правильным, разумеется, не просто. Вероятно, поэтому Сарычев Илья Максимович для облегчения, так сказать, своего жизненного “чернорабочего подвига” поместил себя скорее подсознательно, чем продуманно в некие особые условия, поделив весь мир на Я-правильныйи они-неправильные. Попробуем вместе с учениками выбрать подтверждающие эту мысль цитаты. Сарычев “давно открыл: когда думаешь о ком-нибудь во множественном числе, мысли не спотыкаются, они шагают размашисто и упруго, им, очищенным от неуверенности и тревоги, истина легко выходит навстречу”... Итак, множественное число. Они это “маленькие женщины в пуховых платках”, вырастившие избалованных и даже порочных детей, они это сами дети, которые “грубят, пачкают в доме,вымогают последние деньги”, они это пытавинские жители, работающие по методу “один работает, пятеро смотрят”, наконец, они это вообще все, кто “шастает вокруг” и кого легко по причине несообразительности ввести в заблуждение даже на такой ерунде: уходя не погасить свет, и все как один будут думать, что Илья Максимович и собака Клоп сидят себе посиживают дома.

Всё, что есть аномалия, выверт или хотя бы необычная в чём-то вещь,Илья Максимович стремится изгнать из своей жизни. Именно так он поступил со своей бывшей женой, оказавшейся на поверку “похотливой мещанкой”. Но ведь без любви жить нельзя? Нельзя. Поэтому “Женщину с заглавной буквы”, которую Сарычев “придумал в ней, какую полюбил он продолжает любить, и точка”.

Не прост и не однолинеен Сарычев. Если он персонаж положительный то зачем обманул мать? (Кстати, если бы Сарычев вопреки своей привычке думал о матери как о конкретной, не слишком счастливой женщине, а не как о типичной представительнице увешанных недостатками “женщин в пуховых платках”, то, возможно, финал рассказа был бы совсем иным.) Если же отрицательный то почему же он не спит ночами, выгуливая свою непутёвую собаку? В задачу автора, по-видимому, совсем не входит упрощать этот образ. Не случайно ведь именно Сарычев, а не кто другой, произносит ключевые для всего рассказа слова: “Человек есть загадка”. Банальные, конечно, слова. Но банальные применительно ко всем “человекам” или к человеку абстрактному. Если же через них, как “сквозь магический кристалл”, посмотреть на конкретного человека, то чего только не увидишь...

Жизнь полна множества совпадений. Оказывается, Сарычев хоть и не знал покойного Матвея Королёва (главы описанного в рассказе семейства. М.С.-К.), “а всё равно близкий человек. Потому что оба на транспорте, в одной системе работали”. Близкие люди должны помогать друг другу. Правильно. “Сарычев подсаживается к ней (матери. М.С.-К.), пристально смотрит в глаза, будто выискивая в них что-то, и печально спрашивает: «Тяжко с ним?..»”

Сарычев вообще привык помогать людям, да он в своё время просто обязан был это делать, по профсоюзной линии. Отправляя в тюрьму Ивана Королёва, он одним точно продуманным, прицельным выстрелом поражает сразу несколько целей.

Каких? Пусть сначала на этот вопрос ответят ученики.

Во-первых, и в главных, торжествует справедливость. Воровство и аморальное поведение будут наказаны, что послужит хорошим уроком всей пытавинской шпане.

Во-вторых, соответствующие выводы должен сделать для себя сам Иван Королёв, который рос без отца. Но, слава богу, находятся люди, готовые взвалить на себя кое-какие непростые отцовские функции.

В-третьих, по мнению Сарычева, сама мать Ивана Королёва, разобравшись и всё обдумав, ещё и спасибо ему должна сказать. Её помощники в воспитании сына “инстинкт и покорность” сыграли уже свою негативную роль. Иван после серьёзного наказания вполне может остепениться, но если даже этого и не произойдёт, то, по крайней мере, Сарычевым дана матери отсрочка от того трагического момента, когда молодой Королёв вздумает привести в дом жену, “такую же, как и сам, распущенную...вдвоём они быстренько со света сживут” мать-старушку.

Ещё один важный момент, над которым стоит поработать на уроке. Почему рассказ Дмитриева называется «Шаги»? Не будем торопиться, но внимательнейшим образом просмотрим весь текст и отметим для себя все упоминания этого слова.

“Разбуженные рельсы кричат, шпалы вздрагивают. Спиной чувствуя приближение поезда, Иван не спешит сойти с рельсов; он знает: станция близко, и на этом отрезке пути поезда притормаживают. Мрачно замедляя шаг, Иван ждёт, когда поезд взревёт отчаянным долгим гудком, предлагая ему, Ивану, уйти с дороги. И те несколько неторопливых шагов, которые Иван, не оборачиваясь, не обращая никакого внимания на гудок, ещё пройдёт по шпалам, доставят ему короткую злую радость, минутное упоениесвоим присутствием в этом неуютном февральском мире, успевшем наконец погрузиться в стойкую тьму”.

Но “минута радости прошла. Он опять наедине со своей обидой”. Те несколько шагов, которые сделал Иван, соперничая с огромным, смертельно опасным для него поездом, приподняли его, дали почувствовать себяличностью, независимой, свободной, способной принимать решения.В тот момент, когда он делает эти несколько шагов, ничто не напоминает ему о собственном ничтожестве, о всеобщей нелюбви.Он, Иван Королёв, дал понять командующему множеством лошадиных сил, облечённому властью машинисту, сколь многое от него, Ивана, зависит.

Так уверенно, “упоённо” шагать Ивану, конечно же, хотелось бы всегда. Не случайно, “давясь остатками шампанского”, он выскакивает из местной забегаловки,чтобы догнать своего случайного соседа по столику, “но не затем, чтобы хватать за грудки, но затем, чтобы идти с ним рядом по улицам Пытавина, идти молча, приноравливаясь к грузному шагуэтого спокойного, сильного и уставшего за день человека, радуясь, если этот человек вдруг обронит какое-нибудь слово: скажет «пока» или «будь»”.

Увы, человек этот уже растворился в толпе, а все остальные прохожие совсем не похожи на исчезнувшего соседа по столику... Так, видно, и суждено Ивану ходить по улицам Пытавина одному или с матерью.

Ещё один эпизод. Иван залезает в чужой дом, залезает не с целью по-настоящему поживиться, но подгоняемый “четырьмя словами”: “я вам всем покажу”, которые несмолкаемой музыкой живут в его затравленной, обиженной душе. “Он быстро и бесшумно шагает в жёлтую полосу света, падающего из окна.Взобравшись на высокий, узкий подоконник и с трудом удержавшись на нём, Иван просовывает руку в форточку, нашаривает шпингалет и, наддав раму коленом, распахивает окно. Шагнув промокшими ботинками на зелёное сукно письменного стола, затем, резко оттолкнувшись, спрыгивает на пол и замирает...” Вот и всё. Несколько роковых шагов сделано. Причём шагов снова самостоятельных и решительных, пусть и нелепых по сути и даже опасных. Иван Королёв будто играет в азартнейшую игру случайно ли упоминание о зелёном сукне? Выиграет значит, сделал несколько шагов к самоутверждению, проиграет что ж... Последний вариант, в сущности, и лежит в русле его судьбы если и не проигрывать вчистую, то, по крайней мере, и не выигрывать никогда. Кто-то другой покупает счастливый билет и уезжает в чудесные тёплые края, к морю. А Иван “состязается в гордости” с поездом в своём родном Пытавине, да и матери его, торгующей в железнодорожном тоннеле мёрзлой рыбой, давно “позабывшей” о своей морской родине, сладко “тянуться слухом за неудержимым, свободным, железным гулом над головой”.

Рассказ «Шаги» это, безусловно, не только повод для выписывания в тетрадь эпитетов и обсуждения речевых характеристик персонажей. Прежде всего это повод для разговора о многомерности литературы и многомерности жизни. Это попытка увидеть в чёрно-серо-белом Пытавине всю радугу цветов пусть едва различимую, непостоянную, почти невидимую невнимательному глазу.

“Проза должна быть многомерна, но в силу многомерности её смыслов, тех смыслов живой жизни, которые прозаик пытается выразить. Простая же игра смыслами, сколь угодно сложная, бессмысленна. Если я чувствую нечто такое, что не в состоянии выразить никаким иным способом, кроме как художественным словом, прозой, тогда я пишу прозу. Если же я в состоянии изл

Похожие работы

< 1 2 3 >