"Восемь помыслов» и борьба с ними (по творениям св. аввы Евагрия)

Авва Евагрий - один из авторитетнейших учителей-пустынножителей, обобщивший духовный опыт египетских иноков в многочисленных богословско-аскетических трактатах. Евагрий, принадлежавший к «третьему

"Восемь помыслов» и борьба с ними (по творениям св. аввы Евагрия)

Информация

Культура и искусство

Другие материалы по предмету

Культура и искусство

Сдать работу со 100% гаранией
злые похоти, а доброе бдение очищает мысль. [4, гл. 40, c. 140];

а также псалмопение, «усыпляющее страсти и успокаивающее невоздержанность тела» [6, гл. 83, c. 86].

Авва придает борьбе с плотскими помыслами большую роль в деле очищения:

Не предавай себя насыщению чрева - и тебя не одолеет ночной сон. Подобным образом ты станешь чистым, и Дух Господень снизойдет на тебя. [4, гл. 97, c. 135]

Порабощающий плоть свою станет бесстрастным, [заботливо] же питающий ее претерпит муки из-за неё. [4, гл. 6, c. 129]

Сами муки являются следствием как физического расстройства, так и духовного повреждения. Мысль аввы, по всей видимости, охватывает не только земную реальность, но и простирается на посмертное бытие души. Евагрий не склонен к дуалистическому противопоставлению тела и души, более того, посредством тела подвижник соединятся с Богом, преображается через причастие божественной благодати:

Те, которые злоупотребляют прокормлением плоти и попечение о ней превращают в похоть (Рим. 13: 14), пусть упрекают самих себя, а не её. А те, которые посредством этого тела стяжают бесстрастие и устремляются, в той или иной мере, к созерцанию сущих, знают благодать Творца. [3, гл. 53, c. 105]

Свв. отцы указывают на тесную взаимосвязь помыслов чревоугодия и блуда:

Голодный волк выслеживает стадо, а дух блуда - набивающих чрево своё. [2, гл. 66, c. 128]

Вкушай хлеб свой, отмеривая на весах, и мерою пей воду свою - тогда дух блуда убежит от тебя. [4, гл. 102, c. 135]

В святоотеческой аскетике постоянно подчеркивается особая коварность духа блуда [3, гл. 8, c. 97], второго помысла в схеме Евагрия:

Даже если тебе кажется, что ты уже [пребываешь] с Богом, остерегайся беса блуда, ибо он весьма обманчив и завистлив. Этот бес желает быть более проворным, чем движение и трезвение ума твоего, чтобы отвлечь его от Бога, - даже тогда, когда он предстоит перед Ним с благоговением и страхом. [6, гл. 90, c. 87]

Евагрий призывает читателя к внимательному отношению к посещающим душу помыслам, что позволяет опытно противостоять бесам. Дар различения бесов, подаваемый Христом, становится заслуженной наградой и действенным оружием для подвизавшегося в духовной брани.

Если кто из монахов желает на опыте изведать свирепых бесов и постигнуть навык их ремесла, пусть он наблюдает за помыслами, замечает напряжение и ослабление их, сплетения и времена их. [Пусть он следит], какие из бесов производят это, какой бес следует за каким и какой не идет по стопам другого. И пусть он взыскует у Христа логосы этих [вещей].

Наблюдая за бесами, ты найдешь среди них двух наиболее стремительных, которые опережают движение нашего ума: беса блуда и беса, улавливающего нас на богохульство. Однако второй бес - кратковременный, а первый, если приводимые им в движение помыслы не сопровождаются страстью, не препятствует нашему ведению Бога. [3, глл. 50-51, cс. 104-105]

Блудные помыслы становятся следствием необузданности желательного начала человека («дух блуда - в телах [людей] неумеренных» [4, гл. 7, c. 129]) их опасность заключаются и в том, что они осаждают душу на протяжении всей жизни - от начала зрелости до глубокой старости. По наблюдениям аввы, существует тесная связь между чувством гнева и блудом, «поставляющем вещество для гнева, который замутняет умное око, расстраивая молитвенное состояние» [1, гл. 27, c. 80].

Не отдавай себя помыслу гнева, мысленно сражаясь с тем, кто тебя обидел. Также [не предавай себя и помыслу] блуда, мечтая о наслаждении. Первый помысел омрачает душу, а второй призывает её к разжиганию страсти, но оба оскверняют ум твой. [3, гл. 23, c. 100]

Кроме волевого пресечения развития блудного помысла для борьбы с духом блуда Евагрий советует использовать противоположный ему помысел:

Бес тщеславия противостоит бесу блуда, и нельзя допустить, чтобы оба они одновременно нападали на душу, ибо один обещает честь, а другой производит бесчестие. Поэтому когда какой-нибудь из них, приблизившись, начнет теснить тебя, ты представь себе помыслы противоположного беса, и, если сможешь, по поговорке, выбить клин клином, то знай, что ты уже близок к границам бесстрастия. Ибо ум способен человеческими силами истребить помыслы бесов. Но когда посредством смиренномудрия отгоняется помысел тщеславия, посредством целомудрия - помысел блуда, то это уже служит признаком глубочайшего бесстрастия. [3, гл. 58, c. 106]

Грех сребролюбия, третий в схеме «восьми помыслов», в большинстве случаев становится следствием недоверия к промыслу Бога о каждом человеке, «дающего всем просто и без упреков» (Иак. 1; 5) и знающего о нужде каждого (Лк. 12; 30). Кроме того, генетически этот грех связан и с гордыней, когда, идя по жизни, человек надеется исключительно на свои автономные силы. «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали *siо* *siсебе* и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения», - предостерегает ап. Павел (1Тим. 6; 17).

Сребролюбие внушает [мысль] о долгой старости, немощи рук, неспособных уже трудиться, будущем голоде и болезнях, скорбных тяготах бедности и о том, сколь постыдно принимать от других [всё] необходимое. [3, гл. 9, c. 97]

В раннехристианской аскетической письменности этому пороку уделялось большое значение. Порок корыстолюбия включал в себя довольно широкий спектр значений - «жадность», «лихоимство», «любостяжание», «ненасытимость», берущих свои истоки в учении Нового Завета. По наблюдениям аввы, впадая в какой-либо порок, особенно плотского характера, человек постепенно свыкается с ним; приобретенная страсть при отсутствии сопротивления начинает резонировать, набирая всё большую амплитуду вплоть до разрушения личности.

Как неудержимо течение реки, так ненасытна алчность неправедного мужа. [2, гл. 53, c. 127]

Принципиальная ненасытимость плотских желаний обременяет душу излишними попечениями, направленными на удовлетворение страстей. В результате Царство небесное, как цель жизни человека, подменяется многими малыми преходящими задачами целью решения которых становится удовлетворение множества постоянно сменяющих друг друга желаний.

Алчущий материальных благ поглощается многими заботами, а держащийся за них впадает в горькие скорби. [4, гл. 57, c. 132]

- так же обременительна для души человека и привязанность к материальным благам и гарантированному достатку (ср. Мф. 19; 21-22). «Неразумная дева возлюбит серебро, а дева разумная отдаст и [последний] кусок свой», - пишет ав. Евагрий [4, гл. 36, c. 140]. Сами деньги нравственно нейтральны, греховна привязанность к ним и стремление к избыточеству. По мнению Евагрия,

Сребролюбцем является не тот, кто имеет деньги, но тот, кто добивается их. Ибо говорят, что эконом есть одарённый разумом кошелёк. [5, гл. 30, c. 116]

Евагрий утверждает необходимость рачительного ведения монастырского хозяйства со стороны управляющего средствами братии, что заслуживает похвалы, как значительная добродетель. Но добиваться денег для умозрителя, отрекшегося от мира ради стяжания Царства Божьего, непозволительно - Евагрий проповедует пассивное отношение к материальным благам (ср. Мф. 6; 25, 33), так далеко отстоящее от «протестантской этики», возобладавшей в мире в настоящее время. Более того, милостивость, укрепляющая душу [4, гл. 53, c. 132], помогает встать на путь трезвого отношения к своему имению, используя его для служения ближним.

Муж милостивый сохранит богатство своё, муж же дерзкий отдаст и плащ свой. [2, гл. 61, c. 128]

Божье благословение будет почивать на всех делах милостивого человека и богатство его последует за ним и по смерти. Стремление сохранить и преумножить состояние почти всегда приводит сребролюбца к необходимости притеснения слабейших и невниманию к нуждающимся, поэтому грех сребролюбия несовместим с заповедью о любви и милосердия, т.к. нарушается природное единство, братская общность потомков Адама в Господе.

Жилища сребролюбцев наполняются зверями гнева, и птицы печали свивают гнезда в них. [2, гл. 67, c. 128]

Т.о. сребролюбие может привести человека к следующим двум порокам - гневу и печали. По определению аввы,

Гнев есть наиболее стремительная страсть..., он есть кипение или движение яростного начала [души] против обидчика или кажущегося таковым..., когда гнев надолго задерживается и превращается в злобу, то он и ночью причиняет волнения, изнеможение и бледность тела, а также нападения ядовитых гадов. Эти четыре [явления], вытекающие из злобы, сопровождаются... многочисленными помыслами. [3, гл. 11, c. 97]

По мнению аввы, гнев может быть применен для борьбы с помыслами, но в абсолютном большинстве случаев гнев неуместен.

Нет праведного гнева на ближнего. Ибо если ты приложишь старание, то найдешь, что возможно уладить дело и без гнева. Поэтому употребляй все средства, чтобы не разразиться гневом. [6, гл. 24, c. 79]

Умение избегать вспышек гнева - признак чистого разума и высокого духовного уровня подвижника [6, гл. 26, c. 80]. Гнев становится серьёзным препятствием на пути к совершенной молитве:

Никто не может избежать упрека, когда при любви к истинной молитве человек впадает в гнев и памятозлобие. Ибо такой человек уподобляется тому, кто желает быть зорким и повреждает собственные очи. [6, гл. 65, c. 84]; ср. [2, гл. 56, c. 127].

Гнев обладает сильной разрушительной силой, он «расточает ведение», которое собирает долготерпение [4, гл. 35, c. 131], вводит в «ужасное прегрешение» [4, гл. 42, c. 131]. Гнев воздействует на яростное начало, разрушительное значение которого постоянно подчеркивается Евагрием. По его словам, бесы отпали от Бога именно вследствие преизобилия яростного начала. Ни один порок и ни одно зло н

Похожие работы

< 1 2 3 4 > >>