Гипотеза "метелок" и развитие профессии психолога

Но в недрах этой системы зарождался другой тип профессионала-психолога. Он настолько иной, что для него совершенно не годятся те процедуры

Гипотеза "метелок" и развитие профессии психолога

Информация

Психология

Другие материалы по предмету

Психология

Сдать работу со 100% гаранией

Гипотеза "метелок" и развитие профессии психолога

Е.А.Климов

1

Отнесенность понятия "профессия" к психологии не очевидна. Во всяком случае в наиболее распространенных у нас психологических словарях оно как таковое не раскрывается (Психологический словарь, 1983; Краткий психологический словарь, 1985), а в словаре К. К. Платонова (1984, с. 107) это понятие раскрыто в соответствии с его экономическим значением (Краткий словарь-справочник..., 1972, с. 294-295) и общепринятым словоупотреблением (Ожегов, 1963, с. 618; см. его же 1990, с. 624-625; Советский..., 1983, с. 1070). Правда, отнесенность к нашей науке такого составного термина (и соответствующего понятия), как "профессия психолога" сомнений вызывать не может.

Парадокс состоит в том, что языковое, общественное сознание подводит понятие "профессия" под категории "деятельность", "род деятельности", а они являются для психологов теоретически очень близкими. И тем не менее область психологического изучения профессий, их возникновения, дифференциации, интеграции, отмирания освоена психологами, надо признать, еще мало. Мало продвинуты пока и вопросы изучения профессии психолога как таковой (Гусейнова, 1989; Дмитриева, Арефьев, 1976; Сыркин, 1923; см. также библиогр. в статье В. В. Гусейновой).

Итак, в своей фундаментальной основе "профессия" это также и психологическое понятие, если его рассматривать как частное выражение деятельности. Не чуждыми психологии являются и другие варианты понимания этого слова в научных и научно-практических текстах как область приложения сил человека, как социально фиксированный трудовой пост (могущий быть вакантным и предполагающий, в частности, некоторую психологическую пригодность человека к делу), как система выполняемых человеком трудовых функций, как определенная квалификация, опытность специалиста и, наконец, как общность людей, занятых определенным родом деятельности (подробнее см.: Климов, 1983, с. 102-108; а также 1988, с. 39-52, 68-98, 107-108).

Быть может, понятие "профессия" является в нашей науке чисто отраслевым, т. е. относящимся исключительно к психологии труда и инженерной психологии? В этом не было бы ничего плохого. Но ответ на этот вопрос не прост. Этимологически слово профессия восходит к латинскому profiteri "говорить публично" (Шанский и др., 1971, с. 370), что осмысливалось в свое время как "объявлять другим о своем деле, занятии, специальности". Для чего же объявлять? Чтобы кто-то узнал в продукте моей деятельности предмет своей потребности, чтобы установился диалог, состоялись обмен ценностями, удовлетворение потребностей. Таким образом, в феномене профессии исконно скрыты и общепсихологические, и социально-психологические события. Само собой разумеется, что профессия это такое занятие, которому надо специально учиться (Платонов, 1984, с. 107, да, впрочем, и народная мудрость давно отметила "Не учась и лаптя не сплетешь"); отсюда понятие профессии "вклинивается" также в возрастную и педагогическую психологию.

2

4 Важность вопроса об истории профессии, в частности профессии психолога, обосновывается следующими соображениями:

общепсихологическая теория деятельности останется недостаточно общей, если будет строиться на фактах "ничьей" деятельности в "никакой" специальной области, как нередко и бывает;

профессия (по крайней мере, в части случаев) может пониматься как некоторый исход из ситуации постоянно воспроизводящегося конфликта между личными качествами человека и объективными, нормативными требованиями деятельности; поэтому исследования в области психологии профессий и их истории могут быть полезны для построения общей теории конфликта (Дружинин и др., 1989);

поскольку человек и профессия создают некоторую внутренне напряженную развивающуюся систему, изучение вопросов истории профессий может рассматриваться как источник полезной информации для построения общей теории прогрессивной эволюции систем (Назаретян, 1986; Пригожин, 1986);

история культуры часто понимается как история достижений в художественной деятельности; в строгом значении слова предмет рассмотрения здесь должен быть более широким без истории профессий человечеству еще очень далеко до подлинной истории своей культуры;

в условиях быстро обновляющейся жизни современного общества совершенствование профессионального образования любого типа и уровня (в частности, и подготовки психологов) предполагает постоянное моделирование и даже проектирование соответствующей трудовой деятельности. А это в свою очередь предполагает глубокую ретроспекцию в область профессиональной культуры, истории профессии;

адекватная система ценностных представлений профессионала, совершенно необходимая для построения педагогической системы подготовки специалиста, возможна только при условии глубокой исторической ретроспективы;

система подготовки психологов в вузе предполагает формирование профессионального самосознания; это в свою очередь означает, что должна быть построена по возможности полная картина всего незримого сообщества, включающего и ряд предшествующих поколений, обогатившего культуру не только теориями, но и практическими умениями, жизненно значимыми событиями, построенными на психологическом знании.

Следует признать, что в эту общность пока обычно включают философов и ученых-психологов, тогда как психологи-практики имеются в виду лишь постольку, поскольку они оставили публикации (т. е. как раз не то, что они лучше всего умели делать); если мы как люди считаем приемлемым происходить от обезьян, то почему бы нам как профессионалам не происходить от тех членов человеческого сообщества, которые когда-то слыли ведунами, колдунами, ведьмами или были просто наблюдательными и опытными в обращении с ближними, себе подобными? Правда, здесь не следовало бы упрощать дело: как отмечает Б. А. Рыбаков (1988, с. 294-381), есть данные, что в структуре язычества Древней Руси существовали примерно два десятка разновидностей служителей культа, для которых имелись специальные названия (от "облакопрогонителей", к которым, возможно, захотят восходить специалисты по физике атмосферы, метеорологи, до "потворников", "кощунников", функции которых менее нам понятны; от "ведьм" до "обавниц", "наузниц" (там же, с. 298) и т. д. Так что, изучая происхождение и развитие профессии, уместнее иметь в виду выполняемые людьми функции, которые могут быть распределены между ними самым причудливым образом, а не "должности" и "звания". Новая профессия как деятельность может возникнуть из разных и многих источников, может как бы оказаться сотканной из набора функций, которые ранее были свойственны не просто разным, но и противопоставлявшим себя друг другу людям. Однако вернемся к вопросу о значимости, актуальности обсуждаемой темы.

Излишне говорить, что так называемый "рынок труда" это не область свободного манипулирования бездушными объектами. Каждый человек в ситуации выбора или 5 вынужденной смены профессии (профессиональной реориентации), в ситуации, когда он должен освоить новое непривычное дело, является еще и сознательным субъектом выбора думающим, помышляющим о будущем, чувствующим, не только торжествующим, но и страдающим (ведь смена профессии это смена образа жизни и всех перспектив). Необходимо научными средствами систематически строить и обновлять представление о мире профессий, все время отслеживать его изменения и выдавать по соответствующему запросу потребную информацию.

При этом пространство выбора отнюдь нельзя сводить к бегло и поверхностно комментируемому списку профессий как это, к сожалению, нередко случается в практике Этот список теоретически и фактически насчитывает сотни и тысячи единиц. Но названия еще мало что говорят (ну "обтяжчик", "сновальщица", "флотатор"... и что же все понятно и можно уже выбирать профессию?). Кажущаяся понятность, например, слова "психолог" таит в себе множество самых разных его пониманий даже в среде самих же психологов, не говоря уже о потенциальных потребителях психологической информации.

Профессия должна быть изучена всесторонне и, в частности, изнутри ведь это и образ жизни, и образ мыслей, и стереотипы восприятия мира, и социальный тип человека. И вместе с тем профессии (как бы они ни понимались) суть то, что объединяет людей, помогая преодолевать их частные различия и противостояния. Но чтобы это объединяющее начало обнаружилось, нужно, чтобы каждый имел некоторый минимум профессиоведческой ориентировки знал и понимал, чем заняты другие и очень разные сограждане. Мы много знаем о солнечной системе (этому учат в школе), но с том, что важное и нужное делают люди за ближайшим забором, огораживающим фабрику или вычислительный центр, подчас и узнать неоткуда.

Представления о профессиях разных, разнотипных, но равно обществу важных должны культивироваться и существенно заполнять сознание подрастающих и взрослых людей. Но эти представления нельзя выдумывать в порядке писательского энтузиазма нужно научное производство профессиографической (включая и психографическую) информации. Тогда, может быть, более значительным содержанием наполнятся и школьные учебники, и видео-, радио и другие каналы массовых сообщений. Все это предполагает разработку не только прикладных, но и фундаментальных вопросов психологического профессиоведения (включая историческое и сравнительное).

3

Будем исходить из того наиболее вероятного предположения, что человек, начиная с самых первых фаз антропогенеза, неизбежно сталкивался с проявлениями психики как с обстоятельствами, содействующими или противодействующими его важнейшей деятельности по жизнеобеспечению. А поскольку сталкивался, то начинал заме

Похожие работы

1 2 3 4 > >>