Диалектическая социология Жоржа Гурвича

Основные труды Ж. Гурвича: «Социальная философия Руссо» (1917); «Конкретная мораль Фихте» (1925); «Будущность демократии» // Современные записки. 1927. Т. 32;

Диалектическая социология Жоржа Гурвича

Статья

Философия

Другие статьи по предмету

Философия

Сдать работу со 100% гаранией
1;Диалектика и социология» (1962); «Социальные рамки познания» (1967); «Мой интеллектуальный путь» (1968). (Библиографию работ Ж. Гурвича, изданных в «Современных записках», «Русских записках» и в «Новом журнале», см.: L'emigration russe. Revues et recueils. 1920 1980. Index general des articles. Paris, 1988.)

2. Истоки и эволюция взглядов

Ж. Гурвича нельзя назвать только социологом, поскольку его исследования всегда имели междисциплинарный характер. Они на стыке между социологией, правом, историей, антропологией и социальной психологией. В творчестве ученого нашли отражение философия И. Фихте, А. Бергсона, Э. Гуссерля, социалистические воззрения К. Сен-Симона, П. Прудона и К. Маркса, социологические теории М. Вебера, Э. Дюркгейма, М. Мосса. Вместе с Э. Морено, Э. Мейо, К. Левиным его рассматривают и как одного из основателей теории малых групп.

Ж. Гурвич был социологом философского склада, ориентированным скорее на немецкую, чем на французскую философскую традицию.

Еще в России Ж. Гурвич под непосредственным влиянием большевистской революции сформулировал ряд принципов своего научного мировоззрения.

Представляет интерес тот факт, что в России в 1914 году Ж. Гурвич получил золотую награду Юрьевского университета за сочинение «Правда воли монаршей Феофана Прокоповича» (история философии права) [6], в 1918 году в Петрограде в издательстве Вольфа была опубликована его работа «Руссо и декларация прав. Идея неотъемлемых прав человека в политической доктрине Руссо» [3].

Непосредственно после революции Ж. Гурвич еще надеялся на возможность создания планируемой экономики, основанной на плюрализме форм собственности и без жесткого контроля со стороны государства. Но его надежды развеялись очень скоро.

Как отмечают современные исследователи творчества Ж. Гурвича, сам он отождествлял себя с исключенным из шайки, банды догматиков и орды псевдоспециалистов. Он стал в России личностью еретической, выступающей против существующих порядков и все подвергающей сомнению: русский философ, околдованный Ж. Руссо и П. Прудоном, И. Фихте и К. Марксом, в мире, доминируемом царистской аристократией, но открытом немецкой мысли, он встречает Ленина непосредственно перед революцией, в которой участвует в Петрограде с большим воодушевлением. Он появился как защитник того, что позже будет названо в книге, опубликованной им во Франции, социальным правом, как защитник автономии социальных групп, что называется сегодня самоуправление. Стоит ли говорить, что ему не удалось найти своего места в Советской России, руководимой только коммунистической партией, и что он был изгнан ею во Францию? [6, с. 44].

Покинув Россию, Ж. Гурвич от рассмотрения проблем реальной политики понемногу уходил в иную область.

Его основные интересы были теперь связаны с внутренней ориентацией и духовным миром человека и с популяризацией во Франции хорошо знакомой ему немецкой философии. Две важные работы: его книга о философии И. Фихте, которая распространяет диалектику Г. Гегеля в своем прогрессивном движении примирения разума (рассудка) и истории, и другая по социальному праву, которая подводит итог тому, что было осмыслено и написано между Гратиусом и Г. Лейбницем о легитимности и автономии частных социальных групп, очень хорошо выражают богатство его творчества.

Ж. Гурвич также привлекает к себе внимание научной общественности изучением проблем познания и исследованиями в области морали.

3. Социологическая концепция

Но и в области общей социологической теории творчество Ж. Гурвича выглядит достаточно масштабно. Наиболее значительные из его работ: «Социальный детерминизм и человеческая свобода» (1955), «Диалектика и социология» (1962), «Современное призвание социологии», «Понятие социальных классов от К. Маркса до наших дней» (1958), «Социальные рамки познания» (1967). Кроме того, под руководством Ж. Гурвича вышел ряд крупных коллективных трудов, среди которых «Социология в XX столетии» (1945), «Индустриализация и технократия» (1949), «Социологический трактат» (1958, 1960).

Ориентация французской социологии на чистый эмпиризм очень беспокоила Ж. Гурвича, поэтому социология, по его мнению, должна была прежде всего избавиться от двух опасностей: чисто аналитического эмпиризма (провозглашенного Ж. Стецелем) и исключительно спекулятивной теоретизации. Он также выступает против излишней американизации социологии с этой целью он создал в 1956 г. (совместно с бельгийцем А. Жанном) Международную ассоциацию франкоязычных социологов, а также громоздких теоретических систематизации, к которым относит дюркгеймизм, марксизм, структурный функционализм и структурализм. Он считает, что в социологии следует также искоренять номинализм, детерминизм, догматизм [8, р. 64].

От К. Маркса и П. Прудона Ж. Гурвич берет анализ социальных противоречий, но более их мнение о социальных динамизмах, скрытых от учреждений, попытку проанализировать диффузные сопротивления, допускающие постановку в каузальность социального порядка. Эти исследования, сквозь анализ трудов теоретиков действия К. Сен-Симона, П. Прудона, И. Фихте, являются его целью, чтобы найти новое обоснование диалектики подвижного и инертного возбуждения против институтов, общества, против государства. Две его диссертации по проблемам общественного права (1931) блестяще иллюстрируют эти мысли: выступая против теорий трансцендентного права, он приводит примеры того, как социальные группы и общественные ассоциации порождают новые права, направленные против единовластия государства.

В традиции П. Прудона и К. Маркса Ж. Гурвич ставит в качестве задачи для социологии анализ глобальных обществ и выражает свое недоверие в отношении к работам фрагментарным, не связанным с тотализирующей рефлексией. При этом он подчеркивает важность понятия тотального социального факта М. Мосса, понятия, которое ориентирует на изучение отдельных феноменов, по при этом их рассматривает в отношении к значениям глобального общества [7, р. 13].

Его концепция социального, на первый взгляд, будто бы реалистическая и плюралистическая, состоит в том, что социолог должен обнаруживать под эмпирической поверхностью феноменов различные степени их глубины, никогда при этом не ограничиваясь окончательной концептуализацией, однозначно ставить вопрос об отнесении их к тотальным социальным феноменам. Ж. Гурвич исповедует диалектический, или релятивистский, гиперэмпиризм, который тесно связывает опыт с его теоретизацией, объяснение с пониманием, эмпирическое с теоретическим во взаимности перспектив, запрещая также любое противопоставление индивидуального и социального (коллективного) [8, р. 64].

Таким образом, на протяжении нескольких десятилетий Ж. Гурвич развивал свой подход к познанию социальной реальности, который он назвал диалектическим гиперэмпиризмом.

Называя свои взгляды диалектическим гиперэмпиризмом, Ж. Гурвич отвергал формально-дедуктивные теории и эмпиризм в западной социологии и стремился строить социологию на основе диалектики, интерпретируемой в духе релятивизма и плюрализма.

Следует отметить, что Ж. Гурвич считался одним из ведущих представителей диалектической социологии во Франции. Желая возвеличить диалектический гиперэмпиризм, он предлагал, на его взгляд, строгую социологическую схему. Она должна была ясно воспроизводить социальную реальность [10, р. 146].

Диалектический гиперэмпиризм в методологическом плане означал ориентацию на отказ от какой-либо заранее принятой философской позиции в подходе к изучению человека, а в онтологическом плане истолковывание человеческого опыта как разнообразного и непрерывно обновляющегося в своих основаниях.

Считая, что К. Маркс и марксисты слишком все упрощают, Ж, Гурвич призывал использовать более сложные инструменты анализа. Нельзя свести общество к жестким рамкам базиса и надстройки, поэтому необходимо умножать ступеньки анализа, начиная от морфологического уровня, за что выступал Э. Дюркгейм, и кончая изучением различных форм знания и идеологий, которые также изменяются и влияют на развитие общества. Аналогичны» образом необходимо видеть за диалектикой борьбы классов диалектику иных общественных отношений, от насильственных конфликтов до более мирных их форм. Именно поэтому Ж. Гурвич выдвигает принцип радикального эмпиризма в социологии (диалектического гиперэмпиризма), то есть уважительного отношения к изменяющимся конкретным формам общественной жизни.

Такая социология была несомненно связана с революционными движениями. Будучи весьма критичным по отношению к бюрократическому социализму, Ж. Гурвич согласен с идеей федерализма Прудона и считает, что на смену капитализму придет децентрализованная демократия, построенная на принципах самоуправления. В 60-е годы он видел в попытках создания самоуправления во Франции и Югославии зародыши новых политических форм.

Метод, который он предлагает, уходит как от концептуализма, так и субъективного номинализма. Этот особый, специфически понимаемый диалектический метод, предложенный Ж. Гурвичем, был. согласно его замыслу, предназначен решить проблему субъекта и объекта, исследователя и исследуемого.

Сам ученый отмечает, что диалектический метод постановки во взаимосвязь перспектив, которые заключаются в элементах, которые не могут быть ни идентифицированы, ни разделены, когда их изначальная имманентность становится столь интенсивной, что приводит к симметрии или параллелизму более-менее энергично выражаемых, именно здесь находится большая область применения метода в изучении отношений между социологическим детерминизмом и человеческой свободой, свободой как коллективной, так и свободой индивидуальной. Это тот, например, случай, когда наиболее интенсивные степени человеческой свободы (изобретение, решение, созидание)

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 > >>