Деньги: противоречия и непоследовательность денежно-кредитной политики современной России

Ставка рефинансирования снижалась также с 28.04.1997 с 42 до 36 % практически одновременно с данным уменьшением нормативов обязательных резервов по

Деньги: противоречия и непоследовательность денежно-кредитной политики современной России

Статья

Разное

Другие статьи по предмету

Разное

Сдать работу со 100% гаранией
тимые остатки денег в операционной кассе, как правило, на порядок меньше, чем действовавший лимит, то суммы отчислений в ФОРы возросли максимально на разность между лимитом и минимально допустимым остатком денег в операционной кассе, что даже для небольшого банка означало дополнительное отчисление в ФОР сотен миллионов «старых» рублей. Так, в результате названных изменений в методике расчета ФОРа сумма отчислений некоторым астраханским филиалам столичного банка, при приблизительно стабильной сумме привлеченных средств, возросла приблизительно на 18 %.

Небольшое гипотетическое повышение нормативов обязательных резервов в этот период на 1 2 % при тенденции к снижению ставки рефинансирования (с 06.10.1997 на 3 %, до 21 %) как альтернатива описанного монетарного мероприятия, вероятно, вызвало бы негативную реакцию в банковском сообществе, а изменение методики расчета отчислений в ФОР было воспринято спокойно. Минимально допустимый остаток денег в операционной кассе устанавливается индивидуально, и размеры потерь в виде упущенной выгоды от изъятия из оборота средств, отчисляемых в ФОРы, также индивидуальны и были оценены, банками по-разному.

Корректировка минимально допустимого остатка денег в операционной кассе банка уникальный регулятор, сочетающий одновременно административно-командные черты (собственно установление и поддержание минимально допустимого остатка) и экономические ограничение эмиссии наличных денег и перелива наличных средств в безналичные через необходимость отчислений денег в ФОР сверх суммы минимально допустимого остатка, что раньше, но с административнокомандных позиций выполнял лимит остатка операционной кассы банка. Таким образом, сумма минимально допустимого остатка представляет единственно оптимальную величину денег в кассе, ограниченную административно-командно снизу минимально допустимой суммой, а сверху экономически увеличением отчислений в ФОР, что поддерживать (управлять кассовыми остатками) для банка, особенно крупного, далеко не просто. Следовательно, минимально допустимый остаток денег в операционной кассе «принес» банкам такое же «налоговое» бремя, как и лимит только по повышенной «ставке» в связи с абсолютным увеличением отчислений в ФОРы и уменьшением ресурсов для активных операций, а также, вероятно, усложнением управления остатками операционный кассы.

В настоящее время действует Положение Центрального банка РФ от 23.03.2004 № 255-П «Об обязательных резервах кредитных организаций», согласно которому сумма обязательных резервов уменьшается на величину остатков наличных денег, однако вычитаемая сумма не должна превышать 25 % суммы обязательных резервов по обязательствам в рублях, рассчитанных до ее уменьшения на указанную величину. Таким образом, продолжает действовать ограничение уменьшения средств резервирования за счет наличности в кассах банков.

На 1 февраля 1998 г. (с увеличением ставки рефинансирования до 42 %) вместо дифференцированных по срокам рублевых норм резервирования 14 11 8 % был введен единый норматив 11 %, т. е. средний от предшествующих, а норма по иностранной валюте повышена с 9 до 11 %. Осуществилось обещанное ЦБ РФ выравнивание рублевых и иностранных валютных нормативов, но на очень высоком уровне за счет в основном повышения иностранной валютной нормы. Существенно возрастают иностранные валютные отчисления, что, вероятно, вызвало в целом по банкам России определенное сокращение суммарного предложения денежных средств. В отдельных банках изменение сумм денег в ФОРах произошло по-разному, в зависимости от структуры привлеченных средств, наличия и величины иностранной валютной составляющей. В то же время в тот период без изменения на уровне 9,5 % осталась «персональная» норма резервирования для средств физических лиц в Сберегательном банке РФ как одна из основных его привилегий, ликвидировать которую также обещание Банка России.

Полная отмена использования дифференцированных норм резервирования вместо предлагаемого выше расширения дифференцирования с льготными нормами для «длинных» привлеченных средств как возможных инвестиционных ресурсов, оказала, думается, негативное влияние на инвестиционный процесс.

С 17 февраля 1998 г. началось с двухнедельным интервалом трехпроцентное снижение учетной ставки ЦБ РФ (с 42 до 39 %), затем с 02.03.1998 до 36 % и скачкообразным шести процентным падением с 16 марта 1998 г. 30 %. С 19.05.1998 ставка рефинансирования была повышена на 20 % до 50 %, с 27 мая уже в 3 раза до 150 %, с 5 июня уменьшена до 60 %, с 29 июня вновь повышена до 80 %, с 24 июля возвращена к 60 %, что следует, на наш взгляд, считать реакцией монетарных властей на приближающийся валютнофинансовый кризис. И все это при неизменных резервных требованиях, которые были уменьшены только в самом начале кризиса с 24 августа 1998 г. на 1 % до 10 % по привлеченным средствам как в рублях, так и в иностранной валюте; по рублевым депозитам физических лиц в Сберегательном банке РФ на 2,5 % до 7 %, а с 1 сентября уже до 5 %. Последняя норма была распространена на рублевые и иностранные валютные средства всех банков на 1 декабря 1998 г. для безынфляционного увеличения ликвидности банковской системы в самый разгар кризиса. Таким образом, данные инструменты денежно-кредитной политики были задействованы в тот период поочередно. Были также наконец-то уравнены резервные нормы Сберегательного банка РФ и других коммерческих банков.

С 10 июня 1999 г. нормативы резервирования всех банков были вновь повышены: по рублевым средствам физических лиц символически до 5,5 %, а юридических лиц и иностранным валютным средствам всех субъектов экономики достаточно существенно до 8,5 %, а ставка рефинансирования уменьшена на 5 % до 55 %. Через полгода подобное сочетание инструментов денежно-кредитного регулирования повторилось с 1 января 2000 г. нормы увеличены на 1,5 %, соответственно, до 7 и 10 %, а ставка рефинансирования с 24.01.2000 снижена до 45 % (с 7 марта 2000 г. до 38 %, с постепенным уменьшением до 25 % с 04.11.2000). Это, думается, как уже отмечалось, является противоречием российской денежно-кредитной политики. Ужесточение резервных требований сокращает кредитные ресурсы, уменьшает предложение денег (а также давление на рубль на валютном рынке), и, следовательно, сокращает инвестиционную активность. Уменьшение учетной ставки, напротив, должно подталкивать кредитную ставку коммерческих банков за собой вниз «психологически», как сигнал, и экономически через расширение рефинансирования кредитных учреждений эмиссионным банком по снизившейся учетной ставке; увеличить кредитные ресурсы банков и предложение денег, оживлять инвестиции. Таким образом, создавалась лишь видимость активизации денежно-кредитной политики, хотя реально мало что изменялось, так как опять были использованы разнонаправленные взаимопогашаемые мероприятия, а субъекты экономики введены в заблуждение этими манипуляциями с методами денежно-кредитной политики.

Кредитная ставка оказывается слабоэластичной по ставке рефинансирования и может не уменьшаться вслед за учетной или падать незначительно, или/и с большим временным лагом в отличие от высокоэластичной депозитной ставки (по крайней мере, при уменьшении официальной ставки) проценты по вкладам «дружно» падают вслед за ставкой рефинансирования.

Хотя в некоторых кредитных договорах сейчас предусматривается возможность изменения ставки по кредиту в зависимости от изменения ставки рефинансирования Банка России.

Повышение резервных требований при уменьшении ставки рефинансирования следует считать прямым противоречием денежно-кредитной политики, а косвенным имевшее место уменьшение нормативов резервирования с 1 мая 1997 г. с реальным увеличением средств в ФОРах за счет изменения методики расчета отчислений в фонды обязательных резервов.

Восстановление дифференциации норм резервирования, но в новом качестве по субъектам экономики и валютам, введенное с 10 июня 1999 г., представляется менее эффективным даже в сравнении с последней, более чем скромной дифференциацией по срокам привлечения, упраздненной с 1 февраля 1998 г.. Так, в частности, норма по рублевым средствам не стимулирует «длинные» депозиты юридических лиц, поэтому временно свободные средства последних, вероятно, уйдут на валютный рынок. Нормы по иностранным валютным средствам, завышенные, казалось бы, в благих целях дедолларизации, вообще препятствуют привлечению иностранной валюты всех субъектов экономики: при высоких нормах банки не могут выплачивать по привлеченным средствам высокие проценты, поэтому инвалюта, например, физических лиц не только останется в «чулке», но и, вероятно, уйдет из коммерческих банков в «кубышку ». Это, на наш взгляд, иллюстрирует противоречие уже принципов дифференциации нормативов обязательных резервов, действующих с 10.06.1999.

Ставка рефинансирования в 25 %, утвержденная с 04.11.2000 не корректировалась около полугода до 9 апреля 2002 года 23 %, с постепенным снижением приблизительно каждые полгода до 14 % с 15.01.2004.

С 1 апреля 2004 г был снижен норматив обязательных резервов по привлеченным средствам юридических лиц в рублях и иностранной валюте и физических лиц в иностранной валюте до 9 %, что позволило «возвратить» банкам из ФОРа 40 млрд руб.; возврат еще около 10 млрд руб. был осуществлен летом 2004 г. в связи с изменением методики расчета резервирования . В частности, из величины обязательных резервов по обязательствам в рублях теперь вычитаются не остатки касс банков в незначительном размере минимально допустимых, а в сумме не выше 25 % размера всех обязательных резервов по обязательствам в рублях. Таким образом, все «разумные» кассовые остатки из ФОРов вычитаются. Ограничение в 25 %, думается, введено, чтобы банки не стали всю расчетную величину ФОРа хранить в кассе.

С 15 июня 2004 г. была снижен

Похожие работы

< 1 2 3 >