Екатерина II и Тредиаковский

Так, названия стран восходят к славянскому источнику: «Мы находим все страны, Целтами с начала населяемые, Словенским языком прозванные. Доведено, что

Екатерина II и Тредиаковский

Статья

Литература

Другие статьи по предмету

Литература

Сдать работу со 100% гаранией

Екатерина II и Тредиаковский

Ивинский А.Д.

А.С. Орлов сформулировал концепцию (Орлов 1935, 5-55), которую никто не ставил под сомнение: В.К. Тредиаковский, своим переводом «Приключений Телемака» Фенелона, вступил в неравный бой с Екатериной. Нападками на деспотию он испугал лицемерную императрицу, и в качестве отместки она подвергла смелого просветителя осмеянию и создала Тредиаковскому репутацию бездарного стихоплета[i].

Из работы в работу переходят одни и те же свидетельства, которые должны подтвердить эту теорию. Так, обычно цитируется тот пассаж из «Всякой Всячине», в котором «Тилемахида» объявляется лучшим средством от бессонницы. Приводят также анекдот, рассказанный еще Карамзиным и попавший в «Словарь» Евгения Болховитинова, о существовании шуточных правил, выставленных в Эрмитаже и написанных самой Екатериной: за проступок полагалось в виде наказания выучить наизусть несколько стихов «Тилемахиды» (Митрополит Евгений 1845, т. 2, 221; Пыляев 1991, 205-206).

При всей внешней убедительности данной концепции она допускает ряд уточнений. Мало того, что история отношений Екатерины и «просветителей» была слишком идеологизирована: многие факты вообще не попадали в поле зрения ученых.

В высшей степени показательна в этом смысле история со «Всякой Всячиной»: цитата из журнала обычно приводится не полностью. Оригинальный текст выглядит следующим образом: «<…> мы по довольном размышлении положили ей предписать нижеследующее от бессонницы лекарство: ложася спать, чтоб изволила прочесть рядом шесть страниц нашего сочинения. А потом шесть страниц Тилемахиды; и крепко надеемся, что сим способом уже она не услышит храпления своего мужа» (ВВ 1769, 15-16). Как видим, ирония здесь соседствует с самоиронией, и этот текст вряд ли может оцениваться как литературная декларация. Другое дело, что и дальше на страницах «Всякой Всячины» возникает образ Тредиаковского, однако и здесь речь, скорее, идет о скучном педанте, чем о «просветителе» и «борце»: «<…> для совершенного ж от бессонницы освобождения потребно было приобщить к Тилемахиде несколько стихов из Аргениды <…>» (Там же, 31). К тому же, на страницах журнала мы найдем и отзыв, в котором признаются, пусть и с оговорками, заслуги автора: «Он, конечно, долее моего писал и, с позволения, больше врал. Однако пускай ему худо: смело скажу, что нет ни одного Русского сочинения, из коего бы больше его мест наизусть помнили» (Там же, 59). Тем более странен для нас вывод В.М. Живова, обратившегося к этой проблеме и пришедшего к выводу о том, что против Тредиаковского императрицей была проведена «пропагандистская акция» (Живов 2002, 584).

Дело, однако, не сводится лишь к тем или иным высказываниям императрицы о Тредиаковском. Екатерининская «практика» свидетельствует о том, что литературные и научные труды «вечного труженика» были для нее актуальны, несмотря на «теоретические» декларации.

В.П. Степанов показал, что Екатерина в своем драматическом творчестве не раз обращалась к Тредиаковскому: «Императрица познакомилась с ранними сочинениями Тредиаковского, предшествовавшими «Тилемихиде», несколько позднее, в 1788 г., во время работы над оперой «Горе-богатырь Косометович». Храповицкий записал в своем «Дневнике»: «Для составления оперы о Фуфлыге поднес «Езду в остров любви», «Деидамию» и трагедии Ломоносова, из коих надобен «Мамай». Сказано: «Будет хорошо». Экземпляр московского издания «Деидамии» 1775 г. позднее был обнаружен среди подручных книг императрицы в ее рабочем кабинете; он упомянут в описи кабинета, составленной в 1795 г.» (Степанов 1976, 90).

Нас же интересует другой текст Тредиаковского, который еще не рассматривался в контексте литературной политики Екатерины II, «Три рассуждения о трех главнейших древностях российских».

«Три рассуждения» обычно признавались научным курьезом и не становились предметом специального анализа: «Многочисленные оригинальные научные труды Тредиаковского чрезвычайно неравноценны. <…> Иные из них граничат с курьезом <…> в 1773 г. напечатаны были «Три рассуждения о трех главнейших древностях российских» (1757). В первом доказывается, что древнейшим языком всей Европы был язык славянский. Главный аргумент насильственные этимологии <…> Надо помнить, однако, что нелепые этимологии были общей болезнью всего европейского языкознания XVII и XVIII вв. Западная наука, современная Тредиаковскому и даже позднейшая, полна таких же абсурдов» (Пумпянский 1941, 254). Это «странное, тяжело написанное сочинение, изобилующее фантастическими рассуждениями и этимологиями» (Альтшуллер 2007, 304), пытались, правда не слишком энергично, вписать в концепцию будущего «шишковизма». Однако это произведение настолько выпало из внимания исследователей, что доходило и до недоразумений: «В 1773 г. Тредиаковский издал книгу под названием «Три рассуждения <…>» (Там же, 303). Понятно, что 4 года как лежавший в могиле Тредиаковский не мог что-либо издавать…

Действительно, если искусственно вырвать «Три рассуждения» из научного контекста того времени, они действительно кажутся и абсурдными, и курьезными, и непонятными. Тем более важно ответить на вопрос, зачем в начале 70-х годов издается эта сомнительная книга осмеянного автора.

Как представляется, она должна была сильно заинтересовать императрицу, которая как раз в данное время искала исторического и филологического обоснования ее монархической идеи.

В своей лингвистической (этимологической) и исторической работе Екатерина отстаивала идею древности русского языка и русской цивилизации. Она стремилась доказать, что все современные европейские языки произошли именно от русского, и тем самым укрепить мнение о великой роли России в современном мире.

Естественно, что, обращаясь к истории Древней Руси, она не могла пройти мимо норманнского сюжета, поскольку не могла признать первенствующую роль иностранцев в создании российского государства. Екатерина полагала, что к IX в. Россия прошла уже долгий путь развития и не нуждалась в чье-либо помощи со стороны (Ивинский 2009; Ивинский 2009а).

Трактат Тредиаковского состоит из трех частей: «I. О первенстве словенского языка пред тевтоническим. II. О первоначалии россов. III. О варягах руссах, славенского звания, рода и языка». Именно эти проблемы были в центре идеологических исканий эпохи, а вместе с тем, как мы видели, и Екатерины.

Тредиаковский уверен, что европейским праязыком был скифский, или словенский, от которого позднее произошел современный русский: «<…> трудно <…> определить, были ль Скитфы и Целты един народ или разный, хотя и способно доказать можно, что с самого начала имели они един общий язык, названный писателями Скитфским, а от меня Словенским <…> Авторы всемирной истории, люди весьма ученые и благорассудительные, <…> не токмо началным быть Скитфский язык предают, но и утверждают, что от него произошли языки, именно, Московитский, Славенский, Польский, Датский, Шведский, Саксонский и других многих народов. <…> нет ни стязания, ни сомнения, чтоб Московитский, то есть нынешний наш Славенороссийский и Польский, не произошли от Скитфского <…> но Авторы сии утверждают то ж самое и о Датском, и о Шведском, и о Саксонском и о других многих <…>» (Тредиаковски й 1773, 12, 22-24).

Кроме того, по мысли Тредиаковского, два первых народа Скифы и Целты родственны и являются прямыми предками современных славян, что очевидным образом выводится из лингвистических данных: «И по истине, един был с самого начала у Иафетических племен Скитфский с Целтическим языком, то есть един был издревле, но по смешении Словенский. Доказывают сие самые первые имена Скитфов и Целтов. Что ж знаменует Скитф? Скитф есть СКИТ и, следовательно, Скитфы суть СКИТЫ от СКИТАНИЯ, то есть от свободного прехождения с места на место: а слова СКИТАНИЕ и СКИТАТЬСЯ суть точно Словенские. <…> Что ж суть и Целты? Ежели послушать греков, то они суть всадники или конники, от Келетаи или Келетои или Келтои. Но буде поверить Германцам, то Целт есть воин или муж храбрый от Гелт. Изрядно толко я толкую инако <…> Целт есть по-словенски Желт, а Целты, следственно, желты, то есть народ светлорусый. <…>» (Там же, 29-32).

От скифов произошли сарматы. Для обоснования этой идеи Тредиаковский прибегает к довольно смелым этимологическим сближениям: «Геродот повествует, что Сарматы произошли от Скифов и Амазонок. Но и другие авторы пишут, что Амазонки пребывали с супружниками своими чрез один токмо месяц, так что родившихся потом дщерей оставляли они у себя, а сынов отдавали отцам, что и по Геродоту. Полагаю, что сие было тогда, когда уже Скитфов довольно переправилось за Волгу, называемую ими Рас, и сокращенно Ра, а Амазонки жили по Дону. Может статься, что молодые Скитфченки, пребывая с переправившимися своими отцами, а метерей не видя, спрашивали отцов, где б их матери были? Но отцы им и сказывали: ЗА-РА-МАТИ, то есть матери их живут за Волгой; от чего те дети и прозваны Зараматами, или Скитфами, имеющими своих матерей за Волгою на запад. <…>» (Там же, 40).

Замечательно прояснено значение слова «амазонка»: «Но и сами оне все вообще разглашены от Греков Амазонами, то есть бессосечными, а в подтверждение сему знаменованию сплетена и баснь, по Греческому тогдашнему нраву, что будто б оне себе прижигали един сосец, дабы им способнее было из лука стрелять, но другий оставляли для воздоения своих порождений. <…> Были оне подлинно не Амазоны по-Гречески, но Омужоны по-Слове

Похожие работы

1 2 3 > >>