Жанна д'Арк

Жанна и её единомышленники считали, что целью следующего этапа летней кампании 1429 г. должно стать освобождение Парижа. В Реймсе не

Жанна дАрк

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ождение Жанны не оставило ни малейшего следа в памяти её односельчан жителей Домреми, выступавших в качестве свидетелей во время процесса реабилитации? А ведь среди свидетелей был её крёстный отец и три крёстные матери. И если бы рождение Жанны дАрк действительно пришлось на богоявление, то кто-нибудь из её соседей наверняка упомянул бы о столь многозначительном предзнаменовании. Я думаю, что объяснение здесь может быть только одно: рассказ Буленвилье является легендой от начала и до конца, при чём легендой, которая родилась не в Домреми и до Домреми не дошла.

Она жила в Домреми с отцом, матерью и двумя братьями, Жаном и Пьером. Жан был старше её, Пьер моложе. Третий, самый старший брат, Жакмен, рано женился и жил в соседнем Вутоне. Была у неё ещё сестра Екатерина; её совсем юной выдали замуж за Колена Лемера из Гре, но она скоро умерла. Жак дАрк и Изабелла были, по местным понятиям, людьми не очень богатыми. Изабеллу - соседи называли её Изабеллетой владела наследственной землёй в Вутоне, откуда была родом. Дом Жака дАрка стоял в центре деревни, рядом с церковью, и его месторасположение вполне соответствовало той видной роли, которую играл отец Жанны в жизни Домреми. Он занимал одно время выборную должность декана (или сержанта) общины, В его обязанности входил, в частности, сбор налогов.

Жаннета росла, как все крестьянские дети. Со слов матери она выучила три молитвы, на этом её образование и завершилось. Позже, находясь при дворе дофина, она, по-видимому, научилась писать своё имя. Её рано приучили к труду и женскому рукоделию.

Основными источниками, освещающими жизнь Жанны в Домреми, являются её собственные показания на руанском процессе, свидетельства 24 её земляков на процессе реабилитации. Можно ли доверять этим источникам, особенно показаниям Жанны? Была ли она откровенна со своими судьями? В известных пределах была. Причём эти пределы она обозначила сама.

 

 

КАК ВОЗНИКЛА ВЕРА В ЖАННУ ДЕВУ.

Ряд свидетельств, исходящих от людей, которые стали первыми приверженцами Жанны, позволяют проследить как возник этот социально психологический феномен. Вряд ли нужно подчёркивать, насколько важно понимание природы и генезиса этого явления, которое не только объясняет очень многое в жизни самой истории Жанны, но и освещает некоторые стороны общественного сознания её времени.

Вот многозначительный факт: первым поверил в Жанну человек, который знал её чуть ли не с самого рождения. Речь идёт о Дюране Лассаре. Его собственные объяснения были в данном случае предельно просты. “ Она мне сказала, что хочет отправиться во Францию, к дофину, дабы короновать его. При этом собиралась сказать ему такие слова: Разве не было предсказано, что Франция будет погублена женщиной, а затем возрождена девой?” Этого оказалось достаточно: Лассар пошёл с ней к Бодрикуру.

Ссылка на пророчество о женщине и деве произвела впечатление и на Екатерину Ле Ройе: “ Когда Жанна увидела, что Робер де Бодрикур не хочет проводить её к дофину, то я сама слышала, как она сказала, что должна пойти туда, где находится дофин. При этом она сказала: “Разве вы не слыхали, что Франция будет погублена женщиной и возрождена девой из пределов Лотарингии?” И тут я вспомнила, что слыхала это, и была поражена. Жаннета так сильно желала, чтобы её проводили к дофину, что время томило её, как беременную женщину.

Нужно обратить внимание на то, что оба свидетеля вкладывают в уста Жанны одинаковый оборот: “Разве не было предсказано…?”, “Разве вы не слыхали пророчества…?” Жанна апеллировала к общеизвестному, и именно это придавало её аргументации убедительную силу. Она исходила из того, что пророчество о женщине и деве знал каждый. Оно опиралось на традиционное противопоставление женщины и девы, восходившее в свою очередь к фундаментальной христианской антитезе Ева Мария (Ева погубила, Мария спасла). Оно представляло собой своеобразное осмысление ситуации, которая сложилась во Франции после Труа. И хотя имя женщины губительницы не называлось, каждый прекрасно понимал, что речь идёт об Изабелле Баварской. Общая молва возлагала на неё главную вину за постигшие французское королевство бедствия. Появление и широкое распространение этого пророчества уже сами по себе свидетельствовали о том, что последствия договора в Труа воспринимались народным сознанием как гибель Франции. Но неверно изображать, что представление о деве спасительнице возникло как антипод представления о женщине губительнице. Можно предположить, что вторая часть пророчества (дева спасёт) появилась раньше, чем первая (женщина погубит).

13 марта 1431 года на одном из тайных допросов у Жанны спросили, почему Бог послал ангела, как она утверждает именно ей, а не кому либо другому. И она ответила : “ Потому что Богу было угодно действовать через простую деву, дабы отразить недругов короля”. За этими словами стояло одно из фундаментальных представлений средневековья представление о том, что “простецы” ближе Богу, нежели “мудрые”, и то, что Господь часто избирает их своим орудием. И демонстрирует при этом всемогущество божественной воли и карая людскую гордыню. Под простотой понималось не только низкое общественное положение, но и в первую очередь комплекс нравственных качеств: бесхитростность, а также целомудрие. Такому пониманию полностью соответствовал идеал юной девушки. В годы тяжелейших испытаний народное сознание, воспринимая беды, обрушившиеся на Францию, как божью кару за грехи её правителей, обращалось с надеждой к их антиподам, моделируя образ грядущей девы спасительницы. В глазах тех, кто верил в божественный характер миссии Жанны, простота была главным качеством её личности. Говоря о ней всё чаще употребляли выражение “простая дева”. Это было своего рода клише. Но даже когда говорили только Дева, без обычного эпитета, в этом имени уже содержалось указание на простоту. Важнейшей объективной предпосылкой возникновения веры в Деву Жанну было народное сопротивление оккупантам. Нужно подчеркнуть и социальный аспект этого явления. Вера в Деву Жанну зародилась в демократической среде. Какие бы оговорки относительно неправомочности отождествления “простецов” с “простыми людьми” мы не делали, не подлежит сомнению, что в представлении о спасительнице Франции как “простой деве” отразилась активная роль народных масс в национально-освободительном движении на переломном этапе Столетней войны. Вот что стояло за словами Екатерины Ле Ройе о том, как она была поражена, когда Жанна обратилась к Бодрикуру: “ Разве вы не слыхали пророчества…”. Вот почему Дюран Лассар пошёл за своей свойственницей, когда та сказала: “ Разве не было предсказано…”. Ещё до появления Жанны дАрк на исторической сцене замысел грандиозной мистерии был в общих чертах ясен, и главная роль ждала свою гениальную исполнительницу.

12 февраля 1429 года, в первое воскресенье великого поста, через Французские ворота Вокулера выехали семь человек: Жанна, Жан из Меца, Бертран де Пуланжи, двое их слуг, королевский гонец Коле де Вьенн и некий лучник по имени Ришар. Начался поход за освобождение Франции.

 

ШИНОН И ПУАТЬЕ

“Едва она сошла к коня, как была тщательным образом испытана в вере и добронравии архиепископами, аббатами и докторами обоих факультетов ( теологии и канонического права)”. Так описывал появление Жанны в Шиноне Персеваль Буленвилье.

Точная дата приезда Жанны в Шинон неизвестна. В старых работах чаще всего указывают дату 6 марта;однако в настоящее время историки принимают дату, которую указывает одна из ранних хроник: 23 февраля. Эта дата хорошо согласуется со свидетельствами спутников Жанны о том, что они выехали из Вокулера в первое воскресенье великого поста (13 февраля) и что дорога заняла у них одиннадцать дней. В тот год, когда Жанна явилась к королю, я был послан им в Венецию и вернулся только в начале марта. Тогда то я и узнал от Жана из Меца, который сопровождал Жанну, что она была принята королём. Я знаю, что когда Жанна прибыла в Шинон, в Совете спорили о том, должен ли король её выслушать. С самого начала у неё спросили, зачем она пришла и чего она хочет. Сначала она не желала говорить ни с кем, кроме короля, но, когда к ней обратились от имени короля, она согласилась поведать мотивы своей миссии. Она сказала, что царь небесный поручил совершить её два дела: снять осаду с Орлеана и повести короля в Реймс для коронации и миропомазания. Выслушав это, одни советники заявили, что король ни в коем случае не должен доверять сей Жанне. А другие советники были того мнения, что поскольку она называет себя Божьей посланницей, то королю следует по крайней мере выслушать её. Сам же король желал, однако, чтобы её предварительно допросили клирики и священнослужители, что и было сделано. Наконец, не без трудностей было решено, что король всё же выслушает её. Но когда она уже прибыла в Шинонский замок, чтобы встретиться с королём, он под влиянием своих главных соратников всё ещё колебался в намерении говорить с нею. Это происходило до тех пор, пока королю не доложили, что Робер де Бодрикур написал ему, что посылает эту женщину, а также, что она пересекла занятые врагом провинции, переправившись почти чудом через многочисленные реки, чтобы прибыть к нему. Это убедило короля, и Жанне была дана аудиенция”. Таким был рассказ Симона Шарля, занимавшего в то время должность докладчика прошений, на процессе реабилитации. Дофин принял Жанну на заседании Королевского Совета. Между ними состоялся короткий разговор, который слышали все присутствующие. Жанна назвала себя, сказала, откуда и зачем прибыла. Карл выслушал, ничем не выражая своего отношения, и тот час же распорядился передать её под надзор благочестивой госпоже де Белье.

Несколько дней провела Жанна в Шиноне. Её снова допрашивали прелаты придворные. Дофину доложили о результатах допроса, но они его не удовлетворили, и было решено подвергнуть Жанну более основате

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>