Гносеологические и социальные корни философии

Сталинская абсолютизация классового подхода ко всем общественным явлениям, независимо от их характера, обусловила положение о классовом характере философии. К любой

Гносеологические и социальные корни философии

Статья

Философия

Другие статьи по предмету

Философия

Сдать работу со 100% гаранией

Гносеологические и социальные корни философии

 

История мировой философской мысли - сложный, многообразный и противоречивый процесс творческих поисков истины, путь решения жизненно важных проблем, волнующих все человечество. Преемственность и новаторство, монизм и плюрализм, cотрудничество и соперничество - такова диалектика исторического развития философии за все три тысячи лет ее существования.

Хотя каждая философская система, как отмечал Фихте, имеет «собственный язык», свой особый интеллектуальный потенциал, она так или иначе опирается на своих предшественников, включая в себя в исконном или преобразованном виде их идеи, полемизирует с ними или опровергает их взгляды. Но «опровергнуть философскую систему, - писал В.И. Ленин, - не значит отбросить ее, а развить дальше, не заменить другой, односторонней, противоположностью, а включить ее в нечто более высокое».

С большим уважением философы разных направлений относятся к своим предшественникам, с которыми их связывает общность основных идей. Платон считал себя учеником Сократа, Аристотель - Платона, Чернышевский - Фейербаха, Маркс и Энгельс в период формирования своего мировоззрения выступали как ученики и последователи Гегеля и Фейербаха. Ленин с гордостью называл своими учителями основоположников марксизма. Но при всем этом «ученики» не следовали автоматически за своими «учителями», а шли дальше по тому же пути. Платон во многом отошел от Сократа, а Аристотель от Платона. Чернышевский обогатил антропологический материализм Фейербаха. Маркс и Энгельс критически переработали наследие классической немецкой философии. Ленин в новых условиях развил их учение, пересмотрев ряд положений.

Вместе с тем некоторые философы преувеличивали ценность своих систем, противопоставляли их всем другим, как «одну лишь истинную философию», как «подлинную философию», как «единственно научную философию». Кант считал свою философскую систему началом всей мировой философии, а Гегель - ее завершением. По гегелевскому образцу советские философы объявили марксистскую философию «высшей ступенью» в развитии философии и «единственно научной», хотя ее основоположники никогда на это не претендовали. Наоборот, Энгельс высмеивал подобного рода взгляды, заметив: «Когда обладаешь окончательной истиной в последней инстанции и единственно строгой научностью, то, само собой разумеется, приходится питать изрядное презрение к прочему заблуждающемуся и непричастному к науке человечеству».

Основной вопрос философии

Теоретическая борьба в рамках одних и тех же или противоположных философских направлений велась на всех этапах развития философии, даже когда они еще не были строго дифференцированы на материализм и идеализм. Хотя не был еще сформулирован основной вопрос философии, он фактически всегда существовал на практике в борьбе философских направлений. Философская терминология обычно отстает во времени от своего фактического применения. Объективные процессы развития философской мысли нередко опережают свое отражение в головах мыслителей. Термины «материализм» и «идеализм» возникли лишь в XVII веке в трудах Лейбница, хотя эти направления начали отпочковываться еще в античном обществе. Характерно, что в числе главных вопросов, волновавших философов в разные исторические эпохи, Б. Рассел ставит на первое место вопрос: «Разделен ли мир на дух и материю, а если да, то что такое дух и что такое материя?»

Как верно отметил В. Гейзенберг, «характерной особенностью древнегреческого мышления было то, что первые философы искали материальную причину всех вещей». Уже в учении Демокрита находит свое выражение хотя и не развитая философия античного материализма, прямо противопоставляемого идеализму, а философия Платона сознательно и последовательно направляется против материализма.

Однако противоположность материализма и идеализма никогда не была абсолютной. Так, Платон многое заимствовал у Демокрита, в частности, его учение об атомах. В ряде идеалистических, как и материалистических, систем различных эпох есть соответственно элементы материализма или идеализма, но именно элементы при значительном преобладании основного направления.

Это характерно и для такого идеалиста, как Гегель, в системе которого были зачатки исторического материализма, хотя в целом его философия является примером монистического идеализма. Гегель остро критиковал материализм и даже делал вывод о том, что материализм как философия невозможен.

Гегель впервые ввел в философский оборот понятие «партийность философии» как «партийность мнений и представлений». Под партиями в философии он имел в виду не политические партии, а определенные группы людей, представляющих различные философские системы. Они различаются по двум подходам в исследовании - объективному и субъективному. Отсюда и гегелевские термины «объективная партийность» и «субъективная партийность». С позиции объективной партийности, вытекающей из объективной закономерности, Гегель критикует субъективную партийность как «худшую партийность», которая совпадает с «беспартийностью». В книге «Философия духа» Гегель осуждает требования, предъявляемые к истории философии, в которой не должны, как думают, «проявляться никакие пристрастия в пользу того или иного представления или мнения», а философ должен быть совершенно беспартийным. Это пошлая и самодовольная болтовня, замечает Гегель. И сам он во всей своей философской деятельности проявлял строгую партийность, ведя борьбу против материализма, отрицая его объективное значение.

Таким образом, борьба двух направлений в философии есть объективный, закономерный процесс. Основной вопрос философии не изобретение марксистов, является реальностью, характеризующей всю историю философии задолго до марксизма на всех этапах ее развития.

В наше время предпринимаются попытки отрицания правомерности выделения основного философского вопроса, ссылаясь на другие, не менее важные философские вопросы. Здесь не учитывается, что их понимание в конечном счете опирается на то или иное решение основного вопроса, ибо «полярность материальное - духовное… входит во все философские размышления, составляет некий «нерв» любого конкретного философского вопроса, независимо от того, отдают ли философы себе в этом отчет».

Но при всем его значении основной философский вопрос не следует и абсолютизировать, представлять борьбу двух направлений как единственный источник развития философии, упуская из виду, что она отражает не только их противоположность, но и единство. Другими словами, здесь действует закон единства и борьбы противоположностей, и первым, кто понял, что во всем многообразии философских систем они составляют диалектическое единство, был Гегель. «Все философские системы, - писал он, - по существу, являются единой философией, находящейся в процессе развития». В каждой из них есть не только «заблуждения человеческого духа», но и «частица абсолютного знания». При всех различиях философских систем история философии есть «закономерный процесс поступательного движения к абсолютной истине». А это означает, что противоположность философских направлений не абсолютна, а относительна, ибо материя и сознание неотделимы друг от друга. Они, как верно заметил немецкий философ Карл Вайцзеккер, являются различными аспектами одной и той же реальности.

И все философские системы, независимо от направлений, связывает единство цели в поисках и нахождении истины. Цель одна, а пути, способы ее достижения, так сказать, философские инструментарии, различны, многообразны, ибо зависят от взглядов мыслителей, их творческого опыта и своеобразной жизни. Крупный вклад в историю философии вносил не только материализм, но и идеализм в лице своих выдающихся представителей. Это фактически отрицали многие философы.

Например, П. Копнин хотя и признавал необходимость использования того, что есть у философов-идеалистов, фактически же, ссылаясь на труды Айера, Поппера, Гуссерля, Карнапа, Рассела и других ученых, давал им неизменно одностороннюю оценку, видя в них только заблуждения и ошибки, всячески умаляя познавательную ценность идеалистической философии. «Даже если идеалистическая концепция содержит научные факты, - писал он, - то это надо рассматривать не как ее силу, а как слабость идеализма, его эклектичность».

Ценные теоретические положения Гегеля усвоили и переработали основоположники марксизма, которые никогда не воздвигали китайской стены между различными философскими системами, видели в них ценное содержание, относились с огромным уважением к своим предшественникам, хотя многие из них были идеалистами, умели видеть в их учениях рациональные зерна и отделять их от плевел. Известны высокие оценки классиками марксизма заслуг классической немецкой философии, которая является теоретическим источником марксистской философии. Заслуживают внимания высказывания Ленина об «умном идеализме» Гегеля, Канта, Лейбница и других философов - представителей диалектического идеализма, которые стоят ближе к диалектическому материализму, чем метафизические материалисты.

О «классовости» философии

Многовековая история философии, отразившая дух своего времени, все многообразие теоретической мысли разных эпох и народов, позволяет понять сложный социальный характер философской науки, ее соотношение с классовыми, национальными, общечеловеческими ценностями, о чем до сих пор продолжаются дискуссии и споры.

Сталинская абсолютизация классового подхода ко всем общественным явлениям, независимо от их характера, обусловила положение о классовом характере философии. К любой философской системе в СССР приклеивался классовый ярлык. Филосо

Похожие работы

1 2 3 > >>