"Город на горе". Апостолы в начале пути

Далее Иоанн рассказывает, как они с Петром возвратились к себе, Мария же стояла у пустого гроба и плакала. При этом

"Город на горе". Апостолы в начале пути

Статья

Культура и искусство

Другие статьи по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией

"Город на горе". Апостолы в начале пути

А. Алексеев, историк.

В древности религиозные представления были частью национального сознания. Каждый народ чтил собственных богов. Чужих богов боялись или презирали, иногда даже брали их (точнее, их статуи) в плен. Понятие универсальности божества и абсолютной истины, стремление восславить и утвердить истинную веру принадлежат новой эпохе, периоду становления мировых религий и начинающейся глобализации. Впервые оно проявилось в Палестине.

В ожидании Мессии

Ко времени Рождества Христова потомки древних израильтян уже давно утратили национальную государственность и рассеялись по всему Средиземноморью. Из четырех-шести миллионов как минимум две трети их жили вне Палестины. Положение этой диаспоры - одной из многих в Римской империи - было поистине уникальным. Причина крылась в особенностях еврейской религии - иудаизма. Римляне разрешали своим подданным почитать каких угодно богов, лишь бы люди не забывали приносить жертвы Гению императора. Это устраивало всех, но только не иудеев.

В идейном отношении иудаизм отличался терпимостью: с фарисеями, скрупулезно соблюдавшими библейские предписания, уживались саддукеи, отрицавшие предопределение и бессмертие души, и даже ессеи, отказывавшиеся молиться в Иерусалимском храме Яхве (Иеговы). Однако в общественной жизни важен не столько смысл религиозных догматов, сколько их внешние проявления. Иудеи не просто считали Яхве единственным настоящим богом, но и категорически не желали поклоняться кому-либо, кроме него. Более того, они приравнивали человеческие изображения к идолопоклонству, отказываясь видеть даже портреты и статуи кесаря в своих городах. Молиться за его благополучие (но только своему незримому богу) они соглашались лишь в храме, куда иноверцам вход категорически запрещался. И постоянные конфликты иудеев с римской администрацией возникали именно на основе этих установле ний.

Наряду с обрезанием и строгим соблюдением субботы в иудаизме все больше разрасталась система запретов и ограничений (например, запрет принимать пищу совместно с неиудеями), образующая стену между правоверными иудеями и приверженцами прочих религий.

Иудеи верили, что между Яхве и еврейским народом существует древний Завет (договор). Они чтили Библию и Законы, которые Яхве продиктовал Моисею на горе Синай, и были твердо убеждены, что рано или поздно явится предсказанный пророками Мессия, который восстановит Израильское царство во всем его величии. Пока же скрепя сердце терпели власть Рима.

В 4 году до Р. Х., когда умер иудейский царь Ирод Великий (он служил римлянам не за страх, а за совесть), его владения Рим поделил на тетрархии (четверти). Сын Ирода Архелай вместе с царским титулом унаследовал бoльшую часть современного государства Израиль: Иудею (землю вокруг Иерусалима), Идумею, лежащую южнее и населенную родственными, но враждебными евреям племенами, и Самарию, расположенную севернее, - ее жителей правоверные иудеи приравнивали к иноверцам. Родной брат Архелая, Ирод Антипа, получил Галилею, окраинную и довольно дикую область к северу от Самарии, между морским побережьем и Генисаретским озером, и Перею на восточном берегу Иордана. Остальные земли поделили их единокровный брат Филипп Ирод и некий Лисаний.

В 6 году от Р. Х. римляне сместили Архелая и отправили в ссылку, а Иудею, Идумею и Самарию отдали под власть римского чиновника-прокуратора. Этот удар по остаткам еврейской государственности породил партию зелотов (от греческого "зелотаи" - "ревнители"), которые, подобно современным мусульманским радикалам-ваххабитам, отрицали любую власть, кроме Божьей. "Идти на смерть они считают за ничто, равно как презирают смерть друзей и родственников, лишь бы не признавать над собою главенства человека", - писал о зелотах римский историк Иосиф Флавий.

Однако восстание, поднятое вождем зелотов Иудой Галилеянином, потерпело поражение, а Понтий Пилат, назначенный в 26 году прокуратором Иудеи, с самого начала принялся намеренно нарушать религиозные традиции евреев. По его приказу в Иерусалим внесли знамена с изображениями императора Тиберия. Описывая методы правления Пилата, философ Филон упоминает "продажность и хищничество, разорение целых семей, все низости, затейщиком которых он был, казнь множества людей, не подвергнутых даже никакому суду, и другие ужасы, превосходившие все пределы".

Иоанн и Иисус

На пятнадцатом году правления кесаря Тиберия, при первосвященнике Каиафе, то есть около 30 года от Р. Х., в Галилее объявился проповедник Иоанн. В одежде из конского волоса, подпоясанный кожаным поясом, питавшийся акридами (сушеной саранчой) и пчелиным медом, он призывал людей к праведной жизни и ритуальному омовению "не для искупления различных грехов, но для очищения своего тела, тем более что души их заранее уже успеют очиститься" (Иосиф Флавий). По словам евангелиста Марка, галилейский тетрарх Ирод Антипа "боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его". Однако влияние Иоанна со временем стало беспокоить тетрарха. Когда Ирод Антипа увел у своего брата Филиппа жену Иродиаду, приходившуюся им обоим племянницей, Иоанн резко осудил сей брак. Затаившая злобу Иродиада сумела настоять, чтобы Иоанну отсекли голову.

Многоженство у всех ближневосточных народов было правилом, однако первая жена Антипы сочла себя оскорбленной появлением Иродиады и бежала к отцу, царю Набатеи - "каменистой Аравии". Вскоре арабские войска полностью уничтожили армию Антипы. Многие увидели в этом Божью кару за убиение Иоанна.

Среди учеников Иоанна (апостолы звали его Крестителем) появился галилеянин Иисус Назорей. Евангелисты уверяют, что Иоанн сам признал первенство Иисуса. Однако проповедям Иисуса в Галилее очень мешало то, что здесь он был своим - его знали с детства. Евангелист Марк передает реакцию земляков на появление нового пророка: "Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли между нами его сестры?"

Иисус не проповедовал новую религию. Он добивался от иудеев того, чтобы они жили праведно, согласно духу Моисеева закона, и чтобы признали его Христом и Сыном Божьим. Против первого никто открыто не возражал. Что же касается определения "Сын Божий", то, с точки зрения иудаизма, оно кощунственно: у абсолютного божества, каким является Яхве, не может быть детей. В мессианство Иисуса подавляющее большинство иудеев также не поверили: от пророков они знали, что Мессия должен воссоздать царство Израиля, а "...Он этого не сделал". Неправдоподобным представлялся приход Мессии из варварской Галилеи, да и совершаемые Иисусом чудеса, с обывательской точки зрения, выглядели недостаточно убедительно (в Евангелии от Марка, наиболее раннем, они сводятся к исцелениям и насыщению голодных).

Однако среди простонародья Иисус приобрел популярность, которую зелоты попытались использовать для организации восстания. Пилат подавил бунт. Иудейский Синедрион, чтобы избежать конфликта с Римом и одновременно избавиться от неудобного оппонента, обвинил Иисуса в святотатстве и приговорил к смерти, а Пилат, получив взятку в 30 талантов серебра (около 750 кг), приговор утвердил, хотя проповедник вызывал у него некоторую симпатию (уже потому, что излечил его тяжелобольную жену).

Иисуса распяли на кресте - обычная тогда форма позорной казни. Никто из влиятельных людей того времени не заметил этого мелкого, с их точки зрения, происшествия в палестинском захолустье, случившегося, по разным датировкам, между 27-м и 37-м годами.

Чтобы осознать уникальность дальнейшей судьбы христианства, надо помнить, что проповедников и целителей тогда (да и во все эпохи) бывало множество. К наиболее заметным (помимо упомянутого Иоанна Крестителя) можно отнести "Учителя Праведности" - главу большой ессейской общины в Кумране - и младшего современника Иисуса философа-пифагорейца Аполлония из Тианы - при жизни его чтили как мудреца и чудотворца, а после смерти некоторые поклонялись ему, словно герою-полубогу. Однако их попытки изменить мир оказались тщетными. Почему?

Видимо, потому, что все они, несмотря на таланты и влияние, сами ограничивали сферу своей деятельности. Иоанн считал, что лишь готовит путь для Мессии. Кумраниты стремились максимально отгородиться от грешного мира. Аполлоний Тианский свое отношение к окружающему сформулиро вал в молитве к солнечному богу: "Гелиос, пошли меня в такие края, какие угодны и мне и тебе, пусть я узнаю людей хороших, а о дурных пусть ни я ничего не буду знать, ни они обо мне". В результате многочисленные ученики Аполлония не совершили ничего значимого, а из его работ до нас дошли одна цитата, следы биографии Пифагора да несколько писем.

Апостолы и евангелисты

Иисус действовал прямо противоположным образом, и потому конец его земного существования стал началом торжества его Евангелия Святого Духа.

Он не уставал повторять, что является Мессией и Сыном Божьим, и каждого встречного стремился превратить в своего приверженца. Более того: из числа ближайших учеников он отобрал двенадцать апостолов, чтобы "с ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов". И сказал им: "Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного".

Позже Иисус избрал еще семьдесят учеников и поставил перед ними те же задачи. Впервые в истории новое учение с самого начала становится предметом, как сказали бы мы сегодня, целенаправленной, хорошо организованной пропагандистской кампании.

<

Похожие работы

1 2 3 4 > >>