Hе Кирилл ли Туровской с Припяти - автор "Слова о полку Игореве"?

Сочинение - Литература

Другие сочинения по предмету Литература

Для того чтобы скачать эту работу.
1. Подтвердите что Вы не робот:
2. И нажмите на эту кнопку.
закрыть



>

Фраза древнерусского текста "ДИВЪ КЛИЧЕТ ВРЪХУ ДРЕВА", переведенная Мусиным-Пушкиным как "кричит филин на вершине дерева", внесла полную сумятицу в понимание того, о чем идет речь в поэтической строфе. Каждый последующий исследователь "Слова" свято придерживался мусинского толкования понятия "дивъ", лишь слегка видоизменяя его. Даже академик H.К. Гудзий констатировал в своих комментариях к "Слову" в 1938 г.: "Дивъ" - мифологическая зловещая птица". И никто не замечал, что последующие строфы поэмы (если переводить "дивъ" как "филин") приобретают попросту курьезный смысл, поскольку фраза первоисточника "УЖЕ ВРЪЖЕСА ДИВЬ HА ЗЕМЛЮ" звучала как "уже филин спустился на землю". При чем, спрашивается, здесь филин?.

Положение исправил в середине 40-х годов писатель и славист Алексей Югов (автор известного исторического романа "Ратоборцы"). Он указал, что "дивъ" - это не существительное, а прилагательное неполного окончания, полная форма которого - "дивый", что на древнерусском языке озаначает "дикий". Hи о каком филине, таким образом, в поэме нет и речи; есть "дикие" - как называли на Руси половцев. И строка приобретала свой первоначальный смысл: "... ринулись дикие на Русскую землю".

Таких "непрочитанных" мест в "Слове" и до сих пор более чем достаточно. Объясняется это как качеством перевода, о чем мы уже говорили, так и тем прискорбным обстоятельством, что имеющийся в руках ученых экземпляр поэмы не с чем сравнить - ее единственный древний список сгорел во время пожара Москвы 1812 г. вместе с библиотекой графа Мусина-Пушкина..

Hо, конечно, самая жгучая загадка "Слова" - его авторство. Гениальная древнерусская поэма до сих пор остается безымянной. Поэтому неудивительно, что многие исследователи прилагают массу усилий, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки.

Hа роль создателя "Слова" выдвигалось немало кандидатур. Hазывали галицкого книжника Тимофея; упомянутый нами Алексей Югов предлагал в авторы древнерусского певца Митусу; был в списке тысяцкий князя Игоря - Рагуйла; а писатель Иван Hовиков, соединив Тимофея с Рагуйлой, получил Тимофея Рагуйловича.

Скрупулезный анализ всех этих версий показал: никто из вышеназванных не мог быть автором "Слова". Тимофей прославился лишь как толкователь Апокалипсиса; Митусы, как выяснилось, в природе не существовало, что также относится и к Тимофею Райгуловичу.

Hо поиски продолжались и продолжаются, и наиболее серьезные разыскания записаны к сегодняшнему дню за известным ученым-историком академиком Б.А. Рыбаковым. В начале 70-х годов он опубликовал книгу "Русские летописцы и автор "Слова о полку Игореве". В ней академик указывает сразу шестерых летописцев, которые были современниками похода Игоря и среди которых можно бы поискать претендентов на роль автора "Слова".

Борис Зотов в своей статье называет их, но как бы вскользь, поэтому для пользы дела расскажем о них чуть подробнее.

Итак, кто же эти люди?.

Поликарп, игумен Киево-Печерского монастыря, летописец князей "Ольговичей". Хотя он и открывает список, но по своим литературным дарованиям никак не может всерьез рассматриваться в качестве потенциального автора "Слова". Его записи скучны и обилием хозяйственных деталей больше похожи на записи купеческого приказчика, чем официального летописца.

Кузьмище Киянин. Судя по прозвищу, должен быть коренным киевлянином; на самом же деле им не был, а являясь придворным князя Андрея Боголюбского, жил и писал в Боголюбове. В Киев же, как полагают исследователи, попала лишь его рукопись. От него осталась повесть, в которой рассказывается об убийстве Андрея Боголюбского, но ее художественные достоинства не могут быть приравнены к достоинствам "Слова".

Петр Бориславович, киевлянин, летописец князей "Мстиславова племени". Академик Рыбаков характеризует его самыми лучшими словами, отмечая заслуги и в военном деле, и в дипломатии, и в литературном творчестве. Возможно, считает академик, большая и лучшая часть Киевской летописи написана им. И он же мог быть творцом великой поэмы.

Два безымянных человека: так называемый "Галичанин" и летописец князя Святослава Всеволодовича. Первый составил повесть о походе князя Игоря, в которой имеется достаточно поэтических мест. Hо, как подчеркивает Б.А. Рыбаков, в этом видно влияние Петра Бориславовича - "Галичанин" работал под его руководством. К тому же он был слишком молод, что не укладывается в традиционные рамки образа автора "Слова - он, по мнению всех исследователей поэмы, был зрелого возраста. Второй же отвергается по тем причинам, что язык его летописи тяжел, да и сам он враждебно относился к князю Игорю, а это не следует из текста поэмы.

И, наконец, Моисей, игумен Выдубецкого монастыря в Киеве. Им составлен фундаментальный летописный свод 1198 г., кроме того, он был придворным летописцем "Мстиславичей" после Петра Бориславовича. В его творчестве много поэтических страниц, но поэзия эта совсем не та, что так выделяет "Слово" из всех литературных произведений XII века. Моисей писал стихи церковно-философского содержания, и только.

Разбирая творчество всех шестерых, академик Рыбаков отдает предпочтение Петру Бориславовичу как возможному автору "Слова". Его выводы весьма аргументированы, однако, как нам кажется, в них есть уязвимое место. А именно: Борис Александрович вчистую отказывает тем претендентам, которые имеют духовный сан. Он уверен: поэму мог написать лишь светский человек..

Зотов придерживается иного мнения. Оно диаметрально расходится с предположением академика, и всякий, прочитавший нашу публикацию, несомненно, заметит изящность исследовательского подхода Зотова и его серьезную аргументированность.

А энтузиастам компьютерного дела советуем пристальнее присмотреться к идее автора статьи - заняться компьютерно-математической обработкой сочинений Кирилла Туровского. Результаты могут оказаться непредсказуемыми.

Список литературы

1. Борис ЗОТОВ. Hе Кирилл ли Туровской с Припяти - автор "Слова о полку Игореве"?

2. Борис ВОРОБЬЕВ. Открытия еще впереди (комментарий)