Глаголы со значением "много" и "мало" на материале сибирских сказок и литературных сказок А.Н. Афанасьева

«Время в сказке всегда движется в одном направлении», как и в былине, однако, в отличие от былин, здесь «нет статических

Глаголы со значением много и мало на материале сибирских сказок и литературных сказок А.Н. Афанасьева

Дипломная работа

Иностранные языки

Другие дипломы по предмету

Иностранные языки

Сдать работу со 100% гаранией
лить, «являются ли наши представления «времени», «пространства» и «материи» в действительности одинаковыми для всех людей или они до некоторой степени обусловлены структурой данного языка», он сравнивает грамматические и лексические системы языка хопи и языки «среднеевропейского стандарта», выявляет базисные отличия европейской смысловой модели. Б. Ли Уорф демонстрирует образец применения метода выявления культурно-языковых различий, производя комплексный сравнительный анализ смысловых категоризаций, осуществляемых в совокупности элементами грамматических и лексических систем и соотнося их с яркими чертами культурного своеобразия европейцев и хопи, различий в когнитивных моделях категоризации действительности. При этом он подчеркивает значимость исследования метафорического отражения в процессах языкового моделирования.

Во второй половине XX в. Методологически и методически строго определенную систему выявления языковой картины мира и ее соотнесения с концептуальной картиной мира представляют работы А. Вежбицкой. В ее концепции соединяются идеи универсализма (у всех языков есть общее ядро, которое является врожденным) и идеи языкового своеобразия национально-культурных моделей (несмотря на наличие универсалий, в целом семантические системы, воплощенные в различных языках, уникальны и культуроспецифичны). Это базисные идеи и для разработки методологии лингвистического исследования: для выяснения универсальных и культуроспецифичных смыслов необходимо найти, по мнению А. Вежбицкой, особый метаязык, так как использование единиц любого этнического языка для описания смысловых различий между языками приведет к аберрации при толковании смыслов. Предлагаемый ею язык семантических примитивов интерпретируется и как «дверь, через которую можно выйти из «круга языка» не попав в круг другого» [42. С. 72]. Как и большинство ее предшественников, в поисках культурноспецифичных смыслов А. Вежбицкая обращается прежде всего к лексике, к анализу «ключевых слов» культуры, разработав систему их атрибуции.

Древнейшие представления о мире зафиксированы в фольклоре, поэтому изучение фольклорной, наивной картины мира особенно актуальны. Фольклор - отражение представлений этноса о себе и о жизни в художественно обработанной форме, поэтому познать систему ценностей народа - значит понять и описать картину мира, созданную в традиционной народной культуре.

В современной модели мира граница между наивной и научной картинами мира постепенно становится менее отчетливой, т.к. происходит все большее вторжение в сферу бытовых понятий, запечатленных фактах языка, а также расширение сферы бытовых представлений за счет научных знаний.

В настоящее время исследование наивной картины мира идет в двух направлениях:

. Исследование отдельных, характерных для данного языка концептов, своего рода лингво-культурных изоглоссов.

. Поиск и реконструкция присущего языку цельного, но «наивного», донаучного взгляда на мир, акцент ставится на цельной языковой картине мира. При этом исследуется не изоглоссы, а диалект в целом.

Лингвофольклористика - новое направление в лингвистике. Зародилось оно в 60-е годы XX в., но только в последнее десятилетие оформилось в самостоятельную дисциплину. Следует назвать таких исследователей, стоящих у истоков этой научной дисциплины, как С.Е. Никитина (ее работы посвящены анализу устного народного творчества в целом, а также концептуально-лингвистическому анализу стихов русских духоборцев), А.Т. Хроленко (объект его исследований - общерусский фольклор), С.М. Толстая и Н.И. Толстой (работали в русле описания этнокультурного содержания текста) и др.

Изучение языка фольклора ведет к истокам культуры, которая нашла выражение и закрепление в языке как культура определенного этноса [123].

Исследования сказки в том или ином виде должны были начаться вместе с открытием фольклора, и возникновением интереса к его собиранию и изучению. Отражая и в какой-то степени определяя закономерности развития науки о фольклоре, эти исследования вместе с тем были связаны с развитием других дисциплин, в первую очередь лингвистики и литературоведения.

Сказка исследовалась как фольклорный жанр со своей историей, поэтикой и традицией бытования. Одновременно, создавались и постоянно пополнялись сказочные коллекции, в связи с чем появилась необходимость как-то ориентироваться в многообразии сказочных сюжетов и их многочисленных вариантов.

Наверное не будет преувеличением сказать, что одними из самых значимых для исследования структуры и семантики сказок были работы В.Я Проппа, и в первую очередь его Морфологии сказки, изданная в 1928 г. Как известно, морфология для В.Я. Проппа не была самоцелью: синхронное описание он считал необходимым условием для того, чтобы найти историческое объяснение единообразия волшебных сказок. Морфология сказки стала результатом поиска инструмента синхронного описания волшебной сказки. В многообразии повествовательных эпизодов сказочных текстов В.Я. Пропп выделяет универсальные элементы, выполняющие повествовании определенную роль или функцию. Рассматривая эти элементы и их роли на некотором уровне абстрагирования, он определяет их инварианты и дает им названия: отлучка, запрет, нарушение запрета и т. д. Эти инварианты, называемые Проппом функциями образуют фонд из 31-й единицы. Содержание любой сказки без остатка может быть представлено при помощи некоторой последовательности функций из этого набора (при этом в описании той или иной сказки никогда не используются все без остатка функции).

Так был разработан аппарат описания волшебной сказки. С его помощью можно делать достаточно грубые, но логически непротиворечивые описания сюжетов. Важным открытием, которое делает В.Я. Пропп, используя этот аппарат, является упорядоченность функций в сюжете сказке. В описании любой волшебной сказки функции следуют не в случайном порядке: про любые две из них можно сказать, которая из них будет предшествовать другой [115].

Несмотря на обширное филологическое исследование фольклора, его язык стал объектом науки недавно. Он привлекает внимание ученых как отражение важных компонентов культурной традиции, мировосприятия нации, это один из богатых источников для реконструирования духовной культуры народа.

Реконструировать архаическое сознание по данным фольклорных текстов можно следующим образом: описывая оппозиционную структуру модели мира, основные образы фольклора и единицы, их выражающие. Мир, представленный в фольклорных произведениях, есть идеальный мир. В нем нет полутонов, он четко поделен на светлое и темное, доброе и злое, это мир должного и правильного. Представление о норме, аксиологии в фольклорных текстах закреплено на разных уровнях текста.

Итак, лингвофольклористика - область филологических знаний о языке фольклора. Ученые синтезируют литературоведческий и лингвистический анализ при исследовании особенностей словоупотребления в своеобразном тексте, при выявлении места и функций языковой структуры в системе фольклорного произведения, так как невозможен «чисто языковой подход к сложной материи, формируемой и формулирующей чудо народной словесности» [85. C. 110].

Изучение языка фольклора способствует не только более полноценному восприятию традиций устного творчества, но без изучения языка устной поэзии нельзя решить многих вопросов в области науки о языке художественной литературы, нельзя полно представить историю литературного языка, то есть «изучение языка фольклора как особой формы языка словесного искусства … важно не только само по себе, но и для познания языка в целом» [85. C. 200].

Язык фольклора, по мнению И.А. Оссовецкого [123], как язык искусства обладает многими специфическими чертами, которые служат целям образного отражения действительности, однако он всегда базируется на естественном языке. Проблема соотношения языка фольклора и народных говоров как конкретного материала создания произведения устного народного творчества относится к числу фундаментальных проблем лингвистики.

Приведем две наиболее распространенные точки зрения.

. Диалектологи полагают, что язык фольклора - функционально-стилевая разновидность диалекта. Основанием такого включения Л.И. Баранникова считает такое наблюдение: «в основе народнопоэтической речи лежит фонетическая, грамматическая и лексическая система того диалекта, в пределах которого бытует данное народно-поэтической произведение» [109. С. 145]. В.И. Собинникова утверждает, что фольклор черпает из повседневной диалектной речи свои приемы, превращая их в стабильное фольклорное средство. В.В. Виноградов не сомневается, что «устная народная словесность - кристаллизация семантики народного языка. Поэтому народная поэзия нередко рассматривается как воплощение основных тенденций системы народной речи, основных начал народного духа» [115. C. 56]. Признают отдельный диалект основой языка фольклора и Р.И. Аванесов, и П.Г. Богатырев, и О.И. Богословская, и Р.Р. Гельгардт, и А.П. Евгеньева, и В.Я. Пропп.

. Е.Б. Артеменко, А.Н. Веселовский, А.В. Десницкая, И.К. Зайцева, О.И. Киселева, И.А. Оссовецкий, Ф.П. Филин считают, что в языке фольклорa отсутствуют узкодиалектные элементы, понимая наддиалектность как величину интегрирующую, как начало, объединяющее носителей разных диалектов. Тем самым исследователи выводят язык фольклора за рамки отдельного диалекта, приравнивая его к койнэ. С другой стороны, если наддиалектность понимается как наличие элементов, не содержащихся в данном диалекте, то устно-поэтическая речь - внутридиалектная стилевая разновидность, где сильно влияние традиции. В силу этого фольклорные тексты отличаются замедленной эволюцией устно-поэтической речи, что отличает язык фольклора от обиходно-разговорной речи, но не свидетельствует о его наддиалектности языка фольклора.

По мнению А.Т.

Похожие работы

< 1 2 3 4 5 6 > >>