Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

От таких цифр в восторг прийти было трудно, но Министерство просвещения России было полно оптимизма. "С гордостью народной станем надеяться,

Енисейские губернаторы (1822-1917гг.)

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
ежду полами и семейные были, может быть, не строже, но лицемернее нынешних. В. Вагин пишет в своих воспоминаниях о сороковых годах прошлого века: "уход жены от мужа был тогда неслыханным делом. Женщина, которая решилась бы на такой шаг, подверглась бы общему презрению. Незаконные связи замужние женщин были большою редкостью. Мужчины, разумеется, были гораздо развратнее". Историк вспоминал, что даже сам генерал-губернатор Восточной Сибири Руперт не отличался чистотою нравов. Он приехал в Иркутск без семейства и повел себя так, что об этом скоро сделалось известным в Петербурге; к нему поспешили отправить жену, чтобы удержать его от "прапорщичьих похождений".

При губернаторе Ковалеве город продолжал строиться и расширяться. Если в 1822 году Красноярск имел 550 саженей в длину, то в 1835 году протяженность главной улицы составляла три версты. А всего в городе уже было 24 улицы и переулка.

С 1804 года все губернаторы должны были посылать в Министерство внутренних дел годовые статистические отчеты о своей работе. Позднее они получили название "обзоров".

Судя по ним, наш край при правлении Ковалева среди других губерний по многим показателям не выделялся, но и не отставал. Например, к 1834 году только один из 327 жителей Енисейской губернии обучался грамоте. В других же краях этот показатели, был гораздо хуже. Так, в Киевской губернии обучаться грамоте мог только один житель из 490 человек, в Пензенской губернии один из 434, в Симбирской - один из 429. Конечно, в городах этот показатель был несравненно выше. Например, в Москве школу посещал каждый из 35 житель. В столице России Петербурге - один из 19.

От таких цифр в восторг прийти было трудно, но Министерство просвещения России было полно оптимизма. "С гордостью народной станем надеяться, что наше умственное развитие, - писали чиновники, - будет не просто заимствованием чужого, но подвигом самостоятельным, новым и славным в завоевании человеческого ума". Сделать, действительно, предстояло много. Россия отставала от европейских стран по многим показателям. Надо отдать должное редакция журнала Министерства народного просвещения, которая никогда не старалась приукрасить действительность. Более того, журналисты всегда отыскивали такую информацию о просвещении за рубежом, которая почти всегда была не в пользу России, тем самым провоцируя читателя на невольные сравнения. Например, на его страницах была опубликована такая информация: в 1834 году в Пруссии в 81 городе работало 296 книжных магазинов, в Австрии в 81 городе - 89 книжных магазинов, в Баварии в 31 городе - 114 книжных магазинов. Тогда как в это же время в России, в губернских городах Томске и Красноярске, не были открыты даже гимназии, которые по всем принятым решениям правительства должны были начать работу еще с 1828 года. По всей территории от Казани до Якутска не было ни одной книжной лавки. Да и кто стал бы покупать книги, если такая большая страна, как Сибирь, была поголовно безграмотной.

Красноярское городское хозяйство находилось в жалком состоянии и требовало очень много денег. Губернатор понимал, что только оживление торговли, промышленности и увеличение населения городов губернии может как-то улучшить их хозяйственное положение.

Городское хозяйство везде, кроме Ачинска, приносило казне одни убытки. Кроме того, в 1834 году в Красноярске случился пожар, который нанес городу еще один финансовый удар.

Работы у губернатора в эти годы было немало. Еще уточнялись и утрясались границы губернии. Шло распределение повинностей. Как известно, в сибирских губерниях их было две: натуральные и денежные. Почти все крестьяне летом работали на восстановлении дорожных трактов: Московского, Енисейского, Иркутского. Для этого составлялись сметы, выделялись казенные пособия, оговаривались подряды. Ежегодно летом 7 - 8 дней каждый крестьянин на своей лошади с телегою отбывал повинность на ремонте участка Ачинск - Иркутск.

Главной обязанностью губернатора было не допустить голода и вовремя собрать все подати.

Еще при Степанове было разработано положение о казенных хлебных запасных магазинах. Они были двух видов - постоянные и временные. Первые должны были выполняться ежегодно положенным количеством хлеба. Магазины находились в местах хлебородных, где и денежный запас на случай чрезвычайных мер. Из этих магазинов хлеб развозился в северные местности, где устанавливались свои пропорции. Так, в хлебный запасной магазин Туруханска привозилось ежегодно 30 тысяч пудов, в села Маковское - 1 тыс. 500 пудов, в Ярцевское - 4 тыс. 500 пудов, Кежемское - 3000 пудов, Верхнеимбатское - 10 тысяч пудов. Пропорции хлеба ежегодно менялись, по мере надобности. Казенные запасы хлеба предохраняли живущих на Севере от недорода.

Кроме того, в городах во время неурожая эти магазины служили как бы дополнительным подспорьем для бедных. Если хлеб был очень дорог, то в таких магазинах он продавался по себестоимости. Как написано было в положении, "хлеб должен раздаваться соразмерно действительной нужде и количеству заказов".

Ковалев в жизнь губернии и Красноярска практически ничего нового не внес. О нем можно было сказать, что за 5 лет его правления главной заслугой было то, что губерния могла обходиться и без него. Казалось, что он жил все эти годы в Красноярске по мудрой пословице: "Дела не делал, но и от дела не бегал". Жизнь губернии шла в каждодневных заботах. Губернатор же жил только своими домашними.

Копылов Василий Иванович (1835 1845)

23 июля 1835 года Ковалева переводят губернатором в Тобольск, а бывшего тобольского губернатора Василия Ивановича Копылова - в Красноярск. В этом же году на берегах Енисея уродился весьма хороший урожай. Посещавшие в эти годы губернию чиновники, ученые, путешественники отмечали, что на своем пути они встречали хорошие, "чистые избы, обилие скота, сытые и веселые физиономии хозяев, хороший стол, радушное утешение". Все это, отмечал писатель В. Вагин, доказывало "зажиточность населения". Как отмечал другой писатель, С. Максимов, "в Красноярске жители спорили за право чести принять у себя проезжих и угостить их". За самовары и обеды ни крестьяне, ни горожане платы с проезжающих не брали. Как подтверждают очевидцы, "денег тогда в обороте было мало, и они были очень дороги - но в них и не нуждались: почти все необходимое было свое и всего было вдоволь". Заметим, что такое положение было во многих сибирских губерниях.

Новый губернатор отличался чрезвычайной мягкостью и добросердечием. В Красноярске он женился на своей экономке Александре Ивановне, привезенной им из Вятки. Сестра экономки также перебралась в Красноярск за своим мужем, которому губернатор дал место исправника Красноярского округа.

Писатель Вагин описывает его портрет так: "Это был здоровый, коренастый старик лет 60, среднего роста, с крупными чертами лица, взъерошенными седыми волосами и острым взглядом из-под седых нависших бровей". Вообще о личности красноярского губернатора ходило много слухов и сплетен. Одни считали, что он ленив и бесхарактерен. Рассказывали, что он, бывало, прочитает поданную ему для подписи неправильную бумагу, покачает головой и, не говоря ни слова, подпишет. Понятно, что при таком губернаторе вся власть находилась в руках чиновников. Злоупотребления при Копылове были явлением достаточно распространенным. Нелестную характеристику губернатору давали и жандармы, называя его грязным и неспособным чиновником. Но в то же время, считают, губернатор был грамотным человеком, во-вторых, решительным, иногда жестким. Особенно это ярко проявилось во время выборов городского главы Красноярска на 1841-1844 годы.

В эти же годы Копылов много работает над открытием в Красноярске губернской библиотеки. Еще с 1833 года по распоряжению правительства разрешалось во всех городах открывать публичные библиотеки, "для того, чтобы доставить всем жителям губерний безденежные способы к приобретению основательных сведений о науках и искусствах". В 1835 году такая библиотека открылась в Иркутске. Губернатор Василий Иванович Копылов делал все от него зависящее, чтобы красноярская губернская публичная библиотека была не хуже иркутской. Он договорился с редакциями официальных изданий, которые стали бесплатно высылать в Красноярск номера своих газет и журналов.

Копылов проявлял постоянную заботу о народном здравии. При нем число больничных коек увеличилось на 200 мест и к началу 1839 года достигло 700. Кроме того, в эти годы резко понизилась смертность населения. В 1837 году в губернии медицинская помощь была оказана тысяче больных. Из них 843 человека выздоровели и лишь 60 умерли. Кроме того, в 1838 году 8555 детей были спасены от оспы; им были сделаны прививки.

Будничная жизнь в Красноярске, да и в других местах губернии, была неспокойной. Об этом говорят цифры уголовной статистики. По-прежнему много случаев было связано с воровством. Так, в 1837 году краж было зафиксировано 285, в 1838 году - 156. Большое количество людей погибало в реках и озерах. Так, в 1837 году утонули 45 человек, в 1838 году - 78 человек. Много людей умерло от других причин. В 1837г. таких случаев было 82.

Часто молодые матери отказывались от своих детей. Так, в 1838 году полиция насчитала около 80 подкидышей, и цифра эта в 30-е годы не уменьшалась, а увеличивалась. В губернии было много умышленных убийств. В 1838 году таких случаев было 10, самоубийств - 15. Как отмечалось в отчетах полиции, три четверти преступлений в губернии совершали ссыльные.

Необходимо сказать, что в это время в Енисейской губернии проживало всего 102843 человека. По округам э

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>