Генетическая и психофизическая детерминация квантово-полевого уровня биоэнергетики организма спортсменов

Эта закономерность, как свидетельствуют результаты статистического анализа, выявляется в течение всего периода исследований, то есть годичного цикла учебно-тренировочной деятельности, что

Генетическая и психофизическая детерминация квантово-полевого уровня биоэнергетики организма спортсменов

Информация

Медицина, физкультура, здравоохранение

Другие материалы по предмету

Медицина, физкультура, здравоохранение

Сдать работу со 100% гаранией
потенциала личности ("POMS"), а также эффективности исполнения спортивных навыков, связанных с тренировкой на выносливость.

Прежде всего следует отметить, что группы спортсменов-легкоатлетов, имеющих различные генотипы АПФ, достоверно (p < 0,05) отличаются по значениям интегральных параметров ВЭЭП (рис. 2). Сопоставление диаграмм ВЭЭП, полученных на спортсменах с генотипами II, ID и DD, свидетельствует, что большинство испытуемых с генотипом DD имеют выраженные явления энергодефицита, что говорит об относительно сниженном уровне психофизической готовности спортсменов этой группы [10].

Анализ базовых параметров БЭО-грамм по группам спортсменов, обладающих генотипами II, ID и DD, представлен в табл.1. Как видно из таблицы, достоверные различия обнаруживаются по трем из шести базовых параметров БЭО-грамм: коэффициент формы, длина разрывов и фрактальность.

Результаты корреляционного и факторного анализов, проведенных по 26 параметрам, включая результаты экспертных оценок эффективности выполнения спортивных навыков, демонстрируют статистически значимую зависимость большинства параметров от генотипа спортсменов по АПФ. Так, по данным корреляционного анализа, показатель генотипов обнаруживает достоверную связь с результативностью бега на средние и длинные дистанции (r = 0,481), показателем психической силы (фактор V теста "POMS" , r = 0,479) и параметрами БЭОграмм: коэффициентом формы (r = 0,492); площадью (r = 0,632); длиной разрывов (r = 0,610); энтропией (r = 0,592), фрактальностью (r = 0,690) и в том числе с интегральными показателями. Факторный анализ (табл. 2) выявляет прямую достоверную функциональную связь между генотипом АПФ (VAR 10), интегрированными параметрами ВЭЭП LS integr., RS integr. и XS integr., зарегистрированными в трех сериях исследований в течение годичного цикла: VAR13, l4, 15; VAR17, 18, 19; VAR21, 22, 23, а также результативностью бега на средние дистанции (800 и 1500 м) - VAR1, являющегося тестом на общую выносливость.

Одновременно следует отметить, что в структуре первого фактора присутствуют еще три компонента с высокими факторными значениями (оценка спринта, прыжка в высоту и барьерного бега), однако они отличаются отрицательными значениями, что свидетельствует об их инверсной связи с генотипами АПФ и параметрами ВЭЭП (см. VAR4 - VAR6).

Таким образом, изложенные выше данные дают достаточно веские основания утверждать, что квантово-полевой уровень биоэнергетики организма так же, как и субстратный уровень, который составляют биохимические аэробные и анаэробные процессы обеспечения мышечной деятельности, подвержен генетической детерминации.

Таблица 2. Результаты многопараметрического факторного анализа

Параметры Номер фактора 1 2 3 VAR-1 Бег 0,49 0,09 -0,38 VAR-2 Ядро -0,27 0,26 0,12 VAR-3 Прыжки в длину -0,05 0,33 0,42 VAR-4 Спринт -0,40 0,52 -0,18 VAR-5 Прыжки в высоту -0,53 0,01 -0,27 VAR-6 Барьер -0,66 0,20 -0,21 VAR-7 Тройной прыжок 0,01 0,70 -0,02 VAR-8 Граната -0,35 0,38 -0,22 VAR-9 Риск -0,82 -0,24 -0,32 VAR-10 АПФ 0,72 0,26 -0,19 VAR-11 Психотип -0,28 -0,04 0,02 VAR-12 Нейротизм 0,16 0,28 0,50 VAR-13 LS integr. 0,83 0,30 0,25 VAR-14 RS integr. I 0,76 0,27 0,27 VAR-15 XS integr. 0,82 0,30 0,26 VAR-16 LS/RS -0,34 -0,43 -0,35 VAR-17 LS integr. 0,63 -0,46 0,01 VAR-18 RS integr. II 0,60 -0,24 0,05 VAR-19 XS integr. 0,68 -0,39 0,03 VAR-20 LS/RS 0,44 -0,51 0,07 VAR-21 LS integr. 0,49 -0,34 -0,62 VAR-22 RS integr. Ill 0,55 -0,02 -0,57 VAR-23 XS integr. 0,58 -0,19 -0,66 VAR-24 LS/RS 0,16 -0,62 -0,10 VAR-25 V-POMS -0,22 -0,58 0,42 VAR-26 ПЭН 0,05 -0,66 0,51 Факторные веса 0,27 0,14 0,11

Рис. 1. Корреляционный граф, характеризующий взаимосвязи между интегративными параметрами энергоэмиссионных процессов (LS integr., DLS integr., RS integr., DRS integr.) и параметрами, верифицирую щими психофизический потенциал спортсменов и успешность соревновательной деятельности (УСД).

МПК - максимальное потребление кислорода; КП - кислородный пульс; ВУ - время удержания максимальной физической нагрузки; ЖЕЛ - жизненная емкость легких; Р - рост; В - вес; ПЭН - коэффициент психоэнергетики; T, D, A, V - факторы теста "POMS" (см. текст).

Приведены только статистически достоверные связи (Р< 0,05)

Рис. 2. Зависимость между генотипами ангиотензин превращающего фермента и интегральными значениями вызванных энергоэмиссионных процессов.

II; ID и DD - генотипы АПФ, по ординате - энергетические уровни ВЭЭП по LS integr. Позиции испытуемых обозначены точками, n = 21. Зона нормальной биоэнергетики (от +0,3 до -0,6) обозначена пунктирными линиями

Эта закономерность, как свидетельствуют результаты статистического анализа, выявляется в течение всего периода исследований, то есть годичного цикла учебно-тренировочной деятельности, что подтверждает относительную устойчивость генотипического влияния. Однако речь в данном случае идет именно об относительной устойчивости, так как из данных корреляционного и факторного анализов очевидно, что степень влияния генетического фактора на показатели биоэнергетики квантово-полевого уровня прогрессивно снижается в течение годичного цикла учебно-тренировочной деятельности, оставаясь при этом, однако, статистически достоверной. Так, факторные значения параметров БЭОграмм LS integr., RS integr. и XS integr. в годичном цикле снижаются с 0,833; 0,768 и 0,823 соответственно до 0,491; 0,550 и 0,580 (см. табл.2). С функциональной точки зрения эти изменения правомерно интерпретировать как влияние на результативность спортивной деятельности так называемого "средового" фактора, которым в данном случае является учебно-тренировочный процесс, формирующий функциональные психофизические резервы спортсменов в процессе долгосрочной адаптации к физическим нагрузкам.

Указанная интерпретация в значительной мере подтверждается зависимостью интегральных параметров ВЭЭП от показателей, характеризующих психоэнергетический потенциал спортсменов. К ним относятся: показатель психической активности теста "poms" (var 25) и коэффициент психоэнергетики (var26), влияние которых прогрессивно возрастает в ходе учебно-тренировочного процесса. Обращает на себя внимание повышение тесноты связи указанных параметров с уровнем билатеральной асимметрии ВЭЭП (var16, 20, 24 - см. фактор 2) в годичном цикле учебно-тренировочного процесса и их высокодостоверная связь (р < 0,001) с параметрами ВЭЭП в конце учебного года (VAR21, 22, 23 - см. фактор 3).

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что выявленные в настоящем исследовании зависимости между генотипической характеристикой личности по АПФ, параметрами ВЭЭП, а также ростом психофизического потенциала спортсменов в ходе тренировочной деятельности вполне объяснимы, если учесть специфику генотипов АПФ, которые определяют функциональные ресурсы как кардиореспираторной системы организма [11, 13, 16], так и центральной нервной системы [8, 15].

Выводы

1. Обнаружено явление генетической детерминации параметров ВЭЭП, соотносимых с квантово-полевым уровнем биоэнергетики организма человека.

2. Интегративные параметры и типы БЭО-грамм ВЭЭП обнаруживают зависимость от факторов различной степени "жесткости", включая как генетический фактор, так и "средовые" влияния, в качестве которых выступает, в частности, влияние учебно-тренировочного процесса на психофизический потенциал спортсменов.

3. Выявленные функциональные зависимости между параметрами ВЭЭП, генотипическими характеристиками спортсменов и результативностью выполнения ими спортивных навыков, связанных с качеством выносливости, дают основания предположить диагностическую значимость параметров квантово-полевого уровня биоэнергетики для прогноза функциональных резервов организма и адаптации к экстремальным условиям деятельности.

Авторы статьи благодарят Машьянову Т.О., Муромцева Д.И., Бабицкого М.А. и Кунчину Г.Ю. за участие в обработке материалов исследований и подготовке их к печати.

Список литературы

1. Бундзен П.В. Современные тенденции в развитии технологий психической подготовки спортсменов / Ежегодный научный вестник "Проблемы спортивной науки и физкультурного образования". СПб., 2000, с. 40-44.

2. Бундзен П.В., Коротков К.Г. Определение качества здоровья на базе ГРВ-параметров / Материалы Международного конгресса по биоэлектрографии. СПб., 2000, с. 18-20.

3. Карпман В.Л., Белоцерковский З.Б., Гудков И.А. Тестирование в спортивной медицине. - М.: ФиС, 1988. - 207 с.

4. Коротков К.Г. Основы ГРВ биоэлектрографии. - СПб.: СПбГИТМО, 2000. - 350 с.

5. Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М., 1999. - 445 с.

6. Рогозкин В.А., Назаров И.Б., Казаков В.И. Генетические маркеры физической работоспособности человека // Теория и практика физической культуры. 2000, № 12, c. 34-36.

7. Сологуб Е.Б., Таймазов В.А. Спортивная генетика. СПб., 2000. - 213 с.

8. Arinami T., Li L., Mitsushio H. Et al. An insertion/deletion polymorphism in the angiotensin converting enzyme g associated with both brain substance P contents and affective disorders // Biol. Psychiatry. - 1996. - Vol. 40 (11). - P. 1122-1127.

9. Bouchard C., Dionne F.T., Simonean J. et al. Genetics of aerobic and anaerobic performance / In: Exercise and Sport Sciences Reviews, edited by J.O.Hollszy. - Baltimore, 1992. - P. 27-58.

10. Bundzen P., Korotkov K., Massanova F. et al. Diagnostics of Skilled Athletes PsychoPhysical Fitness by the Method of Gaz Discharge Visualisation Proceedings 5th Annual Congress of the European College of Sport Science. - Jyvдskylд, Finland, 2000. - P. 186.

11. Danser A., Schalekamp M., Bax W. et al. Angiotensin-converting enzyme in the human heart: Effect of the deletion/insertion polymorphism // Circulation. - 1995. - Vol. 92. - P. 1387-1388.

Похожие работы

< 1 2 3 >