Действие уголовного закона во времени

Курсовой проект - Криминалистика и криминология

Другие курсовые по предмету Криминалистика и криминология

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



частности, куплю-продажу гражданами иностранной валюты, законодатель признает, что в этом деянии отсутствует самый важный первичный признак преступления - общественная опасность. Но, вероятно, будет неверным предполагать, что общественная опасность декриминализированных норм будет сохраняться до момента вступления УК РФ в действие. Поскольку именно отсутствие у конкретного деяния общественной опасности явилось для законодателя побудительным мотивом признания этого деяния непреступным.

Наконец, именно в таких ситуациях и предусмотрено применение конституционного положения о ретроактивном действии (обратная сила) закона. Когда закон вводится в действие через полгода, а нормы, смягчающие уголовную ответственность или устраняющие ее вовсе, начинают действовать непосредственно после его официального принятия.

Подтверждением наших рассуждений должны служить не только нормы Конституции России и уголовного права, но прежде всего здравый смысл и целесообразность, на которых и зиждется закон, регулирующий отношения граждан в демократическом правовом государстве.

Подводя итог нашим рассуждениям, мы невольно приходим к мысли о том, что законодатель с самого начала был прав, и оплошность свою он допустил намеренно, хотя и был не до конца последовательным. В Федеральном законе о введении в действие УК РФ должна была найти отражение норма, предусматривающая немедленное (то есть с 29 июня 1996 г.) исключение из УК РСФСР составов, предусматривающих уголовную ответственность за деяния, не признаваемые преступными по новому УК РФ. Но для такой формулировки правовой нормы ни законодатель, ни правоприменитель, по-видимому, психологически еще не готовы.

4. КАТЕГОРИЗАЦИЯ И РЕЦИДИВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И

ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА.

 

При приведении в соответствие норм нового уголовного кодекса с нормами ранее действовавшего УК большое значение имеет решение вопроса об обратной силе статей Общей части того нового уголовного кодекса. В литературе высказано мнение о связанности норм Особенной и Общей частей УК при их применении. Так, М.И. Блум отмечает, что "если преступное деяние квалифицировано по Особенной части действовавшего Уголовного кодекса как по закону времени совершения преступного деяния, то должны применяться соответствующие нормы Общей части старого Уголовного кодекса; если преступное деяние квалифицируется по Особенной части нового Уголовного кодекса как по закону более мягкому, то должны применяться соответствующие нормы Общей части нового Уголовного кодекса".1

О несостоятельности этого утверждения свидетельствует то, что, во-первых, Основные начала 1924 г. и Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. вводились в действие ранее принятия новых уголовных кодексов, и до введения в действие этих кодексов преступные деяния квалифицировались по старому УК, нормами же Общей части являлись статьи, предусмотренные Основными началами или Основами, которые и применялись, за исключением тех случаев, когда они влекли ответственность по статье, устанавливающей более строгое наказание.

Во-вторых, с введением в действие новых УК союзных республик применение норм Общей части не было связано с тем, по статье Особенной части какого УК квалифицированы действия. Например, сначала Основами 1958 г. (ст. 17), а затем УК РСФСР 1960 г. (ст. 17) был исключен такой вид пособничества, как заранее не обещанное укрывательство (ст. 17 УК 1926 г.). За подобные действия, согласно Основам 1958 г. и УК РСФСР 1960 г., наступала ответственность как за вид прикосновенности к преступлению в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК. Совершенно очевидно, что с введением в действие УК РСФСР 1960 г. независимо от того, по какому (новому или старому) Уголовному кодексу квалифицированы действия, исключалось привлечение лица к ответственности за соучастие в преступлении, если его действия выразились в заранее не обещанном укрывательстве.

В то же время несмотря на то, что ст. 35 Основ 1958 г. (ст. 40 УК 1960 г.) предоставляла суду право при назначении наказания по совокупности преступлений применять не только принцип поглощения, как это было по УК 1926 г. (ст. 49), но и принцип полного или частичного сложения наказаний, независимо от того, по какому УК квалифицировались действия, совершенные до введения в действие Основ 1958 г., наказание по совокупности преступлений могло определяться только путем поглощения менее строгого наказания более строгим. Из сказанного следует, что на положения Общей части Уголовного кодекса тоже распространяется предусмотренный ст. 10 УК 1996 г. принцип обратной силы уголовного закона.

В Общей части нового Уголовного кодекса произошли существенные изменения, коснувшиеся в том числе вопросов категоризации и рецидива преступлений. УК 1960 г. относительно категоризации преступлений содержал лишь понятие тяжкого преступления. Причем в ст. 71 УК 1960 г. был избран "перечневый" принцип, т. е. в ней были перечислены составы преступлений, отнесенные законодателем к тяжким. Ст. 15 УК 1996 г. предусмотрела более детальную категоризацию, подразделив все преступления на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления. Причем в основание классификации преступлений на категории положено определенное санкцией статьи максимальное наказание в виде лишения свободы. Поскольку в УК 1960 г. давалось лишь понятие тяжкого преступления, принципиальным является решение вопроса о том, какие совершенные до 1 января 1997 г., преступления могут быть отнесены к категории тяжких. Тяжкими могут быть признаны только такие совершенные до 1 января 1997 г. преступления, которые отнесены к категории тяжких обоими уголовными кодексами; т. е. эти преступления содержатся в перечне ст. 71 УК 1960 г. и санкция нормы, по которой квалифицированы действия виновного, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет (второе положение является основанием отнесения преступления к категории тяжких согласно ч. 4 ст. 15 УК 1996 г.).

Вместе с тем не могут признаваться тяжкими преступления, не подпадающие под это понятие хотя бы по одному из уголовных кодексов. Так, ст. 71 УК 1960 г. к тяжким отнесен обман потребителей, совершенный организованной группой либо лицом, ранее судимым за обман потребителей, или в крупном размере (ч. 3 ст. 156 УК 1960 г.), наказание за который было установлено в виде лишения свободы на срок от 2 до 7 лет.

Действия лиц, совершивших указанное преступление до 1 января 1997 г., подлежат квалификации по ч. 2 ст. 200 УК 1996 г., содержащей те же квалифицирующие признаки, но предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет. Поэтому в соответствии со ст. 15 УК 1996 г. данное преступление не может быть признано тяжким, а должно быть отнесено к категории преступлений небольшой тяжести.

Кроме того, не может быть отнесено к тяжким совершенное до 1 января 1997 г. нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, несмотря на то, что санкция ч. 3 ст. 264 УК 1996 г. определяет наказание в виде лишения свободы на срок от 4 до 10 лет (согласно же ч. 4 ст. 15 УК 1996 г. тяжкими признаются не только умышленные, но и неосторожные преступления, наказуемые лишением свободы на срок свыше 5, но не свыше 10 лет). Решающим в этом случае является то, что ч. 3 ст. 211 УК 1960 г., предусматривавшая ответственность за указанные действия (наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 15 лет), не содержится в перечне ст. 71 УК 1960 г.

Аналогично решается вопрос о признании совершенных до 1 января 1997 г. преступлений особо опасным рецидивом: набор судимостей и осуждение лица по этим судимостям к указанному в законе наказанию должны отвечать требованиям ст. 24.1 УК 1960 г. и ч. 3 ст. 18 УК 1996 г.

Именно таким образом был решен вопрос в постановлении Президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1969 г. "О порядке введения в действие Закона СССР от 11 июля 1969 г. "О внесении дополнений и изменений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик". В соответствии с ним признание лица особо опасным рецидивистом по Закону от 11 июля 1969 г., одновременно и сузившему и расширившему в сравнении с прежним законодательством круг лиц, которые могли быть признаны особо опасными рецидивистами, было возможно лишь в случае, если подобное признание допустимо и по новому, и по старому законам.

Несмотря на то что юридическая природа особо опасного рецидивиста и особо опасного рецидива различна (в первом случае речь идет о признаке специального субъекта, а во втором - о признаке деяния), в одном из последствий указанные понятия совпадают: и при признании лица особо опасным рецидивистом, и при признании преступления особо опасным рецидивом осужденный должен отбывать наказание в исправительной колонии особого режима (ч. 4 ст. 24 УК 1960 г., п."г" ч. 1 ст. 58 УК 1996 г.). Из этого следует: в случае, если по делу о преступлении, совершенном до 1 января 1997 г., имеются основания для признания и совершенного преступления в соответствии с ч. 3 ст. 18 УК 1996 г. особо опасным рецидивом, и для признания осужденного в соответствии со ст. 24.1 УК 1960 г. особо опасным рецидивистом, преступление нужно признать особо опасным рецидивом, назначив для отбывания наказания колонию особого режима.

Федеральным законом от 24 мая 1996 г. "О введении в действие Уголовного кодекса" предусмотрено, что "лица, признанные особо опасными рецидивистами в соответствии со ст. 24.1 Уголовного кодекса РСФСР, отбывают наказание в виде лишения свободы в исправительно-трудовых колониях особого режима" (ст. 7)1 . Из этого положения следует, что в отношении лиц, признанных в соответствии со ст. 24.1 УК 1960 г. особо опасными рецидивистами и отбывающих наказа