Жанна д'Арк

Жанна и её единомышленники считали, что целью следующего этапа летней кампании 1429 г. должно стать освобождение Парижа. В Реймсе не

Жанна дАрк

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
льному экзамену.

В самом начале марта Жанну отвезли в Пуатье, где находились парламент Буржского королевства и университет. Там она предстала перед особой комиссией, которой было поручено произвести тщательное обследование её личности, образа жизни, поступков и слов для того, чтобы Королевский Совет мог затем решить вопрос о допуске её к войску. Комиссий была многочисленной и авторитетной.

Двор тоже переехал в Пуатье, но Жанну поместили не в замке, а в частном доме, у королевского адвоката Жана Работо. Над ней установили тайный надзор. Хозяин дома и приставленные к ней женщины докладывали о её действиях и поведении Королевскому Совету.

Расследование продолжалось около трёх недель. Трёхнедельный экзамен был труднейшим испытанием для Жанны. Ей приходилось отвечать на многочисленные, разнообразные и нередко каверзные вопросы. По окончании работы комиссия представила Королевскому Совету заключение, в котором говорилось, что тщательное расследование образа жизни, нравов и намерений Девы не выявило в ней никакого зла, “но лишь добро, смирение, целомудрие, честность и простоту”. Поскольку она обещает явить знамение божественной помощи в Орлеане, король не должен мешать ей пойти в этот город с солдатами; напротив, ему следует распорядиться, чтобы её проводили туда с почётом. Миссия Жанны получила, таким образом, официальную санкцию. Важнейшее значение имело здесь то обстоятельство, что к этому времени (конец марта 1429 года) она была уже очень известна. Вокруг неё сложилось широкое общественное мнение. Народ видел в ней спасительницу страны, а население осаждённого Орлеана связывало с ней надежды на освобождение. С этим не могло не считаться правительство.

О результатах расследования доложили Карлу. Выслушав доклад, он принял во внимание великую добродетель Жанны и постановил в Совете, что отныне воспользуется ею в своих войнах… Было решено послать её в Орлеан, который тогда осаждали давние недруги Франции.

 

 

 

ОРЛЕАН

Из Пуатье Жанна возвратилась в Шинон, провела там несколько дней, а затем направилась в Тур и занялась приготовлениями к предстоящему походу (Тур славился своими оружейниками, и одному из них королевский казначей уплатил 2 апреля сто ливров “за изготовление полного доспеха для Девы”).

Жанна имела под своим началом небольшой отряд, который состоял из свиты, нескольких солдат и обслуги. В свиту входили оруженосец, духовник, два пажа, два герольда, а также Жан из Меца и Бертран де Пуланжи и братья Жанны, которые присоединились к ней в Туре. Ещё в Пуатье дофин поручил охрану Девы опытному воину Жану дОлону, который стал её оруженосцем. В этом храбром и мужественном человеке Жанна нашла себе наставника и друга. Он обучал её делу, с ним она провела все свои походы, он был рядом с ней во всех битвах, штурмах и вылазках. Они вместе попали в плен к бургундцам, но её продали англичанам, а он выкупился на свободу. В конце апреля Жанна направилась в Блуа, ближайший к Орлеану город, не занятый англичанами; там формировалось войско для похода на Орлеан. В него влились отряды маршалов Буссака и де Рэ, адмирала Кюлана, капитанов Ла Гира, Сантрайля и Амбруаза де Лоре, т. е. лучших военоначальников. Перед тем как выступить в поход, Жанна послала к англичанам, стоявшим под стенами Орлеана, своих герольдов с письмом, которое она продиктовала ещё месяц тому назад в Пуатье. В нём содержалось требование отдать Деве, посланной Богом, ключи от всех захваченных городов и предлагался мир на условиях ухода англичан из Франции и возмещения ущерба. В противном случае Дева грозилась учинить такой разгром, какого они не видали во Франции уже тысячу лет. Герольды испокон века пользовались правом неприкосновенности, но англичане задержали одного из посланцев, а второго отослали с ответом, что сожгут её, как только она окажется у них в руках. В четверг, 28 апреля, войско вышло из Блуа, по направлению к Орлеану. Впереди шли монахи, несли кресты, пели “Приди, создатель”. За ними на белом коне, в сверкающих латах, с развёрнутым знаменем ехала Дева, и каждый, кто шёл за ней, чувствовал себя участником великого и святого дела. И в пятницу 29 апреля Жанна дАрк вошла а Орлеан через восточные ворота.

Из “Дневника осады Орлеана”: “Она въехала в8 часов вечера в полном вооружении на белом коне. Впереди несли её знамя и боевой штандарт. По правую руку от неё ехал монсеньор Орлеанский батард (титул Дюнуа), также вооружённый, на богато убранном коне. За ними ехало множество благородных и храбрых сеньоров, оруженосцев, капитанов и солдат, а также горожан, которые вышли ей навстречу за ворота. Их встречали воины гарнизона и горожане, мужчины и женщины с факелами в руках. Они ликовали так, словно к ним с небес спустился сам Господь и мужчины, и женщины, и дети смотрели с большой любовью на эту простую девушку, в которой, как им сказали, была заключена божественная добродетель. Была чудовищная давка из-за того, что каждый хотел дотронуться до неё или до её коня, что один из факельщиков случайно поджёг её штандарт. И тогда она пришпорила коня и так ловко погасила пламя, словно была опытным воином. Солдаты сочли это за великое чудо, и горожане были согласны с ними. Так пересекла она весь город до Ренарских ворот, где в доме казначея Жака Буше ей было приготовлено жильё”.

30 апреля Жанна послала английским военоначальникам двух герольдов с письмом, в котором требовала освободить её посланца, доставившего им её предыдущее письмо и схваченного вопреки закону и обычаю. Ходили слухи о том, что его собираются придать церковному суду как прислужника колдуньи.

В среду 4 мая Жанна поднялась на рассвете. Ещё накануне было получено известие о том, что армия, вернувшаяся в Блуа, вышла оттуда и по всем расчётам должна была на утро прибыть в Орлеан. Около полудня Жанна вернулась домой и прилегла отдохнуть. Внезапно раздавшиеся звуки набата и громкие крики разбудили её. Жанна выскочила на улицу, где её уже ждал осёдланный конь. Она помчалась к Бургундским воротам, где уже начался штурм бастилия Сен Лу. После трёхчасового боя бастилия была взята. Англичане потеряли убитыми более 100 человек. Победители сожгли укрепления и вернулись в город, ведя с собой 40 пленников. Взятие Сен Лу было крупным успехом. Вместе с тем сражение на холме было первой битвой, в которой участвовала Жанна, и не трудно представить себе, как воспряли духом орлеанцы и каким воодушевлением приветствовали они юную победительницу.

Вечером 5 мая французские командиры собрались на военный совет. Но Жанну на совет не пригласили. За ней послали уже после того, как проработали план действий. Предполагалось, что, пока часть солдат будет штурмовать правобережный английский лагерь, остальные переправятся через Луару и нападут на Турель ключевую позицию осаждающих. Через два дня французское войско пошло на штурм Турели (7 мая). Сражение длилось весь день. Жанна шла впереди штурмующих с киками : “Кто любит меня, за мной!” и начала подыматься к гребню укрепления, как вдруг зашаталась и упала в ров. Стрела из арбалета вонзилась ей в правую ключицу. Её подняли, отнесли в сторону и положили на траву. Но она, вытащив стрелу, приложила к ране тряпку и снова вернулась к бою. После короткого отдыха солдаты выстроились для решающего штурма. “Идите смело. У англичан нет больше сил защищаться. Мы возьмём укрепление и башни!” Таким было напутствие Жанны. И действительно, англичане не могли уже сопротивляться, и очень скоро прекратили наступление. В 6 часов вечера остатки гарнизона Турели прекратили сопротивление. Спустя ещё 3 часа Жанна первая проехала по только что восстановленному мосту и вошла в Орлеан через южные ворота.

За снятием осады с Орлеана последовало несколько блестящих побед, завершивших разгром англичан в долине Луары. 11 июня семитысячное французское войско вышло из Орлеана и направилось к крепости Жаржо, где находилась часть английской армии. На следующий день город был взят штурмом. Под Жаржо французы захватили в плен многих англичан. Французы 15 июня овладели Менгом, а 17 они появились у Божаси. Назавтра войска сошлись для битвы у деревни Пате. Французы одержали полную победу. Победители захватили в плен 200 человек. В результате “недели побед” вся долина Средней Луары была очищена от англичан. Наступал перелом в ходе Столетней войны.

 

РЕЙМС ПАРИЖ КОМПЬЕНЬ

Первая, после недели побед, встреча дофина с Жанной произошла в знаменитом аббатстве Сен Бенуа сюр Луар, на полпути между Сюлли и Орлеаном. Жанна просила за опального коннетабля Артюра де Ришмона; он со своими людьми участвовал в битве при Пате. Он мог рассчитывать на прощение и теперь ждал в Божанси решения своей участи. Но дофин не позволил де Ришмону присоединиться к войску, и коннетабль ушёл, уведя за собой несколько сотен рыцарей и лучников.

Торопя дофина с походом на Реймс, где по традиции совершалось коронование и помазание на царствование французских королей, Жанна исходила из представления о том, что только эта торжественная церемония, таинственно превращают наследника престола в полновластного короля, единственного законного правителя страны (когда Жанну спрашивали, почему она называет короля дофином, она отвечала, что не станет называть его королём до тех пор, пока он не будет коронован и помазан в Реймсе). Поход на Реймс сулил, в случае удачи, важные стратегические преимущества. Проходя от берегов Луары в глубь Шампани, заняв Осер, Труа, Шалон и Реймс, французы отрезали бы Бургундию от областей, занятых англичанами. Они смогли бы оказать энергичное давление на Бургундского герцога с тем, чтобы принудить его расторгнуть союз с Англией. В руки французов перешли бы переправы на Сене и Марне, создалась бы возможность для освобождения всего Иль де Франса. План похода имел своих противников, которые предлагали различные другие планы, но в свою пользу. Но также надо заметить, что для сомнений в у

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 > >>