Жажда Света (О Н.С. Лескове)

"Запечатленный ангел" - одно из немногих в русской литературе "изографических" произведений, в котором автор выступает как тонкий знаток и ценитель

Жажда Света (О Н.С. Лескове)

Статья

Литература

Другие статьи по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
нем М. Горький3, раскрывается в полной мере.

В повести "Запечатленный ангел" (1873) Лесков обращается к изображению жизни русского старообрядчества. Его притекает быт старообрядцев, взаимовыручка, сплоченность не только в вопросах веры, но и в труде и борьбе с сильными мира сего.

Противопоставляя лживую мораль официальных господствующих сословий честной и скромной жизни трудовой артели раскольников, автор не склонен объяснять эти различия несходством в религиозных верованиях. И в среде раскольников он отмечает элементы фальши, страсти к деньгам, моральной нечистоплотности.

"Запечатленный ангел" - одно из немногих в русской литературе "изографических" произведений, в котором автор выступает как тонкий знаток и ценитель русской иконописи. Старообрядцы в повести изображены хранителями лучших традиций иконописного искусства. В отличие от невежественных господ и чиновников они тонко разбираются в школах и стилях иконописи, прекрасно могут отличить подделку от подлинника. Севастьян с его большими, грубыми руками выполняет чрезвычайно тонкую, филигранную работу, изображая на маленьком куске дерева целую цепь сюжетов, которую, подобно подковам "стальной блохи", можно было рассмотреть лишь под "мелкоскопом". Бескорыстно преданный своему искусству, он ни за какие деньги не соглашается написать портрет жены английского инженера.

Лесков не подчеркивает религиозного фанатизма староверов, не показывает обрядовой стороны их религии. Случаи, на первый взгляд "чудесные", легко разъясняются, "святость" их как бы снимается, и на переднем плане оказывается жизнь артели, ее труд, суровый быт.

Лесков отвергает не только фанатизм веры, но и культ церкви. "Веры же во всей ее церковной пошлости я не хочу ни утверждать, ни разрушать, - писал он А. С. Суворину. - О разрушении ее хорошо заботятся архиереи и попы с дьяками. Они ее ухлопают. Я просто люблю знать, как люди представляют себе божество и его участие в судьбах человеческих, и кое-что в этом знаю"4.

Пожалуй, самый значительный герой Лескова - Иван Северьяныч Флагин из повести "Очарованный странник" (1873). Человек особенный, исключительный, человек странной и необычной судьбы, с детства "предназначенный" для монастыря и постоянно помнящий об этом, он, однако, не может преодолеть чар мирской жизни и расстаться с нею.

Многочисленные приключения героя порой представляются экзотическими (история с цыганкой Грушей, киргизский плен), но характер его всегда дается в реалистическом ключе. Сам автор сравнивал приключения своего героя с похождениями Чичикова в "Мертвых душах" Н. В. Гоголя. Однако, пройдя через суровые испытания, герой Лескова сохранил чистоту и искренность чувств, доходящую до наивности. И рассказывает о себе Иван Северьяныч "с полной откровенностью, изменять которой он, очевидно, был вовсе не способен". Дела свои он согласует лишь с собственной совестью. "Я себя не продавал ни за большие деньги, ни за малые, и не продам", - говорит он.

Поступая по совести, Флагин часто расходится с нормами общепринятой морали и готов зачислить себя в "большие грешники". Но хотя по его вине погибает монах, хотя он убивает татарского князя и сталкивает в воду горячо любимую им Грушеньку, - всем содержанием повести Лесков утверждает, что в "житейской драмокомедии" Иван Северьяныч - самый лучший и честный актер.

Ивану Северьянычу, как и многим героям Лескова, свойственны сомнения в религии. "...Не понимаю, отчего же мне от всех этих молитв никакой пользы нет, и, по малости сказать, хотя не неверую, а смущаюсь, и сам молиться не стал..." - говорит он.

В монастыре Флагин оказался только потому, что ему "деться было некуда".

Именно в монастыре приходит он в состояние "страха за народ свой" и готовности "помереть" за него. Но опасность для народа Иван Северьяныч видит только со стороны внешних врагов, не помышляя о протесте против врагов внутренних, - хотя нотки иронии по отношению к ним иногда проскальзывают у него. "Наши князья... слабодушные и не мужественные, и сила их самая ничтожная", - говорит он.

"Очарованный странник" был любимым героем Лескова. Он ставил его рядом с "Левшой". "Очарованного странника" сейчас же (к зиме) надо издать в одном томе с "Левшою" под одним общим заглавием: "Молодцы"5, - писал он в 1886 году.

В "Очарованном страннике" читатель найдет и увлекательнейший сюжет, и великолепные картины среднерусской природы, и колоритную речь людей различных сословий, профессий я национальностей. Именно "Очарованного странника" советовал М. Горький читать и изучать начинающим писателям, чтобы постичь тайны речевого искусства.

Лесков говорил об умении "вывесть язвительное сопоставление"6 как об одной из особенностей своего таланта. В манере "язвительного сопоставления", близкой к щедринскому циклу "За рубежом", написан рассказ "Железная воля" (1876).

В образе Гуго Пекторалиса Лесков нарочито заостряет черты, свойственные прусскому юнкерству и бюргерству: узость интересов, черствость, односторонность убеждений. Стремление Гуго к богатству и власти над людьми опирается на один-единственный жизненный принцип - несгибаемость воли. Лесков гиперболизирует эту черту характера, доводя до автоматизма поведение своего героя. Пекторалис напоминает щедринского "господина Гехта", "по контракту" присвоившего себе право выкачивать прибыли из труда рабочих.

Жизненная философия Гуго Пекторалиса чрезвычайно бедна и прямолинейна. "Всякий, кто беден, сам в этом виноват" - таков один из ее пунктов. "Железная воля" Пекторалиса привела его к бесславному концу: он разорен, от него уходит жена, и похоронен он на церковный счет. "Расчетливость Гуго Карлыча, - говорит рассказчик, - у нас по нашей русской простоте все как-то смахивала на шутку и потешение". "Уловлен на гордости", - резюмирует подьячий Жига.

80-е годы - период расцвета творчества Лескова, по словам М. Горького, "все силы, всю жизнь потратившего на то, чтобы создать "положительный" тип русского человека"7...

Лесков изображал положительное в его наивысшем проявлении - в героическом характере. Концепция героического характера у Лескова опиралась на убеждение в преобладании положительных свойств в человеческой природе. "Двойственность в человеке возможна, - говорил Лесков, - но глубочайшая суть его все-таки там, где его лучшие симпатии".

Утверждая право человека на его личное счастье, писатель обязательным условием ставит соблюдение общечеловеческих норм морали и нравственности. Счастье героев Лескова - "праведное": они не могут быть счастливы, если приносят несчастье другим. Таковы Рыжов из рассказа "Однодум", Голован из рассказа "Несмертельный Голован".

Источником героического и вообще положительного для Лескова является народ. "В горестные минуты общего бедствия среда народная выдвигает из себя героев великодушия, людей бесстрашных и самоотверженных", - пишет Лесков.

И в поисках положительного героя Лесков все чаще обращается к людям из народа.

Одной из вершин художественного творчества писателя являлся его знаменитый рассказ "Левша" (1881).

Лесков не дает имени своему герою, подчеркивая тем самым собирательный смысл и значение его характера. "...Там, где стоит "Левша", надо читать "русский народ", - говорил писатель.

Он не идеализирует героя, показывая, что при огромном трудолюбии и великолепном мастерстве он "в науках не зашелся и вместо четырех правил сложения из арифметики все берет по Псалтырю да по Полусоннику".

Повествование ведется от лица рассказчика, речь которого выдержана в "лесковских" ярко-цветистых тонах, насыщена неологизмами, построенными по принципу народной этимологии. Этот "настоящий, кондовый русский язык" Лескова, как его оценивал М. Горький8, требовал большой кропотливой работы.

"...Язык "Стальной блохи" дается не легко, а очень трудно, и одна любовь к делу может побудить человека взяться за такую мозаическую работу. Но этот-то самый "своеобразный язык" и ставили мне в вину и таки заставили меня его немножко портить и обесцвечивать..."9, - сетовал писатель.

"Левша" - произведение народного героического эпоса, в котором писатель достиг большой силы и глубины художественного обобщения. В нем настолько прочно воссоздан речевой колорит изображаемой среды, что при чтении сказа возникала иллюзия достоверности событий и реальности образа рассказчика. Этому способствовали и некоторые особенности таланта Лескова-художника.

"Лесков... - волшебник слова, но он писал не пластически, а рассказывал и в этом искусстве не имеет равного себе!"10 - отмечал М. Горький.

Поэтому Лесков "нуждался в живых лицах, которые могли... заинтересовать своим духовным содержанием".

Этот способ типизации требовал особой жанровой формы изображения, которую сам Лесков назвал "мемуарной формой вымышленного художественного произведения"11. "Мемуарность" у Лескова, однако, только художественное средство - у большинства лесковских героев не было живых прототипов.

Писатель упоминает в своих произведениях подлинные исторические события, создавая колорит достоверности. Этот "исторический" фон - также один из приемов художественного изображения в творчестве Лескова. Так, и оба императора и атаман Платов в "Левше" действуют как вымышленные персонажи в соответствии с сюжетным планом произведения.

Именно рассказ о событии и

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>