Забывание как процесс памяти

Когнитивные теории памяти, в частности структурная теория, утверждает, что память делится на несколько подструктур, которые отличаются по времени хранения информации,

Забывание как процесс памяти

Курсовой проект

Психология

Другие курсовые по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией
го конкретного человека сказывается бессознательное, «ищущее» в очитках, описках, забывании намерений и слов, забывании впечатлений, ошибочных действиях выход в сознание человека. Бессознательное как бы сигнализирует о скрытом нежелании. Забывание для З.Фрейда это проявление личностных защитных механизмов, и, прежде всего, механизма вытеснения (подавления). «…Подавленный элемент постоянно стремится каким-либо иным путем пробиться наружу, но удается это ему лишь там, где имеются соответствующие благоприятные условия». К благоприятным условиям забывания имен З.Фрейд относит

1) известное предрасположение, благоприятное для забывания;

2)незадолго перед тем происшедшее подавление;

3)возможность установить внешнюю ассоциативную связь между соответствующим именем и подавленным элементом.

З.Фрейду удалось показать, что забывание происходит не случайно, оно есть результат вытеснения в сферу бессознательного тех представлений, которые вступают в конфликт с цензурой, с Я или Сверх-Я, которые не могут находиться в сознании, так как являются травмирующими, мешающими, неприятными.

Когнитивные теории памяти, в частности структурная теория, утверждает, что память делится на несколько подструктур, которые отличаются по времени хранения информации, способу ее кодирования, объему удерживаемой информации. Забывание в кратковременной памяти вызвано самими ее функциями сохранять информацию короткое время с целью передачи ее в долговременную память. Препятствует забыванию в этой структуре постоянное повторение. В долговременной памяти затухание информационных следов объясняется интерференцией, т.е. влиянием конкурирующей информации на запоминание. Существует два типа интерференции: ретроактивное торможение и проактивное торможение. В случае ретроактивного торможения на запоминание старого материала отрицательно влияет новый, а в случае проактивного торможения предшествующий материал отрицательно влияет на запоминание нового. Фактически, в экспериментальных группах происходило забывание выученного списка А под влиянием заучивания следующего за ним списка Б. Это объясняется структурной теорией памяти механизмом ретроактивного торможения. Забывание списка Б под влиянием заучивания предыдущего списка А названо проактивным торможением. С этими видами торможения связаны «эффекты края». Эти эффекты выявлены при исследовании процесса противоположного забыванию воспроизведения. «Эффекты края» демонстрируют, что лучше всего воспроизводятся элементы из начала и конца ряда, а остальные, из середины, заметно хуже. Особый вид интерференции описан Р. Клацки это влияние предыдущего опыта личности на запоминаемый ею материал. Она обнаружила, что знания человека, убеждения, приводят к серьезным искажениям в запоминании и воспроизведении. Личность немедленно забывает ту информацию, которая несовместима с ее опытом и знаниями. Проанализировав несколько экспериментов, например, эксперименты Бартлетта и Сакс, выполненных с использованием естественного языка), Р. Клацки утверждает: «Забывание «естественного» текста, по-видимому, очень мало связано с забыванием, вызванным интерференцией, которое наблюдается в экспериментах с проактивным и ретроактивным торможением. Описанное здесь забывание предложений и отрывков можно отнести на счет каких-то явлений, близких к интерференции, но лишь в том случае, если существенно расширить это понятие. То, к чему мы при этом приходим, имеет мало общего с гипотезами угасания, конкуренции реакций и конкуренции наборов реакций. Против интерференционной теории забывания говорит и то, что в некоторых случаях «забывающие» что-то испытуемые на самом деле помнят, по-видимому, больше, а не меньше по сравнению с первоначально предъявленным материалом». Таким образом, долговременная память, «настроена» на сохранения смысла, следовательно, при воспроизведении, прежде всего, проявятся показатели забывания формы изложения, а не смысла.

Культурно-историческая теория и теория деятельности рассматривают память, прежде всего, как высшую психическую функцию, как психическую деятельность. Память как высшая психическая функция развивается из натуральной памяти с помощью процессов интериоризации и является произвольной, опосредствованной и социальной. Память как деятельность имеет свои мотивы и цели. В общем и целом, память имеет структуры такую же как и любая другая деятельность. Она не может функционировать без смысла, мотивации, специальных «внутренних» средств запоминания, а иногда и забывания. С.Л.Рубинштейн исследовал запоминание и забывание в связи с речевой формой, что предполагало осмысленность запоминаемого материала. К тому моменту уже была известна роль слова как особого внутреннего инструмента запоминания. Его эксперимент был построен по типу эксперимента запоминания бессмысленных слогов Г. Эббингауза, с той разницей, что «мы решили предъявлять небольшие афоризмы (по размеру приблизительно равные количеству слогов, которые давал своим испытуемым Г. Эббингауз). Задача исследования заключалась в том, чтобы выяснить зависимость прочности запоминания как смыслового содержания, так и речевой формы». Результаты исследования С.Л. Рубинштейна показали, что текстуальное заучивание осмысленного материала дает кривую забывания, принципиально отличную от эббингаузовской. Испытуемые в данном эксперименте разделились на две группы: в одной оказались люди с высоким процентом сохранения (даже спустя неделю после заучивания), в другой испытуемые, которые тратили больше времени на доучивание, чем на заучивание. Они довольно точно воспроизводили смысл текста, но никак не могли соблюсти требование формулировать изложение в тех же формулировках, в которых текст был предъявлен. В итоге, С.Л. Рубинштейн обнаружил, что характер запоминания и ход забывания существенно зависят от того, что господствует у данного испытуемого: смысловое содержание и его речевое оформление в их единстве или преимущественно одно из них с недоучетом другого. Главный вывод из этого эксперимента следующий: чем менее осмыслен текст при запоминании, тем он быстрее забывается.

Иногда бывает необходимость организовать забывание как особую деятельность. Такой ярко выраженный случай был описан А.Р. Лурией в «маленькой книжке о большой памяти». Память мнемониста Шерешевского стала предметом его исследований на долгие годы. Все проблемы, связанные с его мощной эйдетической, образной памятью были известны А.Р. Лурии. Когда Шерешевский стал зарабатывать на жизнь, демонстрируя свою особенную память, то главной задачей для него стало не запомнить, а забыть ряды цифр, так как предыдущие ряды мешали воспроизведению последующих. Решение, которое нашел мнемонист для забывания вполне объяснимо, если рассматривать память (в том числе и забывание) как деятельность. «Однажды, это было 23 апреля я выступал 3 раза за вечер. Я физически устал и стал думать, как мне провести четвертое выступление. Сейчас вспыхнут таблицы трех первых... Это был для меня ужасный вопрос... Сейчас я посмотрю, вспыхнет ли у меня первая таблица или нет... Я боюсь как бы этого не случилось. Я хочу я не хочу... И я начинаю думать: доска ведь уже не появляется, и это понятно почему: ведь я же не хочу! Ага!.. Следовательно, если я не хочу, значит, она не появляется... Значит, нужно было просто это осознать». Именно произвольность памяти как деятельности, возможность волевым образом регулировать собственные процессы, и обнаружил Шерешевский.

 

1.2.Забывание как нормальный и патологический процесс

 

Произвольное и непроизвольное забывание это только одна из возможностей классифицировать забывание. К основным признакам произвольного забывания относятся, прежде всего, наличие у субъекта мотивации забывания. Чтобы забыть, ему нужно захотеть перестать помнить. Как и всякая психическая деятельность, произвольное забывание требует осознанного подхода. Это выражается в регулярном усилии по забыванию тех или иных событий, информации или навыков, т.е. в необходимости проявлять собственную активность. Непроизвольное же забывание происходит как бы само собой. У личности создается ощущение, что информация просто «выпала из памяти». При этом личность не чувствует себя хозяином собственного психического процесса, скорее, наоборот, непроизвольное забывание начинает влиять на поведение субъекта. Возможно выделение таких видов как стирание следов из долговременной, кратковременной и оперативной памяти. У них, как было отмечено выше, различная природа и проявления. Стирание следов из долговременной памяти происходит благодаря изменению деятельности, а значит и личностных смыслов. Перестать заниматься каким-либо видом деятельности означает перестать «посылать запросы» в долговременную память. Та информация, которая уже потеряла актуальность в связи со сменой деятельности как бы откладывается на дальнюю полку в хранилище памяти. Впрочем, из долговременной памяти при больших или меньших усилиях информацию можно извлечь почти всегда. Долговременная память будет предоставлять сведения тому, кто деятелен. Долговременную память можно рассматривать как произвольную. В кратковременной памяти удержание информации происходит за счет постоянного повторения, поэтому, как только повторения прекращаются информация немедленно стирается либо передается в долговременное хранилища, правила извлечения из которого уже будут другими, чем в случае кратковременной памяти. Отечественные исследователи соотносят кратковременную память с действиями в структуре деятельности. Сенсорная память сохраняет материал десятые доли секунды, обеспечивая в структуре деятельности реализацию психофизиологического уровня. Например, работая на клавиатуре компьютера, человек запоминает «кончиками пальцев». Как только нужная клавиша нажата, информация немедленно стирается из памяти.

Тип забывания может определяться р

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>