Генрих VIII

Генрих VIII (1509 1547) принадлежит к числу монархов, мнения о которых как при их жизни, так и в последующие

Генрих VIII

Информация

История

Другие материалы по предмету

История

Сдать работу со 100% гаранией

 

 

План.

 

 

 

I. Введение.

2II. Основная часть.

  1. Секретная служба и борьба с неугодными.
  2. Начало Реформации.
  3. Расправа над Томасом Мором.
  4. Анна Болейн следует на эшафот.
4

6

8

10III. Заключение.

12IV. Библиография.13

Введение.

Генрих VIII (1509 1547) принадлежит к числу монархов, мнения о которых как при их жизни, так и в последующие века резко расходились. Этому есть причины: при Генрихе VIII произошла Реформация в Англии, и изображение его то как святого, то как дьявола или по крайней мере преступного многоженца и кровавого тирана зависело обычно от того, кто его характеризовал протестант или католик. В книге Е. Б. Черняка “Тайны Англии”, в главе, посвященной Генриху VIII, которую автор озаглавил “Генрих VIII кровавое пятно в истории Англии”, дается довольно полный историографический обзор преимуществеенно английской историографии по нашей теме. Так, Черняк Е. Б. пишет о том, что даже далекий от католических симпатий Диккенс именовал Генриха VIII “самым непереносимым мерзавцем, позором для человеческой природы, кровавым и сальным пятном в истории Англии”. А реакционные историки типа Д. Фроуда (в книге “История Англии”) превозносили Генриха как народного героя. Видный исследователь А Ф Поллард в монографии “Генрих VIII” утверждал, будто Генрих никогда не имел “страсти к излишним убийствам”, не давая себе, впрочем, труда уточнить, что следует здесь считать”излишеством”. Мнение Полларда сильно повлияло на новейшую западную историографию. Даже полемизирующий с апологетической оценкой Генриха VIII известный историк Д. Р. Элтон уверял: “Он не был великим государственным деятелем на троне, каким еге считал Поллард, но он был и больше, чем кровавый, похотливый, капризный тиран народной мифологии”. “Слишком много историков рисовало Генриха воплощением добра и зла”, вторит Элтону другой новейший биограф Генриха VIII, Д. Боул, и добавляет, что пришло время для более хладнокровной оценки этого английского монаха. О том же пишет Д. Скерисбрик в своей книге “Генрих VIII”.

Что же способствовало превращению Генриха VIII, которого в его молодые годы Эразм Роттердамский, Томас Мор и другие выдающиеся мыслители эпохи принимали за долгожданного короля гуманистов, в трусливого и жестокого деспота? Автор новейшей книги на эту тему “Становление Генриха VIII” Мария Луиза Брюс пытается найти ответ в семейных условиях и особенностях воспитания Генриха, подыскивает малоубедительные фрейдистские объяснения...

Споры давно уже вызывала каждая составная характера короля: умен он или глуп, талантлив или бездарен, искренен или лицемерен. Его новейший биограф Г. А. Келли в работе “Матримониальные судебные процессы Генриха VIII” приходит в выводу, что король был “наполовину лицемером, а наполовину совестливым человеком”. (Неясно только, какая из этих “половин” монарха больше выходила боком его подданным.) Некоторые историки, отказывая Генриху во всех хороших качествах, признавали за ним по крайней мере одно: физическую слабость и твордость в достижении поставленной цели.

Добавим следующее. Френсис Бэкон в качестве основного достоинства короля называет его необыкновенную физическую силу и красоту. Советские историки Осиновский И. Н., Штокман В. В. и Сапрыкин Ю. М., которые занимались вопросами истории Англии, единодушны во мнении относительно оценки личности Генриха VIII как жестокого, кровожадного монарха с сомнительными моральными устоями.

В нашей работе мы попытались проследить, как перепитии личной судьбы отражались на политике ГенрихаVIII и, соответственно, на судьбе Англии или, наоборот, объективные потребности страны влияли на судьбу Генриха.

 

Секретная служба и борьба с неугодными.

Секретная служба, созданная основателем династии Тюдоров, пришла в упадок в начале правления его сына. Для Генриха VIII, крепко сидевшего на престоле, услуги разведки первончально показались не очень нужными. Исчезли реальные претенденты на престол, борьба с которыми была главным занятием тайных агентов Генриха VII. Однако растущая международная роль Англии побудила кардинала Уолси фактического главу правительства в первые десятилетия царствования Генриха VIII использовать секретную службу для достижения внешнеполитических целей. Канцлер кардинал старался хранить нейтралитет Англии.

В ходе этой борьбы господствующая партия широко использовала против своих противников секретную службу английской короны. А те в свою очередь создавали собственную разведку, не раз сложно переплетавшуюся через агентов-двойников с “официальной” секретной службой.

Как правило, поражение в тайной войне приводило руководителей побежденной стороны на плаху. Правда, этому предшествовала формальность судебного процесса по обвинению в государственной измене. Но судьи обычно тайный совет, т.е. группа лордов, принадлежавших к стану победителей (или перебежавших в него), лишь оформляли результаты тайной войны. Присяжные, участвовавшие в менее значительных процессах, фактически назначались шерифами верными слугами короны. Редко тайная война с таким постоянством сочеталась с судебными процессами об измене. Дело в том, что они были очень во вкусе Генриха VIII. Его каприз нередко решал долгую скрытую борьбу, которую вели соперничавшие группировки. Путь к цели шел через завоевание или сохранение его благосклонности, неудача обычно стоила головы. Понятие измены было очень широким.

Подобных судебных разбирательств в правление Генриха VIII было великое множество. Одним из первых самых громких дел было дело канцлера кардинала Уолси.

В 1525 году испанцы-мушкетеры расстреляли при Павии французских рыцарей (король Франциск попал в плен). Кардинал Уолси предложил заключить союз с Францией, чтобы вместе остановить натиск Испании (ее король Карл I был одновременно германским императором). Но английская знать и народ не поддержали его, и в 1529 году Генрих VIII дал отставку кардиналу и арестовал его, обвинив в измене.

Это была ирония судьбы. Ведь кто, как не канцлер кардинал Уолси пестовал свое детище, Звездную палату, которая именно в его руках превратилась в грозный суд короля по делам политической измены, каравший противников королевского абсолютизма. Здесь не обошлось без вмешательства человека, который в тот период имел большое влияние на короля. Это не кто иной как сама королева английская Екатерина Арагонская, дочь Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Но пройдет еще совсем немного времени и король повернет всю государственную машину против самой королевы.

 

Начало Реформации.

Как известно, формальным предлогом для начала Реформации послужили семейные дела “защитника веры” титул, которые имел Генрих VIII в качестве верного сына католической церкви, лично занявшегося опровержением ереси Лютера. Все изменилось после того, как римский папа отказался узаконить развод Генриха, увлекшегося придворной дамой Анной Болейн, с его первой женой Екатериной Арагонской. Неожиданная принципиальность папы Климента VIII и его преемника Павла III определялась весьма вескими мотивами: Екатерина была сестрой испанского короля и германского императора Карла V, во владения которого входила и большая часть Италии.

Даже самые рьяные защитники сохранения связи Англии с папством признавали опасность того, что Ватикан будет действовать как орудие Испании. Однако Реформация имела изначально более глубокие социально-экономические, политические и идеологические причины. Они определялись возникновением и развитием новых, капиталистических отношений, утверждение которых происходило в борьбе против феодального строя. Безусловно, большую роль в происхождении Реформации и борьбе между протестантскими и католическими государствами играли и династические мотивы, но не выдерживают критики попытки некоторых западных ученых выдать эти мотивы за основную причину разрыва с Римом, к чему прибегают буржуазные историки, тщетно пытаясь опровергнуть материалистическое понимание истории. Развод короля стал лишь поводом для давно назревавшего конфликта с главой католической церкви. Когда Генрих VIII сам развелся с Екатериной Арагонской, а в 1534 году умер Климент VIII, отказывавшийся утвердить развод, король резко отверг предложения договориться с Римом. Генрих заявил, что он не будет уважать папу больше, чем любого самого последнего священника в Англии. Разрыв был ускорен Анной Болейн, особо заинтересованной в нем и сумевшей использовать для этого своих сторонников и свою секретную службу.

Анна, проведшая юные годы при французском дворе и основательно ознакомившаяся там с искусством придворных интриг, начала упорную борьбу против кардинала Уолси. Королевская фаворитка подозревала, и не без основания, что кардинал, внешне не возражая против развода Генриха с Екатериной, на деле вел двойную игру. Фактически Анна сумела создать свою собственную разведывательную сеть, руководителями которой стали ее дядя, Герцог Норфолк, председатель тайного совета, и другие лица, в том числе английский посол в Риме Фрэнсис Брайан. Посол, являвшийся кузеном Анны, сумел добыть письмо Уолси, в котором тот умолял папу не удовлетворять просьбу Генриха. После этого король не пожелал слушать оправдания кардинала. В ответ он лишь вытащил какую-то бумагу и издевательски спросил: “Э, милорд! Не написано ли это вашей собственной рукой?”

В 1531 году Генрих VIII объявил себя верховным главой церкви в своих владениях. Для расторжения брака короля с Екатериной Арагонской теперь уже не требовалось разрешения папы. В 1533 году король отпраздновал свадьбу с Анной Болейн; имя Екатерины Арагонской после этого стало знаменем всех противников Реформации.

 

Расправа над Томасом Мором.

В числе противников Рефор

Похожие работы

1 2 >