"Для православные християнские веры...": Духовное единство восточнославянских народов

"Паны полковники, есаулы, сотники и все Войско Запорожское и вся православнии християне! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил

"Для православные християнские веры...": Духовное единство восточнославянских народов

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией
осполитая на православную християнскую веру греческого закона и на святые Божии восточные церкви восстали и гонение учинили большое. И их, запорожских черкас, от истинной православной християнской веры, в которой они издавна живут, учали отлучать и неволить к своей римской вере. И церкви Божии запечатали, а в ыных учинили унею и всякие над ними гонения, и поругания, и злости нехристиянские чинили, чего они и над еретиками и над жидами не чинят. И они, черкасы, не хотя благочестивые християнские веры отбытии и святых Божиих церквей в разорении видети и видя себя в таком злом гоненье, поневоле… учали за православную християнскую веру и за святые Божии церкви против их стояти… И они у царского величества запорожские черкасы милости просят со многим слезным челобитьем, чтоб он, великий государь, православные християнские веры искоренить в святых Божиих церквей разорить гонителям их и клятвопреступникам не дал и над ними умилосердился, велел гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запородское принять под свою государеву высокую руку…" (10)

И сам приговор о принятии Малороссии в русское подданство звучал именно так: "…Чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Руси изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные христианские веры и святых Божиих церквей, потому что паны рада и вся Речь Посполитая на православную християнскую веру и на святые Божии церкви востали и хотят их искоренить…" (11)

Столь же характерны и события Переяславской Рады 8 января 1654 года. Ведь в знаменитой речи Б. Хмельницкого, вновь вопрос о сохранении православной веры выходит на первый план. Вспомним, что говорил гетман:

"Паны полковники, есаулы, сотники и все Войско Запорожское и вся православнии християне! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего православия восточного. Что уже шесть лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитиях з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей. Что уже велми нам всем докучило, и видим, что нельзя жити нам без царя. Для того ныне собрали есмя Раду, явную всему народу, чтобы есте себе с нами обрали государя из четырех, которого вы хощете. Первый царь есть турский, который многижды через послов своих призывал нас под свою область; вторый хан крымский; третий король полский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку приняти может; четвертый есть Православный Великия Росии государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим. Тут которого хотите избирайте! Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наша, православнии християне, греки беду терпят и в каком суть от безбожных утеснении. Крымский хан тож басурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от полских панов утеснения, никому вам сказывать ненадобеть, лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали. А православный христианский великий государь царь восточный есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания, едино есмы тело Церкви православием Великой Росии, главу имуще Иисуса Христа. Той великий государь, царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением Православныя Церкви в нашей Малой Росии, шестьлетних наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме царския высокия руки, благотишнейшаго пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет волная дорога".

И какова была реакция участников Рады? Вот о чем свидетельствует тот же источник: "К сим словам весь народ возопил: "Волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову, поганину достати!" Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, нас на все стороны спрашивал: "Вси ли тако соизволяете?" Рекли весь народ: "Вси единодушно". Потом гетман молвил: "Буди тако! Да Господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою!" А народ по нем, вси единогласно, возопил: "Боже, утверди! Боже укрепи! Чтоб есмы во веки вси едино были!" (12)

Как видно, вновь вопрос о единстве веры Малой и Великой Руси оказался главным для принятия окончательного решения, а принадлежность русского царя к православной вере стала основной причиной выбора Рады именно в его пользу, а не в пользу иных государей, принадлежащих к иным вероисповеданиям.

Здесь необходимо отметить, что собственно духовные контакты Великой и Малой России, в принципе, не прерывались, а в середине XVII в., наоборот, значительно усилились. Московские власти всегда материально поддерживали малороссийские храмы и монастыри, значительно помогали в содержании высших духовных лиц. А, в свою очередь, черпали из Киева православную ученость. Ведь именно малороссийские выпускники Киево-Могилянского коллегиума стали основой той когорты "ученого монашества", которая была приглашена московскими светскими и духовными властями в Москву для преобразования собственно русского православия, приближения его к греческим образцам.

Стоит напомнить, что к тому времени некоторые богослужебные принципы Русской Православной Церкви расходились с богослужебными принципами Греческой Церкви. А в России все больше укреплялось мнение о том, что именно Российское царство должно превратиться в духовный и политический центр вселенского православия, принять на себя функции "Нового Израиля", "Нового Иерусалима", стать центром православного благочестия (13). Но в русских пределах не было достаточного числа образованных богословов, способных "исправить" русские богослужебные книги. Вот и позвали "справщиков" имеющих соответствующую богословскую подготовку, а таковые были только в Киеве.

Так, в Россию и попали многие малороссы, в том числе Арсений Сатановский и Епифаний Славинецкий. Были среди приезжих и греки Арсений Грек, братья Иоанникий и Софроний Лихуды и др. Все они стали последовательными сторонниками и активными участниками церковной реформы, ибо считали, что Русская Православная Церковь слишком отдалилась от истинного греческого православия. Поэтому именно греческая ориентация была для них главной. Они считали, что только в том случае, если Русская Церковь исправит свои ошибки, она сможет исполнять роль "Нового Израиля", "богоизбранной невесты", как называл идейный лидер "грекофильства" Епифаний Славинецкий Русскую Церковь в одном из своих сочинений, а Российское государство сможет стать оплотом и защитницей вселенского православия. Впрочем, одновременно, в России оказались и те выходцы из западнорусских пределов, которые в большей степени ориентировались на рационалистическую традицию, те, кого в России стали именовать "латинистами" (своеобразным их духовным лидером стал Симеон Полоцкий).

Именно малороссийские "справщики" оказались главными действующими лицами всей церковной реформы, задачей которой было сблизить богослужебную практику Русской и Греческой Церквей. И, таким образом, великорусская и малороссийская культура оказались в еще большем единстве.

Впрочем, нельзя забывать, что все эти духовные процессы проходили не без проблем, как для Великороссии, так и для Малороссии. В Великороссии было сильно сопротивление нововведениям, что в итоге вылилось в церковный раскол. И, кстати, доля "вины" в этом малороссийских "ученых монахов" есть, ведь они исправляли богослужебные книги по новоизданным в Западной Европе изданиям, а не по древним рукописям, что и вызвало бурю протеста у значительной части русского православного духовенства, ставшего позднее основой старообрядческого движения. А для малороссийских духовных лиц были как раз неприемлемыми старые обряды Русской Церкви.

Также непросто развивались и церковные отношения. Стоит напомнить, что с середины XV века Русская Православная Церковь стала автокефальной, а единая до той поры Русская митрополия, подчинявшаяся Константинопольскому патриархату, оказалась разделенной. В конце XVI века в России было введено патриаршество, а малороссийское духовенство продолжало оставаться в пределах Константинопольского патриархата, и киевский митрополит нередко носил титул "экзарха Константинопольского патриарха".

И когда встал вопрос о вхождении Малороссии в состав Российского царства, только высшее малороссийское духовенство официально не поддержало эту идею. Тому было несколько причин. И та, что довольно значительная часть митрополии находилась под властью польского короля, а потому киевские митрополиты опасались, что в случае откровенной поддержки Б. Хмельницкого и перехода под власть русского государя, православные Правобережья Днепра подвергнутся еще большим притеснениям. И та, что киевские митрополиты, бывшие в основном выходцами из шляхетских кругов, хотели сохранить свою церковную независимость, к которой они уже привыкли и подчиняться московскому патриарху не желали. В любом случае, проблема церковных взаимоотношений между Москвой и Киевом была решена не сразу, а находилась в конфликтном состоянии более тридцати лет (если считать с 1654 г.). И только в 1685 г. было окончательно решено, что киевский митрополит будет находиться в подчинении московского патриарха.

Хотя для народа, между прочим, было все и так ясно. Об этом свидетельствуют события в Белой Руси. Когда после начала войны с Польшей русские войска н

Похожие работы

< 1 2 3 >