Женщины в науке и народном образовании

Первым кратковременным опытом высшего женского образования явилось слушание 10 женщинами платных лекций по химии академика А. И. Шерера в Петербурге

Женщины в науке и народном образовании

Информация

Социология

Другие материалы по предмету

Социология

Сдать работу со 100% гаранией

Введение

 

Современному обществу свойственно стереотипное мышление и восприятие гендерных отличий. Наличие разных социальных ролей, которые воспринимаются как фундаментальные различия между мужчинами и женщинами в их психике и деятельности, формирует гендерные стереотипы. Основной гендерный стереотип массового сознания - это «дело женщины - домашнее хозяйство и воспитание детей» - так называемая теория трех «К» (Kinder, Küche, Kirche - дети, кухня и церковь). Данный стереотип настолько прочно проник в мужское сознание, что женщины, которые пытаются реализоваться в общественной работе, постоянно сталкиваются с давлением. Необходимо иметь много сил, чтобы преодолевать колкие замечания, ехидные взгляды и откровенное противодействие коллег-мужчин. В связи с этим о многих женщинах, сыгравших важную роль в истории, мало кто знает, многие их заслуги приписаны мужчинам.

То, насколько женщины могут проявить себя, напрямую зависит от их образования. Долгое время женщин к нему не допускали и поэтому они не могли доказать, что, как и мужчины, могут познать науки, овладеть ремеслами и быть новаторами в любых областях. И только после того, как образование стало доступным не только для мужчин, общество узнало, как много может женщина.

 

Образование как социальный институт

 

Система образования является одним из важнейших социальных институтов. Исследователи выделяют различные функции системы образования:

·передача культуры общества от одного поколения к другому, т.е. трансляция основной системы ценностей, социальных норм, ролей (социальных, профессиональных, семейных);

·обучение определенным знаниям и умениям;

·развитие интеллектуальных способностей людей, самореализация и поиск нового знания. Естественно, в разных культурах (и в разных образовательных учреждениях) реализуются различные из названных функций и задач.

Современная западная культура характеризуется тенденциями к универсализации и отказу от различного рода предрассудков и стереотипов (национально-этнических, религиозных, политических, гендерных), а также признанием существования различных образов мышления и стилей жизни при соблюдении универсальных прав и свобод человека. Общепризнанно, что одной из важнейших социально-культурных задач является преодоление всех видов дискриминации и подавления свободного развития личности - в том числе и по признаку пола. Система образования должна играть в этом процессе одну из важнейших ролей. Именно поэтому в последнее время на Западе при анализе системы образования все большее внимание уделяется гендерным аспектам и проблеме равенства прав на образование для женщин и мужчин.

В нашей стране сложился сложный культурный феномен, называемый советским опытом решения женского вопроса", который породил довольно противоречивый набор гендерных норм, стереотипов, правил поведения. В данном случае важно выделить следующее: государственная идеология равноправия обеспечивала формальное равенство прав женщин и мужчин при получении образования, а его бесплатность давала женщинам шансы на получение хорошего образования. Этим вопросом занимался Московский центр гендерных исследований. По их источникам в конце 80-х годов женщины составляли 90% учителей, 70% врачей, 60% инженеров, 40% научных работников. Такой картины не было нигде в мире (другое дело, что уровень оплаты труда в сферах образования, культуры, здравоохранения был значительно ниже, чем в промышленности). Однако негласно существовавший общественный договор (гендерный контракт) определял гендерные позиции следующим образом: формально женщины имеют равные права с мужчинами, могут получить любое образование и работать в любой сфере на любой должности, но основным в их жизни должна оставаться семья. Другими словами, для женщин формально были открыты широкие социальные перспективы, хотя в силу действия гендерного контракта и гендерных стереотипов женщины предпочитали держаться в тени мужчин и мужского лидерства.

Вместе с тем, уже тогда существовали некоторые нарушения принципа равноправия женщин и мужчин при получении послешкольного образования, которые чаще всего обосновывались "заботой о здоровье": женщин официально не принимали в те учебные заведения, которые обучали профессиям, запрещенным КЗОТом для женщин по вредности условий труда. Однако неофициально женщин не принимали и в другие, особо престижные учебные заведения: в МГИМО - на факультет международных отношений; в МГУ - на отделение международной журналистики и в Институт Восточных языков; в Институт Военных переводчиков, в военные и милицейские училища и ВУЗы. Наряду с этим существовали негласные ограничительные квоты для поступления женщин и во многих других учебных заведениях. Вопрос об этих нарушениях прав женщин никогда официально не обсуждался, хотя он и противоречил провозглашенному в советской Конституции равенству прав женщин и мужчин в сфере образования.

Гораздо более распространенной в образовательной системе была практика скрытой дискриминации по полу (сексизм), характерная практически для всех ступеней системы воспитания и образования - от детского сада до университета. Подробный анализ того, как это делается в школе - в том числе и в СССР - дан, например, в выпущенной ЮНЕСКО еще в 1986 г. книге Андре Мишель "Долой стереотипы! Преодолеть сексизм в школьных учебниках и книгах для детей". Автор этой работы выделила различные формы скрытого сексизма в школе: сексизм в организации системы школьного образования (немногочисленные учителя-мужчины всегда занимают руководящие позиции); учителя часто по-разному относятся к мальчикам и девочкам - первых поощряют к самовыражению и активности, вторых - к послушанию и прилежанию; сексизм в школьных учебниках выражается не только в том, что они предлагают стереотипные образы мужчин и женщин ("мама мыла раму, а папа работал"), но и в четкой ориентации мальчиков и девочек на овладение различными дисциплинами и на разные профессиональные занятия.

Скрытая практика нарушения принципа равноправия, по-видимому, существовала, и в послешкольной системе образования - в различных училищах, техникумах, институтах и университетах. Так, по данным статистического сборника "Условия труда и быта женщин", 2,4% женщин, опрошенных по репрезентативной выборке, отметили неравенство женщин и мужчин в получении образования.

Но анализировать масштабы и характер этого явления представляется затруднительным, поскольку репрезентативные российские исследования такого рода пока не проводились. Например, в библиографическом указателе Центра социологии образования (Социология образования1993), содержащем несколько сотен названий публикаций за тридцать лет, нет указания на такого рода работы. Нет их и в аналитической статье В.С. Собкина и Г.А.Емельянова: "Динамика становления исследований по социологии образования в период 60-90-х годов".

Единственная гендерная проблема, о которой изредка и вскользь говорилось ранее в статьях или на конференциях, - это негативные последствия для формирования "правильной маскулинности" так называемой "феминизации" школьного образования. Даже в недавней книге Ф.Э.Шереги, В.Г.Харчевой и В.В.Серикова "Социология образования: прикладной аспект", описывающей результаты масштабных социологических исследований современной системы образования и массу очень важных и интересных данных, нет гендерного аспекта анализа проблем. Другими словами, студенты и преподаватели у них рассматриваются как единые, гендерно не дифференцированные целостности - даже при описании ценностных ориентаций или выбора профессии не дается разбивки респондентов и их реакций по полу, что, по-моему, обедняет и сам материал, и возможности его анализа.

Как предполагают исследователи Московского центра гендерных исследований, отсутствие интереса исследователей образования к гендерным аспектам обусловлено, с одной стороны, формальным представлением о существовании реального равноправия женщин в этой сфере, а, с другой - отсутствием знаний о современных подходах к проблемам прав человека в сфере образования.

 

История женского образования

 

В связи с неравноправным общественным положением женщины возникла самостоятельная отрасль образования - женское образование.

По данным словаря [8] в Античной Греции, Античном Риме девочки воспитывались исключительно в семьях. Их обучали домашним работам, танцам, пению. В Спарте у девочек существовало физическое воспитание наравне с мальчиками. В средние века начиная с 8 в., девочкам давали образование только в школах при женских монастырях, в которых давался минимум знаний, необходимых для пострижения в монахини. В этих школах обучались также девушки из знатных семей, намеревавшиеся вернуться к светской жизни. С 11 в. некоторые мирские женские братства (бегинки и др.) создавали школы для девочек. В 16 в. новые монашеские ордена (урсулинки, салезианки, «английские девицы» и др.) выдвинули на первый план своей деятельности воспитание и обучение девочек.

Эразм Роттердамский развивал идею о необходимости для женщины широкой умственной культуры, считая изучение классической литературы основой женского образования. Я. А. Коменский определил «материнскую школу» важнейшим звеном воспитания, и поэтому требовал равенства в образовании мужчин и женщин. Ф. Фенелон разработал систему образования женщины, подготовлявшую её к воспитанию детей и управлению домашним хозяйством. Эта система была принята к руководству в Сен-Сирском училище, закрытом учебном заведении для французских дворянок, которое стало первой женской школой, открытой на государственные средства (1686). В Германии с 16 в. создавались городские школы для девочек, а в 18 в. стали появляться средние учебные заведения - «высшие школы для девушек», но число их было нев

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>