Екатерина Романовна Дашкова- издатель и публицист

Библиография Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей Русской земли Ч.II. -Спб.,1847.- 627с. Берков П.Н. История русской журналистики XIII века - М.; Л.,1952.-572с. Герцен А.И.

Екатерина Романовна Дашкова- издатель и публицист

Курсовой проект

Литература

Другие курсовые по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией
знаменитые события как минувшего, так и настоящего времени.

Дашкова пробовала себя и в драматургии. В начале 1786 года в Санкт- Петербурге Дашкова Е.Р. написала комедию в пяти действиях «Тоисиоков, или Человек бесхарактерный». В том же году она была поставлена на сцене Эрмитажного театра и в 1788 годе перепечатана в 19-й части «Российского феатра». Е.Р. Дашкова использовала в этом произведении жанр «нравоописательной» бытовой комедии. Здесь обличались такие черты дворян современников автора, как беспринципность, алчность, галломания и потеря национального достоинства. Сама Екатерина Романовна была убежденной патриоткой, горячо отстаивавшей национальные традиции в русской культуре и науке.

В 1799 году, посмотрев комедию Коцеба «Бедность и благородство души», Дашкова решила написать ее продолжение, которое получило название «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная».

Многие из историков считали Е.Р. Дашкову активной участницей сочинения книги «Антидот», полемически направленной против французского путешественника по России Шаппа де Отероша.

Так же она очень любила поэзию, современники второй половины XVIII века говорили о том, что Е.Р. Дашкова помещала свои стихотворения, но, к сожалению, до нас не дошли эти ее произведения.

 

Мемуары Екатерины Романовны Дашковой

Параграф 2

 

Самым известным творением Екатерины Романовны Дашковой по истине считаются ее «Записки», которые венчают литературное творчество этой выдающейся женщины.

Е.Р. Дашкова писала свои мемуары в 1804-1805 года, когда ей было более шестидесяти лет. Но, очевидно, раскрывая историю своей жизни, - в рукописи мемуары носили название «Mon History» - она использовала более ранние записи, сделанные под непосредственным впечатлением от событий, от встреч с людьми, которые были ее друзьями или врагами. Можно предполагать, что Екатерина Романовна вела записи на протяжении всей жизни, иначе трудно представить, как могла она помнить точные факты и самые мелкие детали событий далекого прошлого.

Прямым подтверждением этому служит публикация Е.Р. Дашковой во второй части «Опыта трудов Вольного российского собрания» за 1775 год «Путешествия одной российской знатной госпожи по некоторым английским провинциям», позднее в несколько переработанном виде включенной в ее «Записки», где она делится своими впечатлениями от поездки по Европе.

Однако «Записки» Екатерины Романовны Дашковой не следует считать дневником, в котором сохранялась фиксация фактов в их непосредственной житейской последовательности, как бы в «нетронутом виде».

Обрисовывая события прожитой жизни на склоне лет, Е.Р. Дашкова пропускала их сквозь призму впечатлений последующих событий, которые «высвечивали» эти факты по иному, представляя их взаимосвязь, недоступную взгляду современника. Эту особенность, свойственную мемуарной литературе в целом, следует учитывать и при чтении «Записок». В то же время мемуары Екатерины Романовны представляют собой превосходный памятник русской культуры, в котором оказались запечатленными многие общественные идеи эпохи, воссозданы образы выдающихся людей XVIII столетия.

Свои мемуары Е.Р. Дашкова написала по просьбе подруги, англичанки Марты Вильмонт, которая в 1803 году приехала погостить в подмосковное имение княгини, село Троицкое, и «своими беседами, совместным чтением, кротостью и приветливостью» внесла в ее жизнь «тихие радости, бесценные и незаменимые для нежной дружбы и любознательного сердца». Е.Р. Дашкова пишет: «…я для нее сделала то, чего от меня не могли добиться мои родственники и друзья… я написала эти мемуары, так как она этого непременно желала. Она единственная владелица их с тем условием, что они появятся только после моей смерти».

Из этих слов, которыми заканчиваются мемуары Е.Р. Дашковой, становится ясно, что, обрабатывая свои предшествующие записки, автор постоянно помнила о том, что они предназначаются для публикаций. Следовательно, факты прошедшей жизни и ее и тех людей, с кем она была связана, должны были быть представлены так, как требовал «этикет поведения» первой «статс-дамы и кавалера двора» Екатерины II, директора Академии наук и Российской Академии.

«Записки» делятся на две части: первая охватывает события от 1743 года года рождения автора- до 1782 года- года ее возвращения из-за границы, где она провела несколько лет с сыном для получения им образования; вторая часть от приезда в Петербург в 1782 году до 1805 года. Но это чисто формальное деление. По существу, через все «Записки» проходят три основных сюжета: история ее личной и семейной жизни; участие в дворцовом перевороте 1762 года, благодаря которому на престол взошла Екатерина II, и руководство двумя Академиями.

Введение «Записок» Е.Р. Дашковой имеет определенный хорошо продуманный замысел: «Я родилась в 1744 году в Петербурге. Императрица Елизавета уже вернулась к тому времени из Москвы, где она венчалась на царство. Она держала меня у купели, а моим крестным отцом был великий князь, впоследствии император Петр III. Оказанной мне императрицей честью я была обязана не столько ее родству с моим дядей, канцлером, женатым на двоюродной сестре государыни, сколько ее дружбе с моей матерью, которая с величайшей готовностью, деликатностью, скажу даже великодушием снабжала императрицу деньгами в бытность ее великой княгиней».

Нет никакого сомнения в том, что первый абзац мемуаров Е.Р. Дашковой задает «основной тон» всему повествованию: потому как по своему рождению графиня Екатерина Романовна Воронцова принадлежала к высшей элите русского общества. Ее крестной матерью была императрица Елизавета Петровна, связанная родством с ее дядей канцлером Михаилом Илларионовичем Воронцовым, а также имеющая обязательства по отношению к матери самой Екатерины Романовны, которая ссужала ее деньгами. Отсюда напрашивается дальнейший ход авторской мысли: все последующие события, в которых принимала деятельное участие Е.Р. Дашкова, были выражением ее нравственных убеждений и не имели никаких других побудительных причин.

Далее рассказывается о воспоминании Е.Р. Дашковой в доме дяди, где она вместе с дочерью М.И. Воронцова получила блестящее образование. После она рассказывает про устройство своей семейной жизни.

Но, пожалуй, важнейшее место в «Записках» отведено отношению автора мемуаров с Екатериной II. Е.Р. Дашкова подробно описывает первую встречу с великой княгиней Екатериной Алексеевной, происшедшую зимой 1759 года, когда она с великим князем Петром III приехала в дом канцлера М.И. Воронцова «провести вечер и поужинать. Иностранцы обрисовывали меня ей с большим пристрастием; она была убеждена, что я все свое время посвящаю чтению и занятиям, что и привлекло мне ее уважение, оказавшее столь большое влияние на всю мою жизнь и вознесшее меня на такой пьедестал, о котором я никогда не смела и мечтать. Я смело могу утверждать, что кроме меня и великой княгини в то время не было женщин, занимавшихся серьезным чтением. Мы почувствовали взаимное влечение друг к другу, а очарование, исходившее из нее, в особенности, когда она хотела привлечь к себе кого-нибудь, было слишком могущественно. Возвышенность ее мыслей, знания которыми она обладала, запечатлели ее образ в моем сердце и в моем уме, снабдившем ее всеми атрибутами, присущими богато одаренным природой натурам. Этот длинный вечер промелькнул для меня как одна минута. Он и стал первоначальной причиной многих моих событий, о которых речь пойдет ниже». На протяжении всей жизни Дашкова уважала и очень любила императрицу Екатерину II.

В 1761 году Екатерина Романовна с супругом были приглашены в Ораниенбаум на придворные празднества во дворец Петра III и Екатерины II , между которыми развивается своеобразное соперничество за дружбу с Е.Р. Дашковой. Великий князь настаивал на том, чтобы она была больше в его обществе, чем с Великой княгиней, а Великая княгиня, как пишет Е.Р. Дашкова, «оказывала мне такое внимание, каким она не удостаивала ни одну из дам, живших в Ораниенбауме».

Далее Е.Р. Дашкова, как бы случайно, передает разговор с нею Петра III, который заметил ее дружбу с Екатериной II: «…однажды он отвел меня в сторону и сказал мне следующую странную фразу, которая обнаруживает простоту его ума и доброе сердце:

-Дочь моя, помните, что благоразумнее и безопаснее иметь дело с такими простаками, как мы, чем с великими умами, которые, выжав весь сок из лимона, выбрасывают его вон».

Неужели юную Е.Р. Дашкову не насторожили слова, сказанные Петром III?

Между тем дворцовые события в 1761 году развивались с нарастающей быстротой. Петр III, не скрывая, третировал свою супругу Екатерину Алексеевну и выражал желание жениться на Елизавете Романовне Воронцовой, сестре Дашковой. Императрица Елизавета Петровна тяжело болела. Вынужденное пребывание Екатерины Романовны Дашковой в Ораниенбауме при дворе великого князя Петра, как она пишет в «Записках», открыло ей глаза на то, что ожидало Россию, когда на престол вступит государь ограниченный, необразованный, не любящий свой народ.

Е.Р. Дашкова, узнав о близкой смерти императрицы Елизаветы Петровны, в поздний час пришла к Великой княгини Екатерине Алексеевне, высказала ей свою преданность, пообещав оказывать всякую помощь. Екатерина Алексеевна уверила Дашкову, что у нее «нет никакого плана», что она «должна мужественно вынести все», что ее ожидает. В действительности было совсем не так, как это представила Екатерина Алексеевна. Военный переворот готовили близкие ей люди, и сама Великая княгиня тайно держала в руках все нити заговора. Позднее Екатерина Рома

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>