Загадка гения: Пушкин и литературный язык

Анализируя различие романтического и реалистического восприятия мира писателем, Ю.М. Лотман пришел к выводу, что романтический герой является носителем одной "маски"

Загадка гения: Пушкин и литературный язык

Статья

Разное

Другие статьи по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией

Загадка гения: Пушкин и литературный язык

В.М. Бельдиян, Омский государственный педагогический университет, кафедра методики и преподавания русского языка

Литературным является язык, который характеризуется кодифицированностью, общепринятостью, нормированностью и стилистическим разнообразием. Под кодифицированностью обычно понимается фиксация языка в грамматических описаниях. Если речь репрезентируется в тексте, то язык как система наиболее адекватно представлен именно в грамматике. И тем не менее, следует признать, что наличие или отсутствие грамматик говорит о наличии или отсутствии языковедения, а не о наличии или отсутствии литературного языка. Поэтому под кодификацией мы будем понимать письменную фиксацию речи на данном языке в виде текстов.

Запись речи на письме создает возможность передать информацию адресату, находящемуся вдали от автора или через значительный отрезок времени. Такая передача сведений требует от фиксации на письме всех необходимых компонентов ситуации, о которой идет речь. Необходимы сведения о субъекте действия, объекте действия, о самом действии, его условиях, а также о свойствах описываемых предметов и явлений. Только тогда речь становится связной и завершенной. Вот поэтому письменная кодификация, рассматриваемая как фиксация устной речи на письме, является необходимым условием формирования общепринятости и нормированности языка. Разобщенные пространством и временем люди относятся к разным диалектам или языковым состояниям (или, иначе, к разным территориальным и временным диалектам). Объединяемые письменной речью участники коммуникации должны выбрать в качестве общепринятого единый речевой инвариант, не зависящий от пространства и времени. Таким инвариантом выступает диалект культурного и административного центра, расширенный за счет элементов других диалектов и заимствований. Кроме того, при письменном общении коммуниканты должны следовать единым правилам употребления языковых единиц (нормам).

Языковой материал современного русского языка формировался и отбирался на протяжении многих десятков и даже сотен тысячелетий. Это время охватывает такие периоды как ностратический (общечеловеческий), который существовал на протяжении 200 - 40 тысяч лет до нашего времени; индоевропейский, который существовал 10 - 5 тысяч лет тому назад; общеславянский, который возник 3 - 4 тысячи лет тому назад и закончил сове существование в первом тысячелетии до новой эры; восточнославянский, период жизни которого располагается между IV - XIV веками нашей эры, и великорусский, который существует, начиная с XIV века по настоящее время. Современный русский литературный язык - это нынешний период развития великорусского языка на единой литературной основе. Отбор языкового материала для этапа современного русского литературного языка и его нормирование ведут свое начало от М.В. Ломоносова, который вывел за пределы литературного языка всю устаревшую старославянскую лексику, не освоенную русским языком. Он же установил наличие трех языковых стилей русского языка, то есть наличие трех групп лексики, распределенных по трем аксиологическим (оценочным) классам [5].

Русские писатели, творившие в период от Ломоносова до Пушкина специализировались в одном или преимущественно в одном стиле и соответствующем жанре. М.В. Ломоносов и Г.Р. Державин прославились своими одами, Н.И. Новиков и А.Н. Радищев - публицистикой, П.А. Сумароков - сатирой, Д.И. Фонвизин - сатирической драматургией, И.А. Крылов - баснями, Н.М. Карамзин - повестями, В.А. Жуковский - балладами, А.С. Грибоедов - своей знаменитой комедией "Горе от ума", К.Ф. Рылеев - думами, А.А. Бестужев-Марлинский - романтической прозой, современники Пушкина поэты А.А. Дельвиг, В.К. Кюхельбеккер, Е.А. Баратынский, П.А. Вяземский, В.Ф. Одоевский, Ф.И. Тютчев - плодотворно работали в области лирической поэзии. И только Пушкин блестяще проявил себя во всех тогда известных литературных жанрах. Он и создал стилистическое разнообразие русской художественной литературной речи.

До Пушкина проблема литературного языка была проблемой отбора лексики. Именно так ставился этот вопрос сторонниками так называемых старого и нового слогов - шишковистами и карамзинистами. Слог представлял собой стилистический тип речи, характеризовавшийся особым отбором и сочетанием различных пластов лексики в разных жанрах. Интересно отметить, что обе противоборствующие стороны исходили из одного тезиса - необходимости развития исконных начал русской лексики и их использования в русской речи. Но А.С. Шишков и его последователи считали, что исконно русские начала заложены в архаичной (в том числе и старославянской) лексике. Заимствованные слова предлагалось заменять архаичными. В противоположность этому Н.М. Карамзин и его школа считали, что исконно русские начала заложены в общепринятой нейтральной лексике, и эти начала следует развивать в направлении сближения с лексикой западноевропейских языков. То народно, что сближает русский язык с другими языками. Карамзинисты отвергали просторечия и считали необходимым сохранить общепринятую, утвердившуюся в русском языке заимствованную лексику. Ими широко применялось калькирование.

Стало общепринятым мнение, что в творчестве А.С. Пушкина эти две стихии - книжно-архаичная и салонная речь слились воедино. Это действительно так. Но есть в языке великого поэта и третья стихия - народная речь, которая впервые дала о себе знать в его поэме "Руслан и Людмила". Именно начиная с Пушкина тенденция к демократизации русского литературного языка приобретает всеобщий и устойчивый характер. Зарождение этой тенденции прослеживается в творчестве Г.Р. Державина, Д.И. Фонвизина, А.С. Грибоедова и особенно И.А. Крылова, но общелитературный характер она приобретает в творчестве А.С. Пушкина. Особое качество пушкинской демократизации литературной речи проявилось в том, что поэт считал возможным включать в литературную речь только те элементы народной речи, которые прошли обработку фольклором. Не случайны призывы Пушкина к молодым писателям читать простонародные сказки. "Изучение старинных песен, сказок и т.п., - писал поэт, - необходимо для совершенного знания свойств русского языка [1]. В дальнейшем, начиная с Н.В. Гоголя, в литературную речь стали проникать диалектные и просторечные слова непосредственно из устной речи, минуя их фольклорную обработку.

Для Пушкина не существует проблемы литературной и нелитературной лексики. Любая лексика - архаичная и заимствованная, диалектная, жаргонная, просторечная и даже бранная (нецензурная) - выступает в качестве литературной, если ее употребление в речи подчиняется принципу "соразмерности" и "сообразности"(*1), то есть соответствует общим свойствам грамотности, типу коммуникации, жанру, народности, реалистичности изображения, мотивации, содержанию и индивидуализации образов, прежде всего, соответствию внутреннего и внешнего мира литературного героя. Таким образом, для Пушкина не существует литературной и нелитературной лексики, но существует литературная и нелитературная речь. Литературной можно назвать речь, удовлетворяющую требованию соразмерности и сообразности: нелитературной является речь, не удовлетворяющая этому требованию. Если даже сейчас такая постановка вопроса способна смутить правоверного авгура науки, то тем более это было необычно для того времени с его ревнителями и любителями "истинно русской словесности". Тем не менее, наиболее проницательные современники и гражданские потомки Пушкина приняли новый взгляд поэта на литературность русского слова. Так, С.П. Шевырев писал: "Пушкин не пренебрегал ни единым словом русским и умел часто, взявши самое простонародное слово из уст черни, оправлять его так в стихе своем, что оно теряло свою грубость".

В XVIII веке в России было много поэтов, которые осмеливались сталкивать в своих творениях пласты разнородной лексики. Наиболее ярко тенденция к разностилевому оформлению проявилась в творчестве Г.Р. Державина. Однако, как отмечали многие критики (в том числе и В.Г. Белинский), соединение разнородного у этого патриарха русской литературы, поэтического кумира конца XVIII - начала XIX века, производило впечатление чего-то несуразного и подчас даже сумбурного. И это при той высокой поэтической технике, которой достиг Г.Р. Державин. Чтобы подняться до пушкинской соразмерности и сообразности, не хватало здесь одного - особого осмысления художественной реальности, которое впоследствии получило название реализма.

Стандартное определение реализма как изображения типичной действительности в типичных образах самой действительности едва ли способно объяснить специфику пушкинского художественного освоения жизни. Оно с одинаковым успехом может быть отнесено и к Г.Р. Державину, и к Н.М. Карамзину, и к В.А. Жуковскому. Но художественный метод А.С. Пушкина отличается многомерностью и динамичностью изображения при краткости и точности описания. "Точность и краткость, - писал А.С. Пушкин, - вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей - без них блестящие выражения ни к чему не служат" [1, с. 18-19].

До Пушкина русская литература страдала многословием при бедности мысли, у Пушкина мы видим краткость при богатом содержании. Краткость сама по себе еще не создает богатого художественного мышления. Необходимо было такое своеобразное построение минимизированной речи, чтобы она вызывала богатую художественную пресуппозицию (подразумеваемое содержание; воображение, называемое подтекстом). Особый художественный эффект достигался А.С. Пушкиным за счет взаимосвязи новых приемов эстетического мышления, особой компоновки литературных структур и своеобразных приемов использования языка.

Анализируя различие романтического и реалистического восприятия мира писателем, Ю.М. Лотман пришел к выводу, что романтический герой является носителем одной "маски" - образа "странного человека", которую он носит на

Похожие работы

1 2 >