Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

От таких цифр в восторг прийти было трудно, но Министерство просвещения России было полно оптимизма. "С гордостью народной станем надеяться,

Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
та цифра выглядела так: в Красноярском насчитывалось 22239 человек, в Енисейском - 22726, в Ачинском - 17033, в Канском -18681, в Минусинском - 22164 человека.

По численности населения Енисейская губерния принадлежала к 3-му, самому низшему разряду. Соответственно с этим устанавливалось жалованье губернатору и его подчиненным.

В губернии первого разряда губернатор получал 12000 рублей ассигнациями в год, второго - 9 тысяч, третьего - 6000 рублей. Кроме того, губернаторы и их подчиненные имел различные надбавки к жалованью: квартирные, столовые и другие. В материальном отношении красноярский губернатор и его ближайшие чиновники жили достаточно благополучно, так что необходимости в получении взяток у них не было.

В 1839 году град уничтожил в губернии большую часть урожая. В Минусинском округе хлеб весь съела кобылка. Она не только уничтожила все посевы, но и съела всю траву, овощи в огородах и даже цветы в комнатах. Цены на хлеб поднялись неимоверно.

В Красноярске с 1835 года выращивали картофель.

Золотая лихорадка быстро развращала нравы населения края. Подкуп и различные злоупотребления властью сделались делом обыденным, привычным. Губернская администрация на жалобы населения реагировала вяло.

Если и прежде местные органы "не отличались ангельской чистотой, то теперь, - как писал Вагин, - о ней нечего было и думать". Золотопромышленники сорили деньгами без ума и расчета. Золото искали везде. Даже на р. Бугач, вблизи Красноярска, было несколько случаев, когда старатели попадали на золото. В Красноярске начались пьяные оргии. Рассказывают, что местных девиц легкого поведения только что разбогатевшие извозчики и конюхи купали в шампанском. Кутежи, карты, драки, воровство делали жизнь в Красноярске для многих обывателей просто невыносимою.

Ревизоры приезжавшие обнаружили, что часть сумм, пересылаемых в губернское управление, в расходных книгах не учитывалась. Появились дела "О приведении в ясность сумм, пересылаемых чрез канцелярию Енисейского общего губернского правления государственным и политическим преступникам, и о введении надлежащего порядка по получению и отправлению тех сумм".

Губернатор и его подчиненные писали целыми днями ревизорам объяснительные. Вскоре стали поговаривать, что не чист на руку и сам Василий Иванович Копылов. Губернатор вместе с чиновниками попал под следствие. Долго проверялись дела городской Думы, но никаких финансовых нарушений там обнаружено не было. Вскоре из Красноярска ревизоры переехали в Иркутск. Копылова же от должности губернатора отстранили. Через несколько дней отставной начальник края от сенатора Толстого из Иркутска получил какую-то депешу, требовавшую серьезных объяснений. Копылов долго ходил по комнате взад и вперед, постоянно перечитывая полученную бумагу, и вдруг через несколько минут умер. Как говорили тогда красноярцы, от испуга и горя. Схоронили губернатора с музыкой на Троицком кладбище, но памятника ему, видного, никто не поставил. Денежных средств у Копылова никаких не осталось, как выяснилось позднее, в казнокрадстве он замешан не был. Деньги на похороны губернатора дал городской голова Иван Кириллович. Кузнецов. Вскоре вдова губернатора Александра Ивановна с 15-летним сыном уехала к родным в Вятку.

Первые итоги сенаторской ревизии оказались очень скромными. Все выявленные в Енисейской губернии злоупотребления были признаны типичными для того времени, поэтому под суд после ревизии пошло лишь несколько мелких чиновников, у которых не было никакой влиятельной поддержки наверху, но результаты проверки красноярцы почувствовали быстро.

С отставкой Губернатора Копылова в высших эшелонах власти развернулась настоящая борьба за губернскую власть.

Падалка Василий Кириллович (1845 - 1861)

В 1845 году на пост губернатора претендовал Василий Кириллович Падалка. Курс наук он прошел в Императорском военно-сиротском доме, по окончании которого с чином 12-го класса (губернского секретаря - Л.Б) определен был в департамент полиции. Через пять лет он уже имел чин 9-го класса - титулярного советника. По Службе Василии Кириллович шел легко, получая различные награды и милости. В июле 1828 года согласно прошению он был перемещен в канцелярию Главного управления Западной Сибири. С 1836 года за отличную уездную службу Падалка стал получать, независимо от основной должности, добавочное жалованье - по 1000 "столовых" в год. Из Омска он переезжает на Украину, где служит не более года, и в 1837 году переводится в Иркутск на должность председателя Иркутского губернского суда. В августе 1838 года его не забывают наградить знаком отличия за 15-летнюю беспорочную службу. Через год Падалку перемещают в председатели Иркутского губернского правления. В 1841 году за примерную службу он получает первый орден - Св. Станислава 2-й степени. В это же время женится на Елене Вильгельмовне Руперт, дочери генерал-губернатора Восточной Сибири.

Тесть делает все возможное, чтобы пристроить любимого зятя в доходное губернаторское кресло. Зубарев, который был значительно образованнее своего конкурента, всеми правдами и неправдами отодвигается на второй план.

Наконец, 10 апреля 1845 года приходит распоряжение о назначении В.К. Падалки енисейским гражданским губернатором.

Решительность и принципиальность нового генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Муравьева заставила губернатора Падалку работать очень напряженно. Сначала енисейский губернатор сменил весь состав городской полиции, работавшей под руководством полицмейстера Попова. Затем стал наводить, порядок в губернском управлении. Губернатор много внимания уделял золотопромышленным делам. Красноярск в эти годы был рассадником преступности, и Падалке с городским главою Иваном Кирилловичем Кузнецовым многое пришлось сделать для укрепления порядка в городе.

Порядок был наведен и в хозяйственных делах города.

О том, что губернатор Падалка был человеком честным, написано и в воспоминаниях сибирского казака С. Черепанова, где указывается, что Василий Кириллович отличался большою строгостью - и не только ему, но и его супруге никто не смел заикнуться о каком-нибудь подарке.

27 августа 1847 года в Красноярске открылся детский Владимирский приют. Мысль о его учреждении родилась еще при губернаторе Копылове, но довести дело до конца пришлось, Василию Кирилловичу Падалке. Начиная с 1845 года, горожане все активнее стали вносить, небольшие суммы в это первое в Красноярске детское благотворительное заведение, чтобы проявить лояльность к новому губернатору и попасть под его покровительство, купцы и золотопромышленник на открытие приюта не жалели денег.

В 1854 году по представлению Муравьева Падалка получает орден Святой Анны 1-й степени. В этом же году ему повышают денежное содержание. По справочникам Министерства внутренних дел енисейский губернатор получал жалованья - 1 тысячу 715 рублей 52 копейки, столовых - 1 тысячу 715 рублей 5 копеек, квартирных - 1 тысячу 715 рублей. "Кроме того, прибавочного жалованья Падалка получал 2 тысячи рублей в год".

Реформы, проводимые в центре России, доходили до Сибири с большим опозданием, а до Красноярска - в особенности. Город по-прежнему не имел своей гимназии, тогда как в Томске она была открыта в 1837 году, не было и своей губернской газеты, тогда как в Европейской России "Губернские ведомости стали выходить с 1837 года. Многие из законов, принятых в Петербурге и другие законодательные документы и инструкции на территории Сибири не действовали. Однако "Общий наказ гражданским губернаторам 1837 года", принятие закона 2 января 1845 года "Об учреждении губернских правлений" и "Введение общей инструкции генерал-губернаторам", утвержденной 29 мая 1853 года, хорошо были известны местным чиновникам. В губернских правлениях их горячо обсуждали. Часть же положений из этих официальных бумаг вводилась в Сибири постепенно. Все вышеперечисленные документы имели одну общую цель - еще больше укрепить в российских провинциях губернаторскую власть.

В России эта должность имела двойственный характер. Во-первых, губернатор был представителем верховной власти в губернии. В этом своем звании он являлся высшим органом местного надзора. Во-вторых, губернатор был главным администратором края, которому подчинялись служащие почти всех министерств, расположенных на территории губернии, но прежде всего Министерства внутренних дел. В этом своем значении он участвовал в активном управлении, являлся начальником или "хозяином губернии". Но на практике, в силу двойственности своего положения и неразработанности некоторых функций управления, губернатор хозяином губернии часто оказывался лишь на бумаге. Например, губернатор мог определить к должности до VIII класса включительно. Кроме того, "бумажное многоделие" поглощало большую часть его времени.

Начиная с 1837 года, каждый губернатор хорошо знал, за какие провинности он может быть привлечен к ответственности. В наказе губернаторам они были даже систематизированы так:

  1. Виновность в неисполнении высочайших повелений, указов Сената и предписаний правительства.
  2. Допущение важных беспорядков и злоупотреблений, лихоимство в том или другом виде.
  3. Неправильные действия по следствиям и вообще в делах уголовных..
  4. Превышение и бездействие власти.

Губернаторы получали замечания, выговоры, отрешения и исключения из службы, вплоть, до каторжных работ. За финансовые нарушения у них иногда описывалось личное имущество, а иной раз налагались крупные денежные штрафы. Например, в Костромской губернии была разграблена почта. Грабителей полиция не задержала, поэтому всю сумму нанесенного ущерба в одну тысячу 475 рубл

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>