Глаголы со значением "много" и "мало" на материале сибирских сказок и литературных сказок А.Н. Афанасьева

«Время в сказке всегда движется в одном направлении», как и в былине, однако, в отличие от былин, здесь «нет статических

Глаголы со значением много и мало на материале сибирских сказок и литературных сказок А.Н. Афанасьева

Дипломная работа

Иностранные языки

Другие дипломы по предмету

Иностранные языки

Сдать работу со 100% гаранией
Хроленко [135], причины иллюзии наддиалектности языка русского фольклора заключаются в следующем: Диалектные различия не затрагивали основной части фонетической системы, грамматического строя, ядра словарного состава; устному народному творчеству свойственна единая фольклорная картина мира, которая дифференцируется не территориально, а жанрово; всему национальному фольклору присуща типологическая однонаправленность закономерностей текстообразования.

По мнению Ю.А. Эмер [135], язык фольклора - это образование системного характера единиц разного уровня, сложившееся в процессе художественного творчества в пределах текстов устно-поэтических произведений. Это «функционально-стилевая разновидность диалекта, генетически однородная с диалектно-бытовой речью и отличающаяся от последней своей функциональной и жанровой дифференциацией. Функциональная и жанровая дифференциация в порядке «давления системы» способствует появлению в устно-поэтической речи отдельных языковых элементов, характерных только для этой разновидности речи, а также изменению валентности и дистрибуции элементов, присущих всем разновидностям диалекта. Суммарно отличия не велики и не позволяют считать язык фольклора явлением наддиалектным».

Фольклорные тексты - это устно-поэтические произведения, где слово отличается от своего «бытового двойника» (см. работы В.В. Виноградова, Г.О. Винокура). Специфичность фольклорного слова обусловлена несколькими факторами: и своеобычностью фольклорного мира, и особым соотнесением слова и текста, и тем, что фольклорное слово - это результат обобщения свойств устной речи.

Появляется много работ, посвященных исследованию языка различных жанров русского фольклора. Данная проблема разрабатывается в двух направлениях: исследуются особенности жанров и специфика единиц, их составляющих, либо рассматриваются особенности функционирования языковых единиц в разных типах текстов, что в свою очередь приводит к осознанию специфики жанра.

В лингвистической науке не существует единой схемы описания фольклорных жанров, нет общей системы определений жанров.

Сказка является одним из важнейших эпических жанров фольклора, это «устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением» [109. С. 56].

Существуют различные жанровые разновидности сказки: сказки о животных, бытовые и волшебные. Популярность волшебных сказок объясняется привлекательностью необыкновенного мира, сюжетной занимательностью.

В сказке, как и в других фольклорных произведениях, действие сквозное, последовательно развивающееся во времени. Один эпизод сменяется другим, нет хронологических отступлений, что приводит к крепкому сцеплению эпизодов, соблюдению единства действия. Отличительная черта сказки - устойчивость текста, традиционность структуры, ее компонентов. Большинство сказок создано по единой схеме: 1. Зачин, 2. Основная часть, 3. Концовка.

Одним из главных отличий фольклорного языка от литературного является возможность привлечения глаголов, образованных непервичными приставками, для реализации определенных стилистических задач, связанных с поэтической структурой конкретных фольклорных жанров.

В фольклорном языке, как и вообще в языке подлинно художественных произведений словесного творчества, все оказывается подчиненным строго определенным задачам эстетического плана. «Для выделения черт, специфических для языка фольклора, в отличие от языка нефольклорного, далеко недостаточно изолированного описания известного круга фактов, пусть даже преимущественно распространенных в устнопоэтических произведениях. Необходимо эти факты оценить с точки зрения… жанровой дифференциации устнопоэтического языка» [123. C. 68]. Можно с достаточной уверенностью сказать, что к употреблению тех или иных типов полипрефиксальных глаголов фольклорные жанры относятся избирательно, в зависимости от их возможностей в реализации поэтических приемов, ставших традиционными для тех или иных жанров.

«Время в сказке всегда движется в одном направлении», как и в былине, однако, в отличие от былин, здесь «нет статических описаний», следовательно, и замедления рассказа [115. С. 45 - 46]. Сказка описывает для того, чтобы повествование было информативно достаточным; занимательность ее кроется не в подробных описаниях, а в самом сюжете. Конечно, нельзя думать, что время сказки вообще не прерывается; в этом случае было бы трудно представить, каковы были бы сказки по объему. Однако действие в сказке не замедляется в собственном смысле слова; опускаются те временные отрезки, в которые герой не совершает исключительных поступков. Это перерыв во времени, но сюжет все-таки развивается равномерно, ибо сюжет - это в первую очередь не последовательность во времени, а последовательность событий. Такие перерывы во времени в сказке заполняются традиционными формулами типа «утро вечера мудренее», «долго ли, коротко ли» и т. д. Ничего общего с замедлением рассказа в былине такие «пропуски» временных отрезков не имеют. В известной мере это можно объяснить, видимо, тем, что сказочный сюжет, как правило, многоэпизоден и событийно богаче, тогда как в былине сюжет организуется каким-то одним эпизодом: действие былины сосредоточивается вокруг подвига богатыря. Поэтому информативная перенасыщенность сказки может быть одной из причин нетипичности для нее статических описании, и, наоборот, однолинейность сюжета, событийная ограниченность позволяют былине концентрировать внимание на отдельных эпизодах, имеющих отношение к совершаемому богатырем подвигу.

 

1.2 Понятие модальности

 

По поводу существования модальности как реального семантического единства не раз высказывались сомнения. Тем не менее модальность устойчиво сохраняется как признанный предмет дискуссий. В постоянном обсуждении ряда разноаспектных отношений, связываемых с понятием модальности, очевидно, проявляется реальность существования некоторого комплекса языковых значений, между которыми имеются определенные связи. Вместе с тем из всей истории вопроса вытекает, что общность между рассматриваемыми значениями сочетается с далеко идущими расхождениями.

Общеизвестна характеристика модальности как устанавливаемого говорящим отношения содержания высказывания (его препозитивной основы) к действительности. Заметим, однако, что формулируемое таким образом понимание модальности весьма неопределенно.

Вслед за рядом лингвистов (А.В. Бондарко и других) мы вводим в характеристику рассматриваемого понятия указание на доминирующий признак, дающий некоторое представление о том, какое именно отношение к действительности рассматривается как основное и специфическое для модальности [30]. Следует согласиться с существующим истолкованием доминанты модальности как того или иного отношения к признакам реальности/ирреальности.

И все же уточненная таким образом характеристика модальности сохраняет значительную меру неопределенности. Для того чтобы эта характеристика была более информативной, целесообразно включить в нее перечень основных типов значений, которые рассматриваются как модальные.

Итак, модальность может рассматриваться как комплекс актуализационных категорий, характеризующих с точки зрения говорящего отношение препозитивной основы содержания высказывания к действительности по доминирующим признакам реальности/ирреальности. То или иное отношение к этим признакам представлено в значениях:

) актуальности/потенциальности (возможности, необходимости, гипотетичности и т. д.),

) оценки достоверности,

) коммуникативной установки высказывания,

) утверждения/отрицания,

) засвидетельствованности (пересказывания/«непересказывания»).

С модальностью частично связана семантико-прагматическая сфера качественной и эмоциональной оценки. Введем необходимые пояснения.

Известна точка зрения, согласно которой к модальности относится также качественная оценка дескриптивного содержания высказывания по признакам «хорошо/плохо» (см. в работе Е.М. Вольф о «модальной рамке оценки» [46]). По мнению А.В. Бондарко, оценочность лишь частично связана с семантикой модальности: налицо точка зрения говорящего, его отношение к содержанию высказывания, но далеко не всегда достаточно ясно выражено «отношение содержания высказывания к действительности». Он считает, что оценочность целесообразно рассматривать как особую семантико-прагматическую сферу, взаимодействующую с модальностью (представляющую собой один из элементов ее окружения, среды). Разумеется, резких граней здесь нет, и отнесение качественной и эмоциональной оценки к модальности нельзя исключить, однако речь может идти лишь о периферии модальности, где специфические признаки данной категории «размываются» [30. C. 46 - 48].

Модальность, согласно одной из точек зрения, соотносится в лингвистике с понятием модуса. Так, Н.Д. Арутюновой выделяются такие разновидности модуса, как модус восприятия, знания, когнитивный (эпистемический), ментальный, модус незнания, сокрытия и безразличия, «не-ответа», общей оценки, объективированный, модус полагания, психической реакции, сомнения и допущения (вероятностной оценки), эмотивный и др [10].

 

1.3 Основные типы модальных значений

 

Понятие «модальность» восходит к классической формальной логике, откуда лингвистика заимствовала классификацию суждений на ассерторические (суждения действительности), проблематические (суждения возможности) и аподиктические (суждения необходимости), и, кроме того, на суждения достоверные и вероятные. Тем самым в общих чертах была задана смысловая область модальности.

В практике л

Похожие работы

<< < 1 2 3 4 5 6 7 > >>