Действие уголовно-процессуального законодательства во времени, пространстве и по кругу лиц

Курсовой проект - Юриспруденция, право, государство

Другие курсовые по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



проживать в РФ до получения вида на жительство, является разрешение на временное проживание. Уголовно-правовой статус таких лиц и иностранных граждан идентичен. Поэтому в случае совершения преступления лицом без гражданства, постоянно не проживающим на территории РФ, ответственность наступает по УК РФ на основании территориального, реального или универсального принципа действия уголовного закона в пространстве.

Особую (смешанную) группу адресатов уголовного закона составляют лица с двойным гражданством (бипатриды), беженцы, вынужденные переселенцы, а также лица, получившие политическое убежище в РФ.

Бипатриды, имеющие российское гражданство, обладают статусом гражданина РФ, а не имеющие указанного гражданства статусом иностранного гражданина. Такой вывод получил четкое нормативное обоснование. Согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 19 апреля 2002 г. О гражданстве Российской Федерации гражданин Российской Федерации, имеющий также иное гражданство, рассматривается Российской Федерацией только как гражданин Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных международным договором Российской Федерации или Федеральным законом. В ч. 2 ст. 62 Конституции РФ зафиксировано, что наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. О беженцах в редакции Федерального закона от 23 мая 1997 г. беженцы - это иностранные граждане или лица без гражданства, которые покинули страну своего гражданства (прежнего обычного места жительства) в силу того, что подвергаются преследованиям или имеют обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, национальности, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений и не могут или не желают пользоваться защитой своей страны или вернуться в нее по указанным причинам.

В отличие от беженцев вынужденные переселенцы в соответствии со ст. 1 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. О вынужденных переселенцах в редакции Федерального закона от 22 ноября 1995 г. являются, как правило, гражданами РФ, которые по тем же причинам покинули иностранное государство и прибыли в РФ или переселились из одного субъекта РФ в другой. Вынужденными переселенцами могут признаваться также иностранные граждане или лица без гражданства, постоянно проживающие в РФ на законных основаниях, но по указанным причинам изменившие место своего постоянного жительства.

Что же касается лиц, получивших политическое убежище в РФ, то такой статус в соответствии с общепризнанными нормами международного права предоставляется иностранным гражданам и лицам без гражданства (ч. 1 ст. 63 Конституции РФ). Согласно п. 2 Положения о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища, утвержденного Указом Президента РФ от 21 июля 1997 г., к этой категории относятся лица, ищущие убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не противоречат демократическим принципам, признанным мировым сообществом, нормам международного права. Указанные лица пользуются на территории Российской Федерации правами и свободами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных для иностранных граждан и лиц без гражданства федеральным законом или международным договором РФ. Лица, преследуемые за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в РФ преступлением, другим государствам не выдаются (ч. 2 ст. 63 Конституции РФ).

Таким образом, в плане уголовной юрисдикции РФ с учетом конкретной ситуации бипатриды приравниваются к гражданам РФ или иностранным гражданам; беженцы - к иностранным гражданам; беженцы - к иностранным гражданам либо лицам без гражданства, не проживающим постоянно в РФ; вынужденные переселенцы - к гражданам РФ либо, как исключение, к иностранным гражданам или лицам без гражданства, постоянно проживающим на территории РФ; лица, получившие политическое убежище в РФ,- к гражданам РФ.

Рассматривая вопрос о пределах действия уголовно-процессуального закона, нельзя не уделить внимания проблеме применения аналогии в уголовно-процессуальном праве. В действующем УПК институт аналогии не нашел отражения. Однако следует учитывать, что уголовно-процессуальный закон (в отличие от уголовного) не устанавливает, какие деяния признаются преступлениями, а регулирует правоотношения субъектов в ходе производства по делу. Поэтому аналогия в уголовном процессе не расширяет рамки возможных репрессий, а играет позитивную роль, придавая динамизм уголовно-процессуальным отношениям в установлении уголовно-правовых отношений и юридических фактов, вызвавших их возникновение. Смысл же аналогии закона при регулировании уголовно-процессуальных отношений состоит в том, что суд, прокурор, следователь или дознаватель применяют такие нормы УПК, которые не разрешают конкретный вопрос, но регулируют уголовно-процессуальные отношения в сходных ситуациях.

Возможность применения аналогии в сфере регулирования уголовно-процессуальных отношений признал Конс

s