Действие уголовного закона во времени

Дипломная работа - Юриспруденция, право, государство

Другие дипломы по предмету Юриспруденция, право, государство

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



, а потому на него не могут быть распространены положения ст. 10 УК РФ об обратной силе. Однако данный довод сформулирован исключительно на позитивистских основаниях и в отрыве от того правового эффекта, который оказывают указанные постановления Правительства на применение уголовного закона. Содержащиеся в них предписания наполняют строго определенным содержанием такие квалифицирующие признаки состава незаконного сбыта наркотических средств, как в крупном размере и в особо крупном размере. Сами по себе данные признаки не имеют конкретизации в уголовном законе, и ни одна статья УК РФ не позволит определить правоприменителю, какой вес того или иного наркотического средства или психотропного вещества признается крупным или особо крупным размером. Являясь динамичными, данные квалифицирующие признаки раскрывают свое содержание посредством отсылки к положениям иного законодательства, которые предопределяют ретроактивную потенцию собственно уголовного закона.

Во-вторых, указывается, что упомянутые постановления Правительства оперируют различными критериями отнесения определенного веса наркотических средств к крупному или особо крупному размерам, что затрудняет выбор уголовного закона, подлежащего применению. Однако данное утверждение не вполне корректно, поскольку единственным критерием отнесения наркотического средства к крупному или особо крупному размеру выступает их вес. Различные редакции ст. 228 УК РФ и корреспондирующие ей подзаконные акты устанавливают лишь специальные правила соотнесения массы наркотического средства с конкретным квалифицирующим признаком. Таким образом, при наличии данных о весе наркотического средства правоприменителю не составит существенного труда определить, какому квалифицирующему признаку и в какой редакции закона он соответствует, и выбрать наиболее благоприятную для виновного норму, подлежащую применению. Системное толкование взаимосвязанных положений ст. 9 и ст. 10 УК РФ свидетельствуют о том, что уголовный закон как в целом, так и в отдельной части подлежит ретроактивному применению исключительно в случае, если этим улучшается положение лица, тогда как в противном случае сохраняет силу ранее действовавший уголовной закон - применительно к тем положениям, которые по сравнению с новым уголовным законом являются более благоприятными для лица.

И наконец, третий аргумент сводился к тому, что в самом названии данных постановлений указано на невозможность их применения иначе как для целей ст. 228.1 и других статей УК РФ. С подобной постановкой вопроса вряд ли можно согласиться. Обоснование невозможности применения уголовного закона в том или ином аспекте посредством ссылки на юридическую технику давно и справедливо критикуется в литературе. Б.А. Куринов, в частности, отмечал, что правовая сущность общественно опасного деяния определяется фактическими обстоятельствами преступления, а не особенностями его законодательной конструкции.

Изложенное свидетельствует о том, что основания, по которым суд в деле К. пришел к выводу о возможности придания обратной силы новому уголовному закону, усилившему наказание, отнюдь не являются теоретически безупречными. Более того, она противоречит и практике Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Так, в определении по делу М., осужденного по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ №63-ФЗ от 13 июня 1996 г.) за незаконный сбыт 6 января 2003 г. мамфетамина (первитина) в крупном размере, судебная коллегия указала, что в соответствии с примечанием 2 к ст. 228 УК РФ и Постановлением Правительства от 6 мая 2004 г. №231 размер сбытого наркотического средства не признавался крупным. Содеянное М. надлежало квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ №63-ФЗ от 13 июня 1996 г.), а не по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. ФЗ №162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.). Обстоятельства дела Т. являлись, по сути, аналогичными с обстоятельствами дел Д., К. и М., и в этом случае Судебная коллегия усмотрела нарушение требований ст. 10 УК РФ о недопустимости придания обратной силы уголовному закону, ухудшающему положение лица, и квалифицировала действия Т., связанные с незаконным сбытом 16 декабря 2002 г. наркотического средства - героина массой 0,195 г, по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ №63-ФЗ от 13 июня 1996 г.).

Аналогичная судебная практика существует и в настоящее время. В частности, в Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2007 г. по делу Б., признанного виновным по ч. 4 ст. 228 УК РФ, отмечено, что в соответствии с прим. 2 к ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ №162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.) размер наркотического средства, за незаконный оборот которого осужден Б., не образует крупного или особо крупного размера. Действия Б. подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ №63-ФЗ от 13 июня 1996 г.) на ч. 2 ст. 228 УК РФ (в той же редакции), действовавшую на время совершения осужденным преступления и предусматривавшую более мягкое наказание в сравнении с ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (в ред. ФЗ №162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.).

Таким образом, с учетом приведенных теоретических выкладок и анализа сложившейся правоприменительной практики можно сделать вывод, что акты смежного законодательства в связи с включенностью их положений в процесс применения уголовно-правовой нормы обладают ретроактивной потенцией и могут обусловить действие обратной силы уголовного закона. Однако при этом важно акцентировать внимание на том, что вопрос о придании на основании ст. 10 УК РФ обратной силы неуголовному закону или иному нормативно-правов

s