Iners otium

Информация - История

Другие материалы по предмету История

Скачать Бесплатно!
Для того чтобы скачать эту работу.
1. Пожалуйста введите слова с картинки:

2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



ственно, но уже во времена Тацита его смысл был не вполне понятен, и, приводя аргументы сторонников нероний, писатель не особенно категоричен в их осуждении. Явно путаясь в оценках, он констатирует, что эти "игры прошли без явного ущерба для благонравия" и даже греческая одежда, в которую в те дни многие облачились, по прошествии игр вышла из употребления (XIV,21).

Официальная идеология нового режима эволюционировала, показав изнанку пропагандистской фразеологии Августа, провозгласившего наступление "золотого века". Появился император, который не пожелал довольствоваться домотканой одеждой. Нерон решил осуществить "золотой век" для себя и своих фаворитов, без стеснения распоряжаясь в личных целях ресурсами империи (XV,42). Это поставило "досуг" в центр идеологической борьбы.

Тацит видит в отношении к деятельности и досугу важнейший критерий для оценки социальной позиции человека. Приведем несколько характерных примеров. Тацита удивляет участие в известном заговоре Пизона Сцевина и Квинциана. О первом из них сообщается, что у него "от распутства ослабел разум, и он прозябал в бездеятельности и сонливом существовании" (XV,49). Эта характеристика соответствует по существу "бездеятельному досугу" (iners или segne otium) у авторов конца республики и начала империи (Sall. В. J. IV,3; Sen. Ben., IV,13,1; VII,2,2; Ep. LXXI,15; LXXVII,15; LXXVIII,26; LXXXI,2; Tac. Ann., XII,49,1; Suet. D. Claud., 5).

Тацит ищет компромисса между излишней дерзостью и безобразной угодливостью (Ann., IV,20) и требует общественной активности. Так, историк не одобряет полководца Петрония Турпилиана, пребывавшего "в ленивом бездействии, которому присвоил наименование мира" (XIV,39). Тацит с явным неодобрением отзывается о "бездеятельной благонамеренности" префекта претория Фения Руфа (XIV,51), презрительно говорит о "вялости" императора Клавдия (XI,19), проконсула Азии Юния Силана (XIII,1) и др. Впрочем, замечает Тацит, "не отличался ни строгостью нравов, ни воздержанностью в наслаждениях" и сам Гней Пизон, однако это нравилось большинству, которое "не желает подчиняться суровой верховной власти" (XV,49). Не случайно в Риме циркулировал слух, что среди заговорщиков были люди, которые планировали после умерщвления Нерона убить и Пизона, вручив бразды правления Сенеке (XV,65).

Каким предстает на этом фоне образ Тразеи Пета? Насколько справедливы были предъявленные к нему претензии? Среди множества обвинений можно выделить два совершенно не согласующихся между собой варианта. Первый принадлежал самому принцепсу, который, не называя имен, обвинял сенаторов, "достигших в свое время консульства и жреческих должностей" (что было справедливо и для Тразеи), в уклонении от обязанностей в отношении государства, т.е. в iners otium (XVI,27). Вторая группа обвинений, продолжавшая якобы мысль Нерона, в сущности совершенно ей противоречила. Коссуциан Капитон и Эприй Марцелл обвиняли Тразею во враждебности "режиму, республиканизме и пр., приписывая ему политическую программу и продуманную линию поведения, проявлявшуюся в демонстративном удалении от государственной деятельности и молчаливом осуждении существующего строя (XVI,21,28). Отметим, что этот комплекс обвинений очень напоминает те нападки на философов, от которых считал необходимым защищаться Сенека в XIV и LXXIII письмах.

Итак, в чем же виновен Тразея?

После упоминавшегося выступления Тразеи по поводу гладиаторских игр в 58 г. мы видим его в курии во время обсуждения мероприятий в связи с убийством Агриппины (59 г.). "Обычно хранивший молчание, когда вносились льстивые предложения, или немногословно выражавший свое согласие с большинством", Тразея на сей раз не вынес зрелища соревнующейся в раболепии римской знати и покинул сенат (XIV,12). Был ли его уход демонстрацией, разрывом с правительством, переходом к otium? Нет, поскольку и после этого случая Тразея участвовал в работе сената.

Примечателен эпизод в начале 62 г., когда шел первый при Нероне процесс "об оскорблении величия". Вначале слышались лишь голоса льстецов, желавших смертным приговором претору Антистию угодить Нерону якобы для того, чтобы предоставить принцепсу случай в очередной раз проявить "милосердие". Тразея воспрепятствовал такому ходу событий. Он заявил, что "при столь выдающемся принцепсе" сенат не должен выносить сурового решения. "Свободомыслие Тразеи сломило раболепие остальных", и за ним в ходе дицессии "последовал весь сенат, кроме немногих льстецов". Несмотря на явно выраженное неудовольствие Нерона, был утвержден приговор об изгнании обвиняемого с конфискацией имущества (XIV,48-49).

Другой случай, с одобрением рассказанный Тацитом (XV,2022), с еще большей очевидностью обнаруживает политическую позицию Тразеи. В конце 62 г., выступая на суде над богатым критянином Клавдием Тимархом, он предлагает ограничить зависимость римских администраторов от провинциалов, запретив последним оценивать деятельность наместников. По замыслу Тразеи, пропреторы и проконсулы получат возможность проявлять "непреклонную строгость", "несгибаемый дух", "справедливость", "прямоту" и "твердость" добродетели, имевшие в то время явно "республиканский" характер, что вполне соответствовало просенатскому духу предлагаемой реформы. Мнение Тразеи опять встретило всеобщее сочувствие сенаторов, и в дальнейшем было принято соответствующее постановление28. Видимо, влияние Тразеи в сенате было значительным. Однако в начале 63 г., когда сенат в полном составе отправился в Анций позд

s