Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года

Почти всех исследователей генплана 1935 года поражает настойчивость в его осуществлении: В июне 1931 года пленум ЦК ВКП(б) обязал московские организации

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года

Дипломная работа

Строительство

Другие дипломы по предмету

Строительство

Сдать работу со 100% гаранией

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года

 

  1. Обзор главных направлений генерального плана

 

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 года был одним из самых грандиозных градостроительных проектов ХХ века, сравнимым по своей масштабности с известным османовским планом развития Парижа. В отличие от последнего он был принят на государственном уровне. Генплан 1935 года был осуществлен почти по всем своим основным пунктам и почти в намеченные сроки. Архитектурная история Москвы разделилась на периоды до генплана 1935 года и после него. В результате выполнения генплана 1935 года два идейно несводимых воедино образа столицы(образ старой, дореволюционной Москвы и образ новой, социалистической) обрели свои четкие физические очертания, которые вошли в контекст современной российской культуры.

Обзор главных направлений генерального плана реконструкции Москвы 1935 года, а также наиболее интересных проектов плана мы начнем с обращения к истории его зарождения и создания.

До генплана 1935 года были известны два плана реконструкции Москвы (одинбыл создан под руководством А.Щусева в 19181923 годах, второй под руководством С.Шестакова в 19211925 годах), которые в целом можно рассматривать как попытку ухода от давления радиально-кольцевой планировки города путем создания районов-спутников и дорог-дублеров. Планировочные расчеты делалис учетом будущего роста Москвы в несколько раз и с упором на улучшение жизни горожан: комфортное жилье, соединение с природой, создание удобной транспортной сети. Для обоих планов характерна тенденция к сохранению в неприкосновенности исторической части города и застройке новых территорий. В свете этой концепции новые постройки, требовавшие огромных средств для своего строительства, выступали, прежде всего, в роли обрамления главного по значению старого города. Указанные планы были подвергнуты жесткой партийной и государственной критике, так как освоение новых территорий было дорогостоящим и, кроме того, с точки зрения идеологии, сохранение исторического облика города могло привести к возвеличиванию дореволюционной Москвы.

В начале 30-х годов начались интенсивные работы по созданию генерального плана развития Москвы, отвечающего задачам и интересам советской власти.

Первая задача заключалась в том, чтобы разрушить сложившийся в умах и сердцах людей старый образ Москвы и построить новый столицы принципиально отличного в идеологическом, политическом и экономическом смыслах государства Советского Союза. Нужно, чтобы «архитектурное оформление столицы полностью отражало величие и красоту социалистической эпохи» (здесь и далее закавыченные выражения являются положениями Постановления СНКСССР и ЦК ВКП(б) от 10 июля 1935 года «О генеральном плане реконструкции г.Москвы»), а ее образ вызывал восхищение всего мира.

Вторая задача ответить на вызовы времени, связанные с:

  1. острой нуждой в городском жилье, административно-производственных помещениях, общественно-государственных зданиях, обусловленной, по большому счету, переводом столицы из Петрограда в Москву;
  2. осуществлением плана монументальной пропаганды, когда после публикации в 1918 году декрета СНК «План монументальной пропаганды», в Москве, как и по всей России, было снесено много памятников. Новых, большинство из которых были временные, было поставлено недостаточно, поэтому образовались идеологические и архитектурно-градостроительные «пустоты»;
  3. появлением новых видов транспорта: в 1924 году в Москве появился первый автобус, а в 1933 первый троллейбус;
  4. обрушением коммунального хозяйства города;
  5. потребностью в клубах и других помещениях,возникшихв СССР в 2030-хгодахпрофсоюзов, отчислявших целенаправленно 10% профсборов на общественные постройки;
  6. необходимостью довести до победного конца борьбу сбеспризорностью, нищетой,криминалом как следствиями закончившейся гражданской войны.

В июле 1935 года было опубликовано постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) о генеральном плане реконструкции Москвы.

Поэтому плану в Москве сохранялась радиально-кольцевая планировка.

Одновременно, в течении десяти лет в столице должны быть:

  1. созданы три магистрали-диаметра (сквозные, пересекающие весь город широкие улицы);
  2. включены в транспортную артерию города набережные Москва-реки, Яузы и Водоотводного канала;
  3. проведены работы по насаждению зеленых массивов и созданию парков;
  4. закончены проектирование и строительство Дворца Cоветов;
  5. завершены строительство и оформление разветвленной сети метрополитена.

Таковы были основные положения принятого генплана 1935 года. Большинство значимых архитектурно-градостроительных объектов нынешней Москвы это реалии пунктов этого плана. Современные проблемы столицы от транспортных до экологических есть, в определенной степени, его прямое наследие. Понимание и решение насущных городских вопросов, как и проектирование будущей Москвы невозможно без обращения к анализу генерального плана 1935 года, в чем и заключается актуальность его изучения.

В генплане реконструкции Москвы 1935 года главный акцент делается на изменении образа города Москвы в глазах «трудящихся всего мира» и остального населения. Иначе говоря, довлеющее значение имеет идеологическая концепция модернизации и застройки города, подчиняющая себе все остальное. Согласно генплану, город должен стать столицей (витриной) социалистического государства, а в контексте мировой революции всемирной столицей социализма, «образцом для всех столиц мира», как назвал позднее Москву И.В.Сталин. Разумеется, это не могло быть достигнуто без качественных изменений в инфраструктуре города, в которых тогда объективно нуждалась Москва, именно поэтому техническая сторона генплана вызывала одобрение и симпатию населения. Однако при этом (и что тоже соответствовало генплану 1935 года) новая застройка Москвы осуществлялась, по большей части, за счет уничтожения старого облика города и его символики.

По мнению власти, новая Москва как столица не просто представляет страну в целом, она отождествляется с нею. Чем как не своей мощью, ростом промышленного производства могла поразить весь мир страна Советов? Следовательно, Москва, как символ нового государства, должна была стать крупным промышленным городом. Развивающиеся производство и производственное строительство вот непременное условие и одно из главных направлений генплана.«Рост индустриального могущества столицы, как в зеркале, отражает индустриальное могущество всего СССР. Из города по преимуществу «ситцевой», по технике и оборудованию преимущественно полукустарной промышленности Москва стала крупнейшим центром машиностроения, станкостроения и электротехники, центром тяжелой индустрии и высоко технически оснащенной текстильной промышленности» (И.Романовский. Новая Москва. Площади и магистрали. М., Московский рабочий, 1938, стр. 13).

В генплане явственно видна тенденция к тесному «пространственному союзу» промышленного и жилищного строительства, если принять во внимание его установки на стирание окраин и развитие типовой застройки. Можно указать и на отсутствие достаточно проработанного санитарно-гигиенического, то есть социального аспекта планировки. Вплотную к заводам и производствам, без должного учета их возможного расширения и изменения технологии, выстраиваются жилые кварталы, наполненные одинаковыми домами.

В качестве ведущих эстетических принципов застройки выступают масштабность и монументальность, симметрия. В угоду пристрастию к крупным архитектурным формам изгоняется все мелкое, изогнутое, уютное. Везде должны доминировать «здания-монументы», которые «полным голосом будут говорить об архитектурном богатстве, о бьющей через край полнокровной жизни социалистической столицы» (Москва. Рабочая Москва, 1935, стр. 108). Приветствуется все крупное, массивное, ровное, касается ли это парков (маленькие газоны и скверы приносятся в жертву масштабным аллеям и паркам), улиц, сооружений (особенно фасадных). Стремление к продуманной красивости архитектурных форм выглядит как принуждение к тотальной гармонии.

Нельзя не заметить и насаждаемой ансамблевости и иерархичности как между ансамблями, так и внутри ансамбля. «Отдельное жилое здание рассматривается как органическая часть городского ансамбля, его архитектурный облик подчиняется общему градостроительному замыслу» (Новые жилые дома Москвы // «Советское искусство», 25.04.1950). В генплане присутствует четкое (даже указательное) выделение пунктов, «требующих наиболее выразительного и парадного оформления» и, соответственно, других, не «требующих наиболее выразительного и парадного оформления».

Весь проект генплана подается под лозунгом «заботы о человеке»: «Все, что делается в Москве во исполнение великого сталинского плана реконструкции, проникнуто одной основной мыслью: заботой о человеке» (П.Лопатин. Хозяйство великого города. М., Московский рабочий, 1938, стр. 126). Однако, указывая на масштабные сносы, предстоящие по плану, и тщательно расписывая их, авторы в самых общих чертах говорят об обеспечении населения жильем, не оговаривая права и возможности жителей сносимых зданий. Такая же картина складывается и в вопросе о зеленых насаждениях. Их повсеместно планируемое уничтожение (в центре, на Бульварном кольце, на Садовом кольце и в других местах) оправдывается строительством масштабных парков, гигантских газонов и скверов. Мелкие газончики и деревья вокруг домов, как не отвечающие

Похожие работы

1 2 3 4 5 > >>