Жанровая специфика "Кентерберийских рассказов" Дж. Чосера

Одним из наиболее распространенных жанров в литературе средневековья был рыцарский роман (франц. roman chevaleresque, roman de chevalerie; нем. Ritterroman, hofischer

Жанровая специфика "Кентерберийских рассказов" Дж. Чосера

Курсовой проект

Педагогика

Другие курсовые по предмету

Педагогика

Сдать работу со 100% гаранией
мя в письменной традиции, на развитие прозы и стихосложения (в частности, на александрийский стих). Параллельно с рыцарским романом развивались рыцарская повесть и новелла. Уже в 13 в. появляются пародии на рыцарский роман В 15 в. жанр приходит в упадок, но с началом книгопечатания вновь возрождается в виде лубочных изданий (в т. ч. в России в 17 19 вв.). В Испании рыцарский роман расцвел в эпоху Возрождения, наполнившись его идеями. Сервантес в «Дон Кихоте» высмеивал не рыцарский роман как таковой, а эпигонские переработки и продолжения лучших образцов жанра. Попытки писателей прециозного направления в 1617 вв. возродить рыцарский роман, приобретали характер условной стилизации» [5, 368].

В прологе к "Кентерберийским Рассказам" наиболее ярко представлены все персонажи-пилигримы, как неповторимые индивидуальности, что отличает произведение от любых других романов средневековья. Подход автора к описанию персонажей примечателен тем, что автор обстоятельно подходит к описанию участников паломничества:

 

 

 

35: But nathelees, whil I have tyme nd space,

36: Er that I ferther in this tale pace,

 

37: Me thynketh it acordaunt to resoun

 

38: To telle yow al the condicioun

39: Of ech of hem, so as it semed me,

 

40: And whiche they weren, and of what degree,

41: And eek in what array that they were inne…

35: Но все же, пока и место есть, и время,

36: Прежде, чем я дальше повесть поведу,

37: Мне кажктся, что было бы уместно

 

38: Рассказать вам о положении

39: Каждого из них, как мне они казались,

 

40: И какие они были, и какой степени,

41: И еще об их нарядах…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рассматривая образ Рыцаря, как идеальную фигуру, представленную Чосером, воплощение достоинства, благородства и чести, но при этом обладающего некоторыми недостатками, проведем исследование рассказа Рыцаря, принимая во внимание структуру рассказа и поэтические средства, использованные автором для создания полноты образа персонажа.

Рассказ повествует о любви двух кузенов - Паламона и Арситы - к невестке герцога Афин, Эмилии. Кузены, будучи царевичами враждебного государства, заточены в темнице по приказанию Тезея, с высокой башни которой по случайности видят Эмилию и оба влюбляются в нее. Между кузенами вспыхивает вражда, и когда Тезей узнает о соперничестве между двумя братьями, он устраивает рыцарский турнир, обещая отдать победителю Эмилию в жены. По вмешательству богов, побеждает Паламон; Арсита гибнет по случайности; рассказ заканчивается свадьбой Паламона и Эмилии.

Следует отметить, что рассказ Рыцаря - один из самых длинных рассказов, представленных пилигримами. Создается впечатление о торжественности, величественности повествования, так как рассказчик часто отступает от основного действия, представляя слушателям большие отрывки детализированных описаний, зачастую не относящихся к самому развитию сюжета (описание женщин Фив, оплакивающих гибель мужей, описание храмов, празднеств, сражений). Причем, Рыцарь, по мере повествования, несколько раз прерывает сам себя, возвращаясь к главным героям и к основному развитию сюжета:

«885: But al that thyng I moot as now forbere.

1000: But shortly for to telle is myn entente.

1201: But of this storie list me nat to write.

885: Но об этом должен я сайчас забыть.

1000: Но намеренье мое -- вам вкратце рассказать.

1201: Но не об этом хочу вам рассказать.

 

2965: But shortly to the point thanne wol I wende,

2966: And maken of my longe tale an ende. 2965: Но быстро к сути я перейду,

2966: И завершу свою я длинную повесть» [27].«Длинные отрывки, представляющие описания храмов, обрядов, доспехов воинов, подчеркивают вычурную роскошь рыцарской жизни. Описания богаты образностью и метафоричны, хотя, как отмечают некоторые исследователи, стандартны: "…Palamon in this fightyng were a wood leon, and as a crueel tigre was Arcite…" ("…Паламон в сраженьи этом как безумный лев, и как свирепый тигр -- Арсита…"); при описании пленников, Паламона и Арситы; автор не выходит за пределы стандартных эпитетов: "woful" ("бедный"), "sorweful" ("грустный"), "wrecched" ("несчастный"), "pitous" ("жалкий") - эпитеты, повторяющиеся на протяжении всего повествования» [27].

Центральными фигурами повествования (разворачивание действия) являются Паламон и Арсита, но большинство исследователей отмечают, что центральным образом является герцог Тезей. Он представлен в самом начале рассказа как идеальный образ, воплощение благородства, мудрости, справедливости и воинских достоинств. Повествование открывается представлением герцога, описанием его достоинств, хотя было бы логичным ожидать в самом начале рассказа представление центральных фигур повествования, Паламона и Арситы. Тезей предстает как образец рыцарства, идеальная фигура, а далее - судья в споре между Арситой и Паламоном. Величие герцога подтверждается военными победами и богатством:

«859: Whilom, as olde stories tellen us,

860: Ther was a duc that highte Theseus;

861: Of Athenes he was lord and governour,

862: And in his tyme swich a conquerour,

863: That gretter was ther noon under the sonne.

 

864: Ful many a riche contree hadde he wonne;

865: What with his wysdom and chivalrie,

866: He conquered al regne of femenye…

952: This gentil duc doun from his courser sterte

953: With herte pitous, whan he herde hem speke.

 

954: Hym thoughte that his herte wold breke,

955: Whan he saugh hem so pitous and so maat,

 

956: That whilom were of so greet estaat;

957: And in his armes he hem alle up hente,

958: And hem conforteth in ful good entente,

 

959: And swoor his ooth, as he was trewe knyght…

987: He faught, and slough hym manly as a knyght

988: In pleyn bataille…

859: Однажды, как старые сказы гласят,

860: Жил как-то герцог по имени Тезей;

861: Был он Афин правителем и лордом,

862: И был он воином в то время таким,

863: Что не было могущественней его под солнцем.

864: Богатых стран он много захватил;

865: Доблестью и мудростью своей

866: Завоевал он царство амазонок…

952: Добросердечный герцог с коня сошел

953: С сострадающим сердцем, как речь их услышал.

954: Он думал, что сердце сердце его разобьется,

955: Когда увидел их несчастными такими и слабыми

956: Что не было несчастней них;

957: И всю армию свою он поднял,

958: И ласково их успокоил,

 

959: И поклялся, как истый рыцарь…

987: Сражался он и многих он сразил, как рыцарь

988: В бою» [27]

 

Тезей является образом идеальным в плане рыцарских достоинств: он защищает тех, кто в этом нуждается, обладает рыцарской доблестью в сражениях, рассудителен в спорных делах, чуток к страданиям других. Итак, как мы убедились, герцог Афин, Тезей, представлен читателю как образец рыцарского поведения, идеальный образ, который затем выступит как судья в споре между двумя братьями.

«Структура рассказа необычна для простого повествования как развития какого-либо сюжета. Симметрия структуры рассказа, симметрия образов, вычурные статичные описания, богатый символизм предполагают не фокусирование внимания на поисках искусно вырисованных образов, не на моральных выводах - все внимание читателя сосредотачивается на эстетическом впечатлении от рассказа» [19].

На лексическом уровне было отмечено большое количество эпитетов (при описании персонажей, храмов, обрядов), но стандартность, повторяемость эпитетов не позволяет определить стилистическую окрашенность текста. В большей мере стилистическая окраска текста, лиризм рассказа представлен при помощи параллельных конструкций, перечислением (то есть, на синтаксическом уровне).

«Представленные образы в большей степени символичны, чем реальны. Образы раскрываются структурой рассказа - структура предполагает роль и положение каждого героя в рассказе, его характеристики (если есть таковые), символизм» [19].

Рассказ представляет читателю дополненный образ Рыцаря как образ романтического героя.

Это доказывает присутствие в данном произведении элементов рыцарского романа.

Вместе с тем, Чосер переосмысливает жанровую традицию рыцарского романа. Писатель представляет все персонажи, как неповторимые индивидуальности, обстоятельно подходит к их описанию; создает идеальный образ Рыцаря, как воплощение достоинства благородства и чести; употребляет большое количество эпитетов и метафор; особенно богаты образностью его описания природы и местности.

 

 

 

1.3. ВЛИЯНИЕ ДРУГИХ ЖАНРОВ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА «КЕНТЕРБЕРИЙСКИЕ РАССКАЗЫ»

 

Как было сказано ранее, «Кентерберийские рассказы» представляют собой энциклопедию поэтических жанров: здесь и куртуазная повесть, и бытовая новелла, и лэ, и фаблио, и басня, и пародия на рыцарскую авантюрную поэзию, и дидактическое повествование в стихах.

Басенный характер имеют рассказы монастырского капеллана и эконома. Рассказ продавца индул

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>