"Два Маркса" и два отношения к марксизму

Зададимся вопросом, каким мировоззренческим багажем мы сегодня располагаем, для того, чтобы быть в состоянии разрешать те проблемы, которые с необходимостью

"Два Маркса" и два отношения к марксизму

Информация

Философия

Другие материалы по предмету

Философия

Сдать работу со 100% гаранией
вится очень простым делом. Для того, чтобы изменить ("улучшить") производственные отношения, мы должны уничтожить историческую классовую структуру общества и ее основу - частную собственность.

Таким образом, Маркс определил классовое общество как предельно поляризованное - два враждебных класса, между которыми пролегает линия вражды и ненависти. Даже между трудящимися полностью отсутствуют какие-либо отношения сотрудничества, поскольку все поглощено конфликтом. В данной абсолютизации классовой структуры общества идеализма ничуть не меньше, чем в работах иного идеалиста-классика. Разрабатывая пресловутый “классовый подход”, Маркс выступил в данном случае в роли Фомы Аквинского. Последний, специфически интерпретируя учение Аристотеля, пытался обосновать бытие Бога. Маркс же интерпретировал свои собственные достижения в целях обоснования необходимости пролетарской революции.

Внешне все пристойно и убедительно. Но если добросовестно продолжить навязанную Марксом "логику", то после уничтожения частной собственности и "класса имущих" производственный процесс должен сейчас же прекратиться. Это было доказано в нашей стране в годы революции и гражданской войны. Продолжение этой "логики" никогда не рассматривалось.

Если же продолжить логику подлинную, которая применяется в рамках ПГВ, то картина выглядит совершенно иначе. Трудовая деятельность людей, распределение труда и его результатов, в которых люди узнают друг друга, - вот главная составляющая производственных отношений. Капиталистический способ производства тем и характеризуется, что производители всего общества тесно взаимодействуют друг с другом. Степень социальных связей и зависимостей высока, как никогда ранее. Конечно же факторы классовости здесь имеют значение, но их роль несравненно более скромна по сравнению с тем, что люди своим трудом изменяют условия материальной жизни друг для друга. Поэтому, производственные отношения - это прежде всего отношения между непосредственными производителями (а не между классами).

Понятия "базис" и "надстройка" в целом правильно отражают общественные явления. Базис - это материальные условия и труд. Здесь только то, что непосредственно связано с трудом, оказывает на него влияние. Поэтому здесь нет классовой структуры. Классовые отношения (политические обстоятельства) лежат в пределах надстройки. Можно ли, производя перестройку в надстройке, изменить базис? Очевидно, нет. Все существенные изменения возникают и развиваются только в базисе, хотя надстройка может существенно сдерживать социальный прогресс.

И тем не менее Маркс-революционер продолжал свою линию. Революция необходима, видимо рассуждал он. Но вот проблема - какую цель перед ней поставить? Захват власти сам по себе еще ничего собой не представляет. Возникающая в связи с этим неопределенность так и осталась непреодоленной. Для ее прикрытия Маркс сформулировал ряд лозунгов, и это было единственное, что он смог сделать.

Да, действительно, производственные отношения, проявляя свое консервативное начало, сдерживают развитие производительных сил. Но, как известно, в этом состоит необходимый момент диалектики - во-первых, а во-вторых только производительные силы и могут внести именно те изменения, для которых пришло время. Отсюда следует, что цели революции не могут быть сформулированы корректно. Очевидно, это понимали классики. Всю определенность, на какую только они были способны, они выразили в лозунге: "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" Но если бы пролетарии всех стран действительно "соединились", то они обнаружили бы только отсутствие цели, поскольку "слом старой машины" равнозначен возврату в феодальную эпоху, а форма собственности может быть изменена лишь эволюционным путем.

В значительной степени все это подтвердила история. Ленин смог "соединить" пролетариев России, были выполнены основные положения революционной программы, но когда была одержана победа (в 1921 году), он понял: "Мы провалились!". После этой "победы" пришлось во многих отношениях вернуться к капиталистическому способу производства. Провозгласив НЭП, Ленин фактически признал, что только труд решает все проблемы. Пролетарии могут "соединяться" лишь в труде, а всякое иное их "соединение" может быть либо праздным, либо пустой тратой времени.

Из этого однозначно следует, что в большинстве случаев классовая борьба - это лишь скандал, бестолковщина, суета вокруг общественного производственного процесса. Когда люди трудятся, то иногда ссорятся. После любых войн и классовых битв они всегда возвращаются к труду, доказывая тем самым, что только он и имеет существенное значение.

Высказывалось мнение, что единственным результатом Великой Французской Революции были "Марсельеза" и гильотина. В значительной степени это действительно так. Маркс-революционер, наверное, возразил бы: результатом народных выступлений и гражданской войны является переход к капиталистическому способу производства. К этому в основном сводятся все его исследования соответствующего периода истории Франции. Но из того, что было сказано выше, следует, что указанный период был обусловлен поступательным развитием производительных сил общества. Переход к новой общественно-экономической формации произошел с необходимостью независимо от масштабов, широты и накала классовых битв. “Марсельеза” - красивая вещь, вселяющая уверенность и бодрость духа, но гильотина - орудие глупцов и человеконенавистников.

Таким образом, Маркс-ученый блестяще вскрыл главное противоречие общественного развития, и в этом плане социальная революция в виде гражданской войны научного оправдания не имеет даже при не очень строгом подходе. Во-первых, произвольное изменение производственных отношений дает неопределенный результат с непредсказуемыми последствиями. Во-вторых, отношение собственности составляет только незначительную часть производственных отношений. В-третьих, только производительные силы, поступательно развиваясь, изменяют производственные отношения (в том числе и форму собственности) так, как того требует время. Кризисы, которые периодически наступают в капиталистическом производстве, - это и есть те самые социальные революции, необходимость и мера которых определены текущей социально-экономической ситуацией.

Иначе говоря, экономический кризис - это обостренное противоречие, представляющее собой существенное (актуальное !) отношение. Он всегда адекватен текущим условиям. Здесь все конкретно, а потому он порождает такие изменения, которые сопровождаются умеренными потерями, и вместе с этим - они вполне достаточны для перехода к новым производственным отношениям. И поэтому участие человека в производительных силах представляет собой естественное и нормальное проявление его духа и его человеческой сути. И в историческом аспекте это существенно более результативно, чем война и политика вместе взятые.

Энгельс справедливо критикует "прежние воззрения", согласно которым из всех исторических перемен важнейшими являются политические. Но тогда, будучи последовательным и принципиальным, он должен был бы критиковать и своего друга Маркса за то, что тот придает столь большое значение классовой (то есть политической) борьбе. В работе "К смерти Карла Маркса" Энгельс рассказывает, что еще при жизни Маркс обвинялся в "сознательном софизме". Сегодня можно сказать, что для этого есть все основания. Современники Маркса указывали ему на некоторые его “неточности”. Он не особенно и возражал. Он только обещал дать необходимые разъяснения в следующей работе, но так и не сделал этого. Игнорируя критику, он остался верен своим политическим целям.

Но вернемся к анализу основных определений. Что такое революция ? - вот вопрос, который непосредственно связан с идеей Маркса о преобразовании общества. Об этом он пишет очень много, туманно и противоречиво. Корректного определения данного понятия нет, и его невозможно синтезировать из всего того, что в общей совокупности содержится во всех трудах немецкого философа.

В первом приближении революция означает вооруженное выступление народа с целью захвата власти. А что делать, обладая властью ? На эту проблему осторожно обращали внимание даже марксисты-ленинцы, говоря, что построение реального социализма не может быть предусмотрено с точностью до деталей. В качестве общего положения всегда выражалась уверенность в том, что обязательно произойдет ускорение развития производительных сил. Но эта уверенность не имела никаких оснований и ничем не подкреплялась.

С точки зрения того, что процессы, протекающие в окружающем нас мире, подчиняются диалектике непрерывного и дискретного, революция - это самое заурядное явление. Она происходит в каждый миг и в любой точке. В этой связи и распад атомного ядра, и треск березовой почки весной, иначе говоря, все дискретные явления представляют собой "революции", которые часто сопровождаются болью и кровью. Общая закономерность здесь есть, и она хорошо известна. Все естественные процессы достаточно продолжительные во времени и имеющие моменты дискретных переходов, сохраняют свою природу, не разрушаются и не прекращают свою историю в эти моменты. Общая закономерность состоит в том, что непрерывный эволюционный процесс продолжителен во времени, осторожен, но слеп. Его результат априори не известен. Дискретный же переход составляет полную противоположность - он продолжается короткое время, его результат подготовлен всей предшествующей историей и может быть известен заранее. Например, если процесс деторождения завершается нестандартно, то он выпадает из эволюционного процесса и завершает историю. На нем завершается род.

Существуют дискретные явления чисто физического характера, протекающие взрывоподобно, последствия которых случайны. Такие явления состоят только из самих себя. Они ничего не имеют ни до,

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 > >>