Геополитика П.Н. Савицкого: между наукой и идеологией

Евразийское «новое осмысление исторического процесса» было выражено в «самобытном научном» геософском подходе, с помощью которого предполагалось выявление и обоснование «географических

Геополитика П.Н. Савицкого: между наукой и идеологией

Статья

История

Другие статьи по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

Геополитика П.Н. Савицкого: между наукой и идеологией

Матвеева А. М.

Научное познание, нацеливаясь на объективное исследование действительности, должно быть строго адекватно ее изменениям. Такое многомерное, всеохватывающее явление современного мира как «глобализация» социально-экономических и культурно-исторических процессов отразилось и на состоянии науки. Следствие данного влияния поиски общенаучной системной методологии и актуализация интереса к междисциплинарным исследованиям. Особенно ярко обозначенные тенденции проявились в отечественной исторической науке. Активный поиск новых подходов к объяснению исторического процесса в нашей стране начался с 90-х гг. ХХ века в связи с так называемым «методологическим кризисом». Тогда пробудился большой интерес к исследованиям «на стыке наук», среди которых особое место занимает геополитика, как область знания, в которой «синтезированы данные об экономическом, социальном и политическом устройстве отдельных стран с данными об особенностях их географического положения (численность, состав народонаселения, территория, природно-климатическая зона, наличие естественных ресурсов и т.д.)». Некоторые исследователи определяют геополитический подход к истории как отдельное научное направление геоисторию, занимающуюся выявлением геополитических закономерностей в процессе изучения пространственно-силового взаимодействия государств и особенностей построения их пространства в исторической ретроспективе.

В этой связи в историографии актуализировался интерес к истории отечественной геополитической мысли, почти всецело сосредоточившийся на концепции П.Н. Савицкого, основоположника евразийской геополитической школы. Такая «избирательность» основана на некритическом отношении к утверждениям теоретиков, принадлежащих к «геополитическому» движению «научных патриотов» ОПОД «Евразия», которое самопровозглашает себя преемником евразийцев 2030-х гг. ХХ века. В частности, лидер современных неоевразийцев А.Г. Дугин назвал П.Н. Савицкого «первым русским геополитиком». Таким образом, из истории отечественной геополитической мысли выбрасывались столетия, поскольку в России первые геополитические концепции появились гораздо раньше многих западных: они уже прослеживались в исторических спорах западников и славянофилов. Более того, российская геополитика имеет не только давнюю, но и богатую историю: Д.А. Милютин, Ю.С. Карцов, А.Е. Вандам, Г.Н. Трубецкой. И.И. Дусинский и многие другие. Сами евразийцы указывали в числе своих геополитических предтеч А.П. Щапова, Л.И. Мечникова, Н.Я. Данилевского, В.И. Ламанского, Л.Н. Фатеева, А.А. Крубера, подчеркивая особую роль Д.И. Менделеева, как разработчика уникальной национальной науки «россиеведение».

Таким образом, евразийцы не являлись основоположниками отечественного направления геополитической мысли, но суммировав предшествовавшие теории как российских, так и западных геополитиков, впервые попытались системно применить данную область знания к объяснению российской истории, создав своеобразную геософскую концепцию. П.Н. Савицкий отмечал, что попытки применить «географическое истолкование истории» наблюдались в творчестве востоковеда В.В. Бартольда, но они были применимы к истории Ирана и Средней Азии. Евразийцы же претендовали на статус «обоснователей в русской науке геополитического подхода к русской истории» (курсив мой. А.М.). Созданием и разработкой геополитической концепции отечественной истории всецело занимался один из руководителей евразийского движения (фактический его лидер) П.Н. Савицкий (18951968), профессиональный географ, кандидат экономических наук (ученик П.Б. Струве). Именно он дал упомянутому движению название, образовав его от географического понятия «Евразия», вложив в него иное, чем А. Гумбольдт (автор данного термина) содержание: Евразия как «Срединный материк» в Старом Свете, «синтез Европы и Азии», как «особый исторический и географический мир, простирающийся от границ Польши до Великой китайской стены». Разумеется, у П.Н. Савицкого были последователи, например, А.П. Антипов и К.А. Чхеидзе. Но они не внесли значительного вклада в развитие геополитической концепции евразийства, а лишь использовали в своих трудах разработки Савицкого. Г.В. Вернадский применял геополитическую методологию и периодизацию, разработанную П.Н. Савицким к концепции истории, при этом имел ряд существенных расхождений с теорией последнего.

Определитьстепень эффективности и научной адекватности интеграции методологического аппарата геополитики евразийцев в историческую науку возможно лишь через рассмотрение методологического аппарата евразийской концепции, выявление основных категорий.

Евразийское «новое осмысление исторического процесса» было выражено в «самобытном научном» геософском подходе, с помощью которого предполагалось выявление и обоснование «географических и историософских «параллелизмов». Данные «параллелизмы» в концепции Савицкого определялись «синтетической» категорией «месторазвитие» «понятием, обнимающим одновременно и социально-историческую среду, и занятую ею территорию». В качестве примера таких «параллелизмов», евразийцы приводили следующий: «Россия особый географический мир и Россия как особый исторический мир». В их представлении, РоссияЕвразия территориальное воплощение русской самобытности, а геософия должна была подтвердить уникальную идею исторической судьбы, присущей ее территории. Таким образом, геософия, как «синтезная» наука приводила в соответствие выводы различных наук, прежде всего, истории и географии. Подчеркивая, направленность своих исторических исканий применительно к России-Евразии, евразийцы сузили развивали свое «синтезное» учение в русле «научного россиеведения» или геософии территории России-Евразии. Именно в предметных очертаниях россиеведения предполагалось разработать «синтетическую формулу пространства русского мира», которое совпадало с границами России-Евразии, т.е. границами Российской империи конца ХIХ в. Отсюда, сообразно геософскому или геополитическому подходу Савицкого история России как история государства-процесса должна быть расширена до границ истории всего месторазвития России-Евразии. Таким образом, евразийцы перечеркивали традиционную (российскую) историографию как ущербную, половинчатую, которая игнорируя Восток, зауральское геополитическое пространство, «ввиду невнимания к геополитической стороне русской истории», занималась исключительно историей запада Евразии, т.е. историей Европейской России. В этом отношении показательна критическая статья П.Н. Савицкого «Проблемы русской истории», опубликованная в «Славише рундшау» (Прага, 1933) по поводу первых томов «Истории России» под редакцией А. Милионкова. Авторский коллектив данного издания был представлен выдающимися историками Русского Зарубежья: П.Н. Милюковым, В.А. Мякотиным, Л. Нидерле и т.д. Упрекая авторов в игнорировании истории Сибири, гуннской проблемы, Савицкий назвал их представителями «антивосточной тенденции» в отечественной историографии. Особое негодование евразийского геополитика вызвало «отсутствие упоминаний имен татарских ханов»

Согласно евразийскому геополитическому подходу, история Евразии материализуется в почве, месторазвитии. Отсюда специфическое географическое положение Евразии является ключом к пониманию русского исторического процесса, разворачивающегося на его просторах. В концепции Савицкого, история Евразии не всегда совпадала с историей России ни по географическому, ни по временному признаку. Эти положения впоследствии развил в «Начертаниях русской истории» (1927) Г.В. Вернадский. Совпадение истории государства с историей месторазвития Савицкий обосновывал принадлежностью первого к исторической миссии последнего. Географическая целостность данного месторазвития (флагоподобное расположение почвенно-ботанических и климатических зон, широтное простирание горных хребтов и т.д.), срединное положение между Западом и Востоком, в представлении Савицкого, предопределили «тенденцию к культурной и политической унификации» в рамках России-Евразии двух ландшафтно-исторических «формаций» в совокупности их природного и исторически-культурного значения «леса» и «степи», как внутриевразийских азиатского и европейского начал. Поэтому историческая миссия России-Евразии определялась ее географическими свойствами «черты грандиозности русской истории соответствуют чертам русской природы»). На основе смены различных форм взаимоотношений между элементами данных противоборствующих «формаций» и самими «формациями» Савицкий трактовал историю России-Евразии как единую «картину-систему».

Географически «лес» и «степь» имеют определенную границу (почвенно-зональную), по которой, в представлении С. проходит «ось мировой истории». «Ось» подвижна в пространственно-временном отношении: в пределах железного века она пролегала между Скифской и Гуннской державами, затем устремилась в Монгольскую империю, а переместилась на Среднерусскую возвышенность, и центром евразийской истории стала Москва. История России-Евразии с точки зрения геополитического подхода Савицкого начинается не с Киевской Руси, которая «возникла на западной окраине Евразии» и не имела «общеевразийского значения», а с «Монгольского завоевания, которое втянуло Русь в общий ход евразийских событий». Отсюда делался вывод, что «татарское иго горнило, в котором ковалось русское духовное своеобразие»

Представление об истории России-Евразии как о борьбе «леса» и «степи

Похожие работы

1 2 3 4 > >>